История "Крыльев Советов"

Футбольный клуб «Крылья Советов» (Куйбышев) был сформирован весной 1942 года. Достоверно о создании куйбышевских «Крыльев» свидетельствует лишь один документ — письмо исполняющей обязанности председателя ЦК профсоюза работников авиационной промышленности Г.И. Лисицыной от 29 марта 1942 года на имя народного комиссара авиационной промышленности А. И. Шахурина. В нём содержалась просьба отправить в Москву 27 футболистов, ранее эвакуированных в Куйбышев и Молотов. Именно на этом письме 12 апреля 1942 года появилась резолюция П. В. Дементьева, заместителя наркома Шахурина: «Было бы неплохо организовать сильную футбольную команду в Куйбышеве и Молотове, а вызывать в Москву лучшую нецелесообразно». Это письмо в Государственном архиве Российской Федерации обнаружил самарский футбольный историк Владимир Внуков. Сформировать «сильную футбольную команду» в Куйбышеве из эвакуированных сюда, прежде всего, из Москвы и Воронежа футболистов, а также местных воспитанников предстояло председателю областного общества «Крылья Советов» Николаю Могучих и тренеру Александру Абрамову. До июля 1941 года Абрамов входил в тренерский штаб московских «Крыльев Советов» и первой сборной профсоюзов. В октябре 1941 года он эвакуировался в Куйбышев вместе с Государственным заводом №24 имени М.В. Фрунзе, где работал производственным диспетчером. Всего в первый год Великой Отечественной войны в город переехали более 20 заводов, входящих в наркомат авиационной промышленности СССР, из Москвы, Воронежа, Смоленска, Киева, Донецка, Днепропетровска, Харькова, Белоруссии и Прибалтики. 

3 мая 1942 года, в воскресенье, сборная предприятий авиационной промышленности города Куйбышева, созданная Могучих и Абрамовым, провела свой первый матч с местным «Локомотивом» на одноимённом стадионе. Этому матчу предшествовал оборонно-физкультурный праздник, который открыл один из старейших футболистов города, многолетний вратарь и капитан сборной Самары, директор Куйбышевского инженерно-строительного института Виктор Крузе. «Команда капитана Карелина», как тогда ошибочно были названы «Крылья Советов» (в действительности первым капитаном «Крыльев» был Николай Михеев) уступила «Локомотиву» («команде товарища Константина Иванова») со счётом 3:5. Из-за режима секретности настоящие названия команд не разглашались. А уже 10 мая 1942 года «Крылья», одержав четыре уверенных победы в традиционном весеннем блиц-турнире, становятся чемпионами города. Первый междугородний матч «Крылья» сыграли в Куйбышеве на стадионе «Локомотив» 5 июля 1942 года с московской командой ВВС, находящейся в эвакуации в Сызрани, и проиграли 3:4. В составе нашей команды отличились капитан команды Николай Михеев, Виктор Новиков, «капитанивший» в «Крыльях» в 1943-1946 гг., и Дмитрий Синяков.

В 1942 году «Крылья Советов» выиграли весенний чемпионат города, стали обладателями Кубка города и вице-чемпионами осеннего первенства. Куйбышева. 2 мая 1943 года «Крылья Советов» на стадионе «Локомотив» выиграли блиц-чемпионат города Куйбышева. В начале октября 1943 года в Куйбышеве в розыгрыше приза центрального совета общества "Крылья Советов" наша команда была второй, вслед за москвичами. Куйбышевцам удалось опередить уфимцев, горьковчан и пермяков. В середине октября 1943 года «Крылья Советов» представляли Куйбышевскую область на Поволжской спартакиаде в Горьком. Наша команда в первом матче победила команду Горького 4:1, а во второй игре уступила сталинградскому «Динамо» 2:4. Куйбышевцы выступали в следующем составе: вратари Павел Лобов и Алексей Росовский, полевые игроки Алексей Колесников, Игорь Антонов, Михаил Людковский, Борис Герасимов, Николай Михеев, Виктор Мурзин, Виктор Новиков (капитан), Степан Примак, Валентин Захаров, Игорь Горшков, Сергей Румянцев, Петр Бурмистров, Дмитрий Синяков, Иван Рожков. 

В 1945 году «Крылья» выигрывают чемпионат СССР в группе II и c 1946 года выступают в элите советского футбола. В Высшей лиге СССР "Крылья" провели 26 сезонов, в Первой лиге - 13 сезонов, во Второй лиге - 9 сезонов. С 1992 года 26 чемпионатов России самарская команда сыграла в Премьер-Лиге (Высшей лиге), 3 - в ФНЛ.

Официальные цвета клуба – бело-синие (до 2000 года), зелёно-бело-синие (с 2000 года до настоящего времени). Эмблема клуба – синий ромбик с двумя прописными буквами «КС» – появилась в 1953 году на основе знака-логотипа, разработанного в Москве в Центральном совете всесоюзного общества «Крылья Советов».

В чемпионатах СССР и России, розыгрышах Кубка СССР и России «Крылья Советов» играли в Куйбышеве/Самаре на стадионах «Буревестник» («Спартак», «Крылья Советов»), «Локомотив», «Динамо», «Металлург» и «Самара Арена».

Второй круг сезона 1953 года команда выступала под названием "Зенит". В 1970 году произошло слияние команды «Крылья Советов», вылетевшей в 1969 году из высшей лиги, и куйбышевского «Металлурга», добившегося права выступать в первой лиге.

 

Главный хранитель и научный руководитель Музея самарского футбола Сергей Лейбград


Самые выдающиеся, славные и яркие матчи "Крыльев Советов":

1. Кубок СССР. 1/2 финала. 7 сентября 1964 года. Москва, Центральный стадион им. В.И. Ленина. Ясно. 16 градусов. 42 000 зрителей.

"Динамо" (Москва) – "Крылья Советов" (Куйбышев) – 2:3 (1:1)

"Динамо": Лев Яшин, Владимир Кесарев, Виктор Аничкин, Владимир Глотов, Валерий Маслов, Эдуард Мудрик (к), Игорь Численко, Юрий Авруцкий, Юрий Вшивцев, Валерий Короленков (Николай Бобков, 57), Валерий Фадеев.

Главный тренер - Александр Семенович Пономарев.

"Крылья Советов": Александр Соколов, Евгений Майоров, Геннадий Сарычев, Юрий Капсин, Евгений Гецко, Владимир Гришин, Борис Кох, Николай Осянин, Анатолий Жуков, Альфред Федоров (к) (Юрий Ревебцов, 66), Анатолий Кикин.

Главный тренер - Виктор Иванович Карпов.

Голы: 1:0 Валерий Маслов (23), 1:1 Анатолий Кикин (42), 1:2 Анатолий Кикин (46), 1:3 Николай Осянин (49), 2:3 Эдуард Мудрик (79, пен).

 

2. Кубок УЕФА. Первый раунд. 1-й матч. 15 сентября 2005 г., Самара, стадион "Металлург". 26 000 зрителей. 

"Крылья Советов" (Самара) - "АЗ" (Алкмар, Нидерланды) - 5:3 (2:1)

Голы: Леилтон, Баба Адаму, Ковба, Гусин, Бобёр - Влар, Перес, Ван Галлен

 

Самый позорный матч (признанный общественным мнением договорным):

Чемпионат России. Премьер-лига. 12 тур. 13 июня 2009 года. Грозный. Стадион им. Билимханова. 8 000 зрителей. 

"Терек" (Грозный) - "Крылья Советов" (Самара) - 3:2 (2:0)

Голы: Панку (8), Панку (39), Бендзь (84) - Савин (47), Савин (51)

Главный тренер "Терека" - Вячеслав Викторович Грозный

Главный тренер "Крыльев Советов" - Леонид Викторович Слуцкий

 

Достижения ФК «Крылья Советов»:

Высшее достижение в чемпионатах СССР – 4 место (1951 год, гл. тренер Александр Абрамов).

Высшее достижение в чемпионатах России – 3 место (2004 год, гл. тренер Гаджи Гаджиев).

Финалист Кубка СССР 1953 года (гл. тренер Петр Бурмистров) и 1964 года (гл. тренер Виктор Карпов).

Финалист Кубка России 2003/04 года (гл. тренер Гаджи Гаджиев) и 2020/2021 года (гл. тренер Игорь Осинькин).

«Крылья Советов» (Самара) – единственная не московская команда, которая до 2014 года ни разу не вылетала из Премьер-Лиги (Высшей лиги) России.

Игроки первых сборных СССР и России, воспитанники самарского футбола или футболисты, получавшие приглашение в главную команду страны во время или после выступления за «Крылья Советов»: Виктор Ворошилов, Константин Крыжевский, Галимзян Хусаинов, Николай Осянин, Борис Казаков, Альфред Федоров, Владимир Сахаров, Вадим Лосев, Василий Жупиков, Вячеслав Даев, Виктор Булатов, Сергей Игнашевич, Андрей Каряка, Владислав Радимов, Антон Бобер, Александр Анюков, Денис Колодин, Александр Соболев.

Футболисты «Крыльев Советов», вызывавшиеся из нашей команды в первые национальные сборные своих стран: Андрей Гусин (Украина), Мирджалол Касымов, Алексей Поляков, Марат Бикмаев (все Узбекистан), Робертас Пошкус, Нериус Бараса (оба Литва), Анас Махлюф (Сирия), Карен Дохоян, Карапет Микаэлян, Тигран Петросянц, Гарник Авалян (все Армения), Баба Адаму, Ларри Кингстон (оба Гана), Мэтью Бут (ЮАР), Патрик Овие (Нигерия), Часве Нсофва (Замбия), Огнен Короман (Сербия), Флорин Шоава (Румыния), Бенуа Ангбва (Камерун), Давид Гварамадзе, Давид Муджири (оба Грузия), Суад Филекович (Словения), Шелдон Бато (Тринидад и Табаго), Денис Ковба, Тимофей Калачев, Алексей Сквернюк, Виталий Булыга, Дмитрий Молош, Сергей Веремко, Сергей Корниленко (все Беларусь), Николай Каланча, Александр Епуряну (оба Молдова), Эдуардо Лобос (Чили), Х-К. Эскобар, Дарвин Кинтеро (оба Колумбия), О Бом Сок (Южная Корея), Ян Коллер (Чехия), Нейц Печник (Словения), Пабло Себальос, Луис Кабальеро (оба Парагвай), Режиналь Горо (Гаити), Раис М`Боли (Алжир), Мехди Зеффан (Алжир), Сафаа Хади (Ирак)

Самые титулованные футболисты, выступавшие за «Крылья Советов»: Константин Крыжевский (1946-1947), Галимзян Хусаинов (1957-1960), Николай Осянин (1961-1965), Андрей Канчельскис (2006), Андрей Гусин (2005-2007), Александр Глеб (2012, 2017), Омари Тетрадзе (2004-2006), Андрей Тихонов (2001-2004, 2008), Евгений Ловчев (1980), Василий Кульков (1999), Александр Анюков (2000-2005, 2019/2020), Жозе Иванильду де Соуза (2003-2005), Иржи Ярошик (2008-2009), Ян Коллер (2008-2009).

Первым легионером "Крыльев Советов" и всего советского футбола стал защитник ФК "Берое" (Стара Загора, Болгария) Теньо Минчев, выступавший за самарский клуб в 1989 году.

Первым иностранным тренером "Крыльев" стал бельгиец Франк Веркаутерен, возглавивший самарскую команду в 2014 году после её вылета из премьер-лиги в ФНЛ.

ФК "Крылья Советов" в чемпионатах СССР

Высшее достижение в чемпионатах СССР - 4 место (1951 год, гл. тренер Александр Абрамов).

Рекордсмены клуба по количеству выступлений: во всех дивизионах - Валерьян Панфилов (413 игр), в высшем дивизионе - Борис Вальков (257 игр).

Дольше всех (по девять сезонов) на посту главного (старшего) тренера командой в чемпионатах СССР руководили воспитанник куйбышевского футбола, з.м.с. СССР, засл. тренер СССР Виктор Карпов (1961-1969) и засл. тренер РСФСР Александр Абрамов (1947-1952, 1958-1960).

Лучшие бомбардиры: во всех дивизионах - Равиль Аряпов (105 мячей), в высшем дивизионе - Борис Казаков (61 мяч), ставший символом "Крыльев Советов".

Рекордсмены за сезон: во всех дивизионах - Владимир Королев (1989, 2-ая лига) - 28 мячей, в высшем дивизионе - Александр Гулевский (1950), Борис Казаков (1962, 1963) - по 16 мячей.

Самые крупные победы: во всех дивизионах - 10:0 (Торпедо Вл, 1984, 2-ая лига), в высших дивизионах - 6:1 (Жальгирис, 1962), 5:0 (Локомотив Х, 1953; Торпедо Кт, 1965).

Самые крупные поражения: 0:8 (Динамо М, 1946), 0:11 (Динамо Брянск, 1989, финальная часть чемпионата РСФСР). 

Первый капитан и играющий тренер команды в чемпионатах СССР – Виктор Новиков (1945, 1946).

Первый легионер в истории «Крыльев» и всего отечественного футбола – Теньо Минчев (Болгария, «Берое» Стара Загора, 1989).

Первый матч на первенство СССР (2-ая группа) "Крылья Советов" сыграли на куйбышевском стадионе "Локомотив" 4 июня 1945 года в присутствии 10 000 зрителей с командой "Торпедо" (Горький) вничью 1:1. В этом чемпионате "Крылья" заняли 1 место и добились права в сезоне 1946 года выступать в группе сильнейших.

21 апреля 1946 года в Алма-Ате "Крылья Советов" провели свой первый матч в высшем дивизионе СССР, уступив ленинградскому "Зениту" со счетом 1:2. Автор первого гола куйбышевцев в высшем дивизионе – капитан команды Виктор Новиков, руководивший «Крыльями» и как тренер.

Своей первой победы в высшем дивизионе "Крылья" добились 21 июля 1946 года в ответном матче против ленинградского "Зенита", победив хозяев поля со счетом 2:0. Голы на счету Ивана Пукало и Анатолия Короткова.

В чемпионатах СССР "Крылья Советов" провели 48 сезонов. Из них 26 - в высшем дивизионе, 13 - в первом и 9 - во втором.


Чемпионаты СССР. 1945-1991 гг.

Год Место И В Н П М Лига
1945 1 (18) 17 12 3 2 37:20 Группа II
1946 10 (12) 22 3 8 11 16:52 Группа I
1947 7 (13) 24 8 6 10 32:45 Группа I
1948 11 (14) 26 5 9 12 22:40 Группа I
1949 10 (18) 34 10 12 12 40:61 Группа I
1950 7 (19) 36 15 10 11 44:44 Класс "А"
1951 4 (15) 28 11 12 5 34:25 Класс "А"
1952 8 (14) 13 5 3 5 16:14 Класс "А"
1953 7 (11) 20 6 5 9 22:25 Класс "А"
1954 11 (13) 24 7 6 11 20:28 Класс "А"
1955 11 (12) 22 4 5 13 21:39 Класс "А"
1956 1 (18) 34 26 5 3 83:19 Класс "Б", вторая зона
1957 11 (12) 22 2 8 12 9:32 Класс "А"
1958 10 (12) 22 6 6 10 23:29 Класс "А"
1959 11 (12) 22 6 1 15 26:37 Класс "А"
1960 16 (22) 30 10 8 12 37:39 Класс "А"
1961 1 (13)
1 (6)
23
5
17
4
2
0
4
1
68-22
12-5
Класс "Б", третья зона РСФСР
Финальный турнир
1962 10(11)
5 (10)
20
10
5
6
4
1
11
3
22-31
17-13
Класс "А" Пр.игры II подг.
Турнир за 13-22-е места
1963 15 (20) 38 11 7 20 45-53 1-я группа класса "А"
1964 10 (17) 32 7 14 11 24-35 1-я группа класса "А"
1965 13 (17) 32 9 9 14 34-44 1-я группа класса "А"
1966 18 (19) 36 4 17 15 18-40 1-я группа класса "А"
1967 11 (19) 36 8 18 10 23-28 1-я группа класса "А"
1968 18 (20) 38 9 11 18 24-45 1-я группа класса "А"
1969 19 (20) 34 8 8 18 34-48 1-я группа класса "А"
1970 7 (22) 42 17 13 12 43-32 Первая группа
1971 6 (22) 42 17 9 16 54-41 Первая лига
1972 4 (20) 38 14 17 7 50-35 Первая лига
1973 8 (20) 38 15 7 16 46-51 Первая лига
1974 4 (20) 38 20 8 10 65-41 Первая лига
1975 1 (20) 38 22 9 7 78-36 Первая лига
1976в 6 (16) 15 6 5 4 18-15 Высшая лига
1976о 11 (16) 15 5 4 6 12-15 Высшая лига
1977 16 (16) 30 2 7 21 18-59 Высшая лига
1978 1 (20) 38 21 14 3 59-25 Первая лига
1979 18 (18) 34 7 5 22 24-60 Высшая лига
1980 22 (24) 46 11 16 19 43-62 Первая лига
1981 7 (17) 32 11 13 8 41-26 Вторая лига, вторая зона
1982 4 (17) 32 16 7 9 40-25 Вторая лига, вторая зона
1983 1 (15)
2 (3)
28
4
19
2
8
1
1
1
49-18
3-3
Вторая лига, вторая зона
Переходный турнир
1984 1 (17)
1 (3)
32
4
21
3
5
1
6
0
76-24
9-3
Вторая лига, вторая зона
Переходный турнир
1985 20 (22)
3 (4)
38
6
10
0
13
2
5
4
36-42
4-8
Первая лига
Переходный турнир. 2-я группа
1986 1 (17)
1 (3)
33
4
22
3
4
1
7
0
75-27
4-1
Вторая лига, вторая зона
Переходный турнир
1987 22 (22) 42 10 12 20 40-60 Первая лига
1988 3 (17) 32 15 9 8 50-28 Вторая лига, вторая зона
1989 1 (22)
3 (3)
42
4
28
0
8
2
6
2
79-32
4-6
Вторая лига, первая зона
Переходный турнир
1990 3 (22) 42 19 11 12 53-35 Вторая лига, центральная зона
1991 2 (22) 42 26 8 8 83-41 Вторая лига, центральная зона



  Cезоны И В Н П Мячи
Высшая лига 26 715 185 209 321 675 996
Первая лига 13 485 216 130 129 718 499
Вторая лига 9 331 185 78 68 566 269
Всего 48 1531 586 417 518 1959 1764

 

Чемпионаты России

Высшее достижение: 3 место (Премьер-Лига, 2004 год).

Больше всего игр за клуб в чемпионатах российской Премьер-Лиги (Высшей лиги) - Антон Бобер (274 матча). Ещё один матч Бобер провёл за "Крылья" в ФНЛ. Всего за "Крылья Советов" во всех турнирах Антон сыграл 310 матчей.

Лучший бомбардир в матчах чемпионатов России в Премьер-Лиге (Высшей лиге) - Андрей Каряка (49 мячей)

Лучший бомбардир в Премьер-Лиге за один сезон - Андрей Каряка (17 мячей, в 2004 году)

Лучший бомбардир в ФНЛ за один сезон - Иван Сергеев (40 мячей, 2020/2021)


В Премьер-Лиге (Высшей лиге) России

Самая крупная победа в домашних матчах:
6:1. "Амкар" (Пермь). 12 июля 2006 г. :: протокол

Самая крупная победа в гостевых матчах:
4:0. "Торпедо" (Москва). 18 июля 2001 г. :: протокол
4:0. "Томь" (Томск). 31 августа 2008 г. :: протокол

Самое крупное поражение в домашних матчах:
1:6. "Спартак" (Москва). 8 июля 1995 г. :: протокол

Самые крупные поражения в гостевых матчах:
0:5. "Спартак" (Москва). 29 марта 1992 г. :: протокол
0:5. "Спартак" (Москва). 9 апреля 1994 г. :: протокол
0:5. "Ротор" (Волгоград). 14 августа 1994 г. :: протокол
0:5. "Динамо" (Ставрополь). 6 ноября 1994 г. :: протокол
0:5. "Балтика" (Калининград). 27 июля 1996 г. :: протокол
0:5. "Алания" (Владикавказ). 22 июля 1998 г. :: протокол

Футбольный клуб "Крылья Советов" дебютировал в Чемпионате России (Высшая лига) 29 марта 1992 года в матче против московского "Спартака" и уступил хозяевам поля со счетом 0:5.

"Крылья Советов" занимают пятое место среди российских клубов по числу матчей, проведенных в высшем дивизионе национального первенства. Команда провела в элите отечественного футбола 22 сезона подряд, что является лучшим результатом среди немосковских клубов России.

Свою первую победу в Чемпионате России "Крылья" одержали 12 апреля 1992 года в домашнем матче против санкт-петербургского "Зенита" со счетом 1:0. Автором победного гола стал Александр Цыганков.

7 сентября 1992 года в гостевом матче против "Динамо" (Ставрополь) "Крылья" потерпели поражение со счетом 0:2, но за участие дисквалифицированного футболиста в составе "Динамо" хозяева поля получили техническое поражение - 0:3. Это стало первой победой "Крыльев Советов" на чужом поле. Первая гостевая победа, достигнутая непосредственно на футбольном поле, была одержана 29 июля 1995 года в матче против камышинского "Текстильщика" (2:1).

Автором первого гола "Крыльев" в Чемпионате России стал Рустям Фахрутдинов. Это случилось 9 апреля 1992 года на 16 минуте домашнего матча против московского "Асмарала" (1:2).

Автор первого гола в ворота соперника на чужом поле - Сергей Макеев. Мяч забит на 75 минуте матча против ярославского "Шинника" 2 мая 1992 года. Этот матч закончился со счетом 2:2, и это была первая ничья "Крыльев" на поле соперника. Первая же ничья на домашнем поле стадиона "Металлург" состоялась 25 апреля 1992 года в матче "Крылья Советов" - "Ротор" (Волгоград) - 0:0.

Первый мяч "Крылья" пропустили на шестой минуте своего дебютного матча в Чемпионата России против московского "Спартака" от Владимира Бесчастных. Первый пропущенный мяч на своем поле - от игрока московского "Асмарала" Фомичева 9 апреля 1992 года на 17 минуте матча. 

По итогам сезона 2013/2014 "Крылья Советов" впервые в своей российской истории покинули элиту отечественного футбола, заняв 14 место в чемпионате и вылетев из Премьер-Лиги по итогам переходных матчей с московским "Торпедо" - 0:2, 0:0. Затем самарский клуб ещё дважды покидал высший российский дивизион, занимая 15 место в Премьер-Лиге, - в 2017 и 2020 годах. 

Год Место И В Н П М О Лига
1992 5 (10) 18 5 8 5 12-19 18 Высшая лига. Группа "Б".
14 (20) 22 9 7 6 22-16 25 Высшая лига. Турнир за 9-20 места.
1993 14 (18) 34 9 12 13 37-47 30 Высшая лига.
1 (6) 5 3 1 1 10-8 7 Переходный турнир.
1994 13 (16) 30 6 12 12 30-51 24 Высшая лига.
1995 15 (16) 30 6 8 16 34-65 26 Высшая лига.
1996 9 (18) 34 12 9 13 31-38 45 Высшая лига.
1997 7 (18) 34 14 7 13 32-30 49 Высшая лига.
1998 12 (16) 30 9 8 13 25-37 35 Высший дивизион.
1999 12 (16) 30 8 7 15 39-49 31 Высший дивизион.
2000 14 (16) 30 8 5 17 25-45 29 Высший дивизион.
2001 5 (16) 30 14 7 9 38-23 49 Высший дивизион.
2002 5 (16) 30 15 4 11 39-32 49 Премьер-лига.
2003 9 (16) 30 11 9 10 38-33 42 Премьер-лига.
2004 3 (16) 30 17 5 8 50-41 56 Премьер-лига.
2005 14 (16) 30 7 8 15 29-44 29 Премьер-лига.
2006 10 (16) 30 10 8 12 37-35 38 Премьер-лига.
2007 13 (16) 30 8 8 14 35-46 32 Премьер-лига.
2008 6 (16) 30 12 12 6 46-28 48 Премьер-лига.
2009 10 (16) 30 10 6 14 32-42 36 Премьер-лига.
2010 13 (16) 30 7 10 13 28-40 31 Премьер-лига.
2011/12 12 (16) 44 12 15 17 33-50 51 Премьер-лига.
2012/13 14 (16) 30 7 7 16 31-52 28 Премьер-лига.
1 2 2 0 0 7-2 6 Стыковые матчи.
2013/14 14 (16) 30 6 11 13 27-46 29 Премьер-лига.
2 2 0 1 1 0-2 1 Стыковые матчи.
2014/15 1 (18) 34 22 7 5 53-19 73 ФНЛ
2015/16 9 (16) 30 9 8 13 19-31 35 Премьер-лига.
2016/17 15 (16) 30 6 10 14 31-39 28 Премьер-лига.
2017/18 2 (20) 38 26 4 8 60-23 82 ФНЛ
2018/19 13 (16) 30 8 4 18 25-46 28 Премьер-лига.
1 2 1 0 1 3-2 3 Стыковые матчи.
2019/20 15 (16) 30 8 7 15 33-40 31

Премьер-лига.

2020/21       I  1 (22)

Премьер-лига

 42

 806

32

249

5

218

5

339

100-26

851-1057

101

940

ФНЛ

26 сезонов

Переходные/стыковые 11 6 2 3 20-14 17 4 сезона
ФНЛ 114 80 16 18 213-68 256 3 сезона
Всего 889 303 231 355 984-1113 1112 29 сезонов

 

 

Сергей Лейбград

ЛИЦА.ФАКТЫ. МИФЫ. ГЕРОИ (из жизни самарского футбола)

 

1. ЖИВОЙ МУЗЕЙ САМАРСКОГО ФУТБОЛА

Я приветствую всех подданных самой популярной и непредсказуемой в мире игры!

24 сентября 2021 года самарский футбол отметит своё 110-летие. Здесь в этом блоге, на этой странице, на пороге нового футбольного сезона я хочу вместе с вами вспоминать и рассказывать о невероятных приключениях нашей самарской судьбы, нашей души, нашей истории по имени Футбол.

Писать и говорить о футболе без страсти, без боли и восторга кажется занятием едва ли не бессмысленным. Разве может быть футбол без твоих личных воспоминаний, без твоего отца, без встреч, впечатлений, легенд, анекдотов, притч, слёз, смеха, счастья, разочарований и триумфа?.. Разве можно удержаться в академической стилистике, описывая фантастический по переживаниям, провалам, взлётам, метафорам, откровениям и приключениям мир?! Сквозь сухие цифры и даты мы неизбежно слышим гул, рёв и свист трибун, звонкий стук футбольных мячей, хруст единоборств и музыку игры. Видим лица потрясённых болельщиков, комментаторов и журналистов. Лики ещё вчера безвестных мальчишек из коммунальных квартир или с промышленных окраин и пустырей Самары, Сызрани, Тольятти, Новокуйбышевска, Чапаевска, преобразившихся в момент своего игрового триумфа чуть ли не в главных носителей наших представлений о справедливости, солидарности, празднике и красоте. Александра Гулевского, Виктора Карпова, Галимзяна Хусаинова, Владимира Гришина, Бориса Казакова, Александра Соколова, Равиля Аряпова, Анатолия Фетисова… После стуж и поражений мы снова и снова ждали новых побед, предвосхищая запах только что подстриженной живой, сочной, зелёной травы, на которую через несколько минут выйдут ставшие в одночасье самарскими Мэттью Бут из ЮАР, Жозе Иванильду де Соуза из Бразилии, Ян Коллер из Чехии…

Известно, что футбол пришёл из Англии. Благословляю этот день и час. Пускай твердят, что все мы здесь не ангелы, но «Крылья» есть у каждого из нас…

Наш город и наш край представить без футбола невозможно. Без этой удивительной игры вместе с её подлинными, почти мифологическими героями, персонажами, явлениями и событиями невозможно понять нашу живую, эмоциональную, культурную и социальную историю. Историю провинциального европейского города в излучине Волги, на глобальном перекрёстке геополитических и человеческих потоков. Историю радости и гордости, счастья и отчаяния, боли и возрождения. Историю драматическую и неповторимую.

С конца девятнадцатого и до набравшего ход двадцать первого века биография Самары, прорывающейся с края великой империи в большую человеческую цивилизацию, невероятно и неотвратимо связана с самой карнавальной в мире игрой. От меценатов, филантропов, преподавателей, железнодорожников, купцов, артистов, земских деятелей, гимназистов и рабочих Серебряного века до страшной войны. Великой Отечественной войны, которая превратила город, ставший спасительным пристанищем для сотен тысяч эвакуированных людей, в запасную столицу огромного государства. От послесталинской оттепели в закрытом военно-промышленном центре до чемпионата мира по футболу в современной России. Мундиаля, который посмотрели три с половиной миллиарда жителей планеты.

Незадолго до Первой мировой войны наивные и смешные «сеятели самарского футбола» мечтали, что однажды мировое первенство, ещё ни разу не проводившееся тогда, состоится в их родном городе. В 2018 году это случилось наяву…

 Биографии и души заполняют пустоту. Наше всё не только Пушкин, если «Крылья» на лету. Если вместо изобилья, в эру бедствий и невзгод «Крылья», «Крылья», «Крылья», «Крылья» приближали небосвод!.. И всё-таки прав был незабвенный менеджер «Ливерпуля» Билл Шенкли: «Некоторые думают, что футбол - это дело жизни и смерти; я совершенно разочарован их позицией. Готов уверить вас в том, что футбол намного, намного важнее».

Играть в футбол в Самаре начали на рубеже ХIХ и ХХ веков. Первые упоминания о самой популярной сегодня в мире игре на самарской почве датируются 1904 годом. Именно тогда преподаватель немецкого языка и «подвижных игр» Коммерческого и Реального училищ Вильгельм-Август Иоганн Силландер начал систематически знакомить с основами «великой английской игры» своих учащихся. А первый публичный матч по всем правилам ФИФА состоялся в Самаре 11 (24 по новому стилю) сентября 1911 года. Это событие осветили газеты «Голос Самары» и «Самарская газета для всех».

«В воскресенье, 11 сентября, был разыгран первый в Самаре футбольный матч. Состязания происходили на вокзальной площади. Участвовали в состязаниях две половины ученической (сборной) и гимнастической команд… Состязания привлекли массу любопытных, кольцом окруживших площадку для футбола и с интересом следивших, как переходил огромный мяч от одной команды к другой...», – написала об историческом событии «Самарская газета для всех».

Ученическая сборная, составленная Силландером в основном из учащихся Реального и Коммерческого училищ, неожиданно обыграла «гимнастическую команду» Яхт-клуба во главе с «опытным инструктором» Николаем Харитоновым со счётом 2:0. Через неделю взрослые «гимнасты» взяли реванш со счётом 9:0. Но в день рождения самарского футбола триумфальную победу праздновали «самарские ученики». Вильгельм-Август Иоганн Силландер выступил и в роли рефери исторического матча.

В 1914 году в Самаре была создана городская футбольная лига. В первом неофициальном городском турнире приняли участие 9 команд (две команды Второй гимназии, команда Первой гимназии, команда Реального училища, команда Духовной семинарии, команда Общежития, команда Коммерческого училища и команды «Посёлок» и «Железнодорожники»). В первом турнире, организованном Лигой, 19 апреля 1914 года на Вокзальной площади команда «Посёлок» обыграла вторую команду Второй самарской гимназии со счётом 3:1. А победителем турнира стала первая команда Второй («романовской») самарской мужской гимназии. Первый чемпионат Самары состоялся в сентябре 1914 года. Первым чемпионом также стала команда Второй гимназии, переигравшая 14 (27 по новому стилю) сентября в финале команду железнодорожников со счётом 2:1.

Футбол в Самаре всегда был сном и преображённой частью всеобщего и интимного. Альтернативой, народной религией и индивидуальной фантазией. Карнавалом, превращающим заколдованных повседневностью и тщетой жителей в болельщиков и горожан…

Приносящие нам в последние годы больше разочарований, чем искренней радости, «Крылья» начали футбольный год с разгромной кубковой победы над подмосковными «Химками». А 4 марта будет 94-ый день рождения уникального футболиста и тренера «Крыльев», патриарха самарского футбола Виктора Карпова. Он ушёл от нас 30 марта 2020 года в самый разгар пандемии коронавируса. В этом году на стадионе «Металлург» состоится уже 15 межрегиональный детско-юношеский турнир его имени. Впервые без самого Виктора Ивановича, с которым связаны все главные победы и достижения в куйбышевской истории «Крыльев Советов». Именно о нём будет первый мой рассказ в этом блоге…

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель Музея самарского футбола

 

2. Весна имени Виктора Карпова

Много десятилетий подряд день рождения выдающегося советского футболиста и тренера открывал в нашем городе и регионе футбольную весну. Он был и, хочется верить, навсегда останется приметой и символом возрождения нашей футбольной природы, нашей способности быть самими собой, залогом неумирающего стремления вновь и вновь взлетать после горьких поражений и падений…

4 марта 2021 года подлинному патриарху самарского футбола Виктору Ивановичу Карпову исполнилось бы 94 года. В этом году уже 15-ый традиционный межрегиональный детско-юношеский турнир на Кубок его имени впервые пройдёт без него.

Мне выпала честь и большая биографическая удача знать этого человека. Снимать о нём фильм, много раз брать у него интервью и подолгу беседовать с ним у него дома. Он был сложным, страстным, гордым, упрямым, противоречивым и – одновременно – очень цельным человеком. Ещё год назад в день своего 93-летия, он, оправдывая сложные и неоднозначные собственные решения, нервно и сладко закуривал. А потом по-детски улыбался и вдруг, по-юношески распрямляя спину и отбрасывая костыли, напевал мелодию аргентинского танго и говорил, что больше всего на свете ему хочется танцевать. Ему часто снилось, как он – голодный и несчастный мальчик – учится со своими сестрами танцевать танго, чтобы уже на пике футбольной карьеры называть себя не одним из лучших куйбышевских, и не только куйбышевских, футболистов, а лучшим танцором аргентинского танго в СССР.

Семилетнего Витю строгий, жесткий, а иногда и жестокий отец увёз от матери в новую семью. Виктор Иванович до конца жизни вспоминал, как больно и трудно ему жилось с мачехой, как он, несмотря на уговоры, угрозы и наказания, не хотел называть её мамой. Как страшно и холодно было во время войны. Как он ненавидел немцев, но когда немецкие военнопленные строили куйбышевский стадион «Динамо», он приносил им горбушки черного хлеба. Ещё одной травмой будущего патриарха самарского футбола стала первая безответная любовь. По словам Виктора Ивановича, он всегда был голоден, из-за чего вместе с мальчишками скупал билеты в кино, а уже перед сеансом продавал их в два-три раза дороже. Все заработанные деньги уходили на еду. Худенького, старомодно одетого юношу отвергла надменная одноклассница. Через несколько лет, когда Карпов станет восходящей звездой советского футбола, он при встрече с бывшей возлюбленной сделает вид, что не узнал её. Его женой станет другая, добрая и преданная красавица – дочь заместителя начальника самарского НКВД. Благодаря ей, ему официально разрешили в мрачные сталинские годы борьбы с космополитизмом танцевать аргентинское танго в Клубе имени Дзержинского. Один из знаменитых карповских патефонов вместе с бутсами легенды хранится теперь в общественном Музее самарского футбола.

Футбол стал для Виктора Карпова смыслом и воздухом его жизни, призванием и миссией, спасением и трагедией, счастьем и болью.

Разве может такое присниться? Разве может такое пропасть? Ах, Самара, кричащая птица, неубитая детская страсть. Мы же были когда-то, мы были. Мы прошли сквозь распад и раскол. В темноте, словно в облаке пыли, проявляются лица и крылья, слышу музыку, вижу футбол…

Он начал заниматься футболом в семь с половиной лет на стадионе «Спартак» (ставшем потом «Буревестником») ещё до Великой Отечественной войны. В десять лет Виктора принимают в куйбышевский «Локомотив». В 1946 году самоотверженного, «бешеного» и безжалостного в игре юношу пригласил в «Крылья» создатель самарской авиационной команды и «волжской защепки» Александр Абрамов.

Правого полузащитника «Крылышек», обладающего мощным реактивным ударом, цепкого, жесткого и неукротимого в силовой борьбе боялись лучшие форварды СССР – Гогоберидзе, Стрельцов, Бубукин… Его, единственного из провинциальных российских клубов, брали для усиления в международные турне ведущие советские клубы. Чаще всего московское «Динамо». О его огромных накачанных бедрах ходили легенды и слухи. От него убегал на другой край атаки после нескольких бескомпромиссных стыков знаменитый француз Раймон Копа. Его, неутомимого и бесконечно дисциплинированного, избрали капитаном «Крыльев» и второй сборной СССР. А в 1961 году – главным тренером «Крыльев». Это он укрепил невероятный дар Галимзяна Хусаинова, выпестовал гениального Бориса Казакова, дал игровую свободу куйбышевскому «бразильцу» Альфреду Фёдорову, раскрыл потенциал Геннадия Сарычева. При нём начали свой взлёт звёзды куйбышевского и советского футбола Николай Осянин, Анатолий Казаков, Борис Кох, Владимир и Геннадий Сахаровы, Юрий Капсин, Александр Соколов, Евгений Майоров, Анатолий Жуков, Владимир Гришин, Анатолий Кикин, Равиль Аряпов, Анатолий Фетисов и с десяток ещё взлетевших на орбиту большого футбола куйбышевских ребят. И он же прогнал из «Крыльев» любимца болельщиков, самобытного форварда и бомбардира Вадима Редкина «за звездную болезнь» и будущего капитана столичного «Торпедо» Владимира Бреднева. Он не рискнул уйти из родного клуба в киевское «Динамо», где его ждали в качестве главного тренера. Он до конца жизни мучал себя тем, что слишком увлёкся и неправильно подготовил «Крылья» к финалу Кубка СССР 1964 года, когда куйбышевская команда уступила киевлянам в упорнейшей борьбе со счётом 0:1. Он плакал, вспоминая конфликт с начальником клуба Григорием Фридляндом и свой трагический уход из команды всей его жизни в 1969 году. «Меня всю жизнь обманывали», - бормотал он и, повышая голос, чеканил: «А я не обманул никого!» Он был правоверным коммунистом и верил в Бога, читал Конфуция, индийские манускрипты и буддисткие книги. «Главное - дыхание, скорость и психология», - говорил он своему самому талантливому ученику на тренерском поприще Сергею Успенскому…

Он был самым властным и самым гордым, он дружил со Львом Яшиным, Эдуардом Стрельцовым, Никитой Симоняном. Он единственный из самарских футболистов и тренеров был удостоен званий «Заслуженный мастер спорта СССР» и «Заслуженный тренер СССР», но так и не получил (верю, что только пока), пока не получил звания «Почётный гражданин Самары». Он ничего не просил до последней минуты. Его пригласили на открытие «Самара Арены», но забыли пригласить в качестве почётного гостя на матчи чемпионата мира по футболу в Самаре. Его – бывшего равным среди равных в компании лучшего вратаря мира. Его - утверждавшего, что секрет волшебной игры Пеле в танце, который король футбола творил на поле, потому что знаменитая бразильская джинга – это разновидность латиноамериканского танго…

 Пусть мы провинция, пусть мы периферия. На перекрёстке историй и культур, переселений и народов, на распятье рек и просторов мы тоже были избраны! И у нас тоже есть, если у нас всё-таки есть память и душа, - свои Ахиллесы и Одиссеи, свои Гераклы и Прометеи. Простые и непостижимые. Несокрушимые и одинокие. У ЦСКА - Всеволод Бобров, у «Динамо» - Лев Яшин, у «Торпедо» - Эдуард Стрельцов. У «Крыльев», у Самары - Виктор Карпов…

Виктор Иванович Карпов. Выдающийся советский футболист и тренер. Заслуженный мастер спорта СССР (1955 г.). Заслуженный тренер СССР (с 1968 года). Кавалер ордена "Знак Почета" (1957) и ордена Дружбы (1997). Он родился 4 марта 1927 года в селе Корольково Ульяновской области. В 1934 году вместе с отцом переехал в Самару. Первый матч за «Крылья» Виктор Карпов сыграл 2 мая 1947 года против минского «Динамо». Первый мяч забил 8 июня 1947 года в ворота московского «Спартака» на стадионе «Локомотив». Играл за «Крылья» с 1947-го по 1959 год. В 1956-1959 году – капитан «Крыльев». С 1960 года – тренер «Крыльев Советов». С 1961 по 1969 год – главный тренер «Крыльев Советов». С Виктором Карповым связаны все высшие достижения нашей команды в советской истории. Как игрок он занял вместе с «Крыльями» четвертое место в чемпионате СССР в 1951 году и стал финалистом Кубка СССР 1953 года. Вызывался для усиления в международных турне и выступал за основные составы московских «Динамо», «Спартака», «Торпедо», киевского «Динамо» и ленинградского «Зенита». Провел за «Крылья Советов» в чемпионатах страны 266 матчей и забил 32 мяча. Как главный тренер привел «Крылья» к победе в чемпионате РСФСР (1961), а также вывел «Крылья Советов» в финал Кубка СССР 1964 года.

30 марта 2020 года Виктора Ивановича Карпова не стало. Он умер на 94-ом году жизни в разгар коронавирусной пандемии. Из-за этого прощание с ним было предельно скромным. Только 11 сентября прошлого года в Музее самарского футбола болельщики и ветераны «Крыльев» карповской эпохи смогли ещё раз произнести слова благодарной памяти об уникальном игроке, тренере и педагоге…

Иван Грозный самарского футбола. Великий и беспомощный Дон-Кихот. Беспощадный и беззащитный. Виктор – победитель, кавалер, танцор танго, воплотивший в себе – как никто другой - историческое время и не заметивший истории больших парадов и массовых катастроф. Сотворивший из английского рецепта и московского футбольного царства живой, настоящий, самарский футбол. Первый большой самарский-куйбышевский тренер. Первый селекционер, подаривший городу, стране и миру целую плеяду местных героев. Первый, единственный самарский заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР по футболу. Первый, единственный. И невероятно одинокий. И непонятый. Жестокий и добрый. И никто уже не сможет рассказать о его такой типичной и такой уникальной, такой высокой и обидной судьбе лучше, чем он сам.

Потом, потом будут говорить и вспоминать другие. Обиженные и благодарные. Верные и предавшие. Потом, потом он обязательно станет памятником и символом. Глядящий покаянным взглядом Ивана Грозного и плачущий чистыми слезами Дон-Кихота. Живущий, играющий и танцующий наперекор равнодушному времени под звуки танго, заглушившими нелюбовь, зависть, войну, победы и поражения, рёв торсиды и короткую память современников.

Какой бы не творился произвол – футбол в Самаре больше, чем футбол!..

Несчастный мальчик, удивительный футболист, великий тренер. Самарский Бобров, Яшин, Стрельцов, Понедельник. Нет, нет. Советский Виктор Карпов, пойманный и созданный Самарой…

 

В Самаре суетной, где слёзы в изобилье,

Где смех взрывается, отчаяньем грозя,

Представить ангела-хранителя без «Крыльев» –

Нельзя!!!

 

Как Блок сказал, нас тьмы и тьмы, и тьмы…

Но к свету «Крылья» тянутся, как к счастью.

И разве нас понять без этой страсти?

Без Карпова?! И значит слово «мы»,

Как прежде, только боль самозабвенья.

Играй, оркестр, танго, марш и туш.

Ведь каждый матч для нас, как день рожденья

Крылатых душ!

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

3. «Ален Делон» самарского футбола

«Крылья» - это не только футбольный клуб, история, память, страсть и надежда… Это ещё, и может быть в первую очередь, футболисты и тренеры, в которых ты растворяешься, которых ты боготворишь, которые становятся тебе родными, как самые близкие люди. Без которых ты не представляешь этой удивительной и безумной игры, которых ты коришь за человеческие слабости и невзятые высоты. Ты торжествуешь вместе с ними, плачешь и жалеешь их… За сто десять лет самарского футбола в нашем городе было немало парадоксальных личностей, символических фигур и непредсказуемых самородков. Для меня в детстве и отрочестве источником футбольного и человеческого счастья, боли и обиды, благодарности и сопереживания был и остаётся до сих пор Анатолий Фетисов. Кумир моего детства, ставший моим другом. Многие нынешние болельщики «Крыльев» не осознают, не понимают, что рядом с нами живёт поразительно самобытный, неприютный, пронзительно талантливый большой ребенок, феноменальный футболист и настоящая легенда (сейчас это слово пошло вразнос, его адресуют любому заезжему даже в самый стыдный период нашей истории игроку) самарского-куйбышевского футбола. Наша весна для меня начинается с Виктора Карпова, а год – с Анатолия Фетисова…

Он родился 2 января. 2 января 1949 года. Дитя послевоенного времени, мальчишка исторической Оттепели.

Его называли куйбышевским «белым Гарринчой». Также как великий бразилец он сравнительно поздно начал всерьёз заниматься футболом. Но главное, что вслед за южноамериканцем он испытывал необычайный кураж и удовольствие от азартной, веселой, остроумной и порой самодостаточной обводки соперников. Чем выше был класс защитников, тем чаще и изощреннее обыгрывал их наш левый форвард. Вот только в отличие от хромого гениального чемпиона мира нападающий «Крыльев Советов» был великолепно сложен и похож не столько на футболиста, сколько на киноактера. Неслучайно, что местные эстеты звали его Аленом Делоном куйбышевского футбола. Неслучайно, что среди его страстных почитателей особое место занимали молодые поклонницы…

Спортивная судьба Анатолия Фетисова оказалась драматичной и даже трагичной. Для Самары-Куйбышева он стал навсегда её любимцем и героем, символом оригинальной, искренней и бескорыстной игры. В истории советского футбола он остался внезапной и неожиданно яркой кометой, ярко просиявшей и слишком рано канувшей во мрак. Большой футбольный мир так и не успел по-настоящему узнать этого куйбышевского кудесника мяча и самобытного мастера. Будучи одним из самых одаренных футболистов своего поколения, он так в полной мере и не реализовал свой абсолютный футбольный слух, свой праздничный и неповторимый дар.

Анатолий Иванович Фетисов родился в рабочем поселке под Оренбургом. Вскоре семья Фетисовых переехала в Чапаевск, а когда Толе было семь лет - в Куйбышев. Его отец работал на Авиационном заводе, а мать была бригадиром в совхозе «Тепличный». Беззаботный, легкий, симпатичный Фетис, как звали его друзья, пропадал на безымянских пустырях, мечтая стать королем футбола. Но записываться в футбольную секцию не спешил. То ли упиваясь восторгом одноклассников от собственных финтов и трюков, то ли ожидая особого приглашения. И всё-таки, когда Анатолию исполнилось 13 лет, он пошел в футбольный клуб «Восход» к знаменитому детскому тренеру Владимиру Замятину, который жил на одной с ним Средне-Садовой улице. Королю заводской окраины очень хотелось выступать за «Крылья», где тогда играли его кумиры Борис Казаков и Николай Осянин.

Замятин пробовал Фетисова на разных позициях, но самозабвенно играть и улыбаться подросток начинал лишь, когда его ставили на левый фланг атаки. Боясь, что нестандартный, дриблингующий, не самый командный юноша может осесть в запасе «Крыльев», тренер рекомендовал его в куйбышевский «Металлург». В 1966 году под руководством Федора Сергеевича Новикова, будущего соратника Константина Бескова по «Спартаку», Фетисов дебютировал во Второй лиге советского футбола. Через несколько месяцев «Фетиса» знал уже весь металлургический завод. Быстрый, изящный, стройный мальчишка обыгрывал взрослых мужчин, не боясь столкновений, угроз и безжалостных ударов по ногам. При этом Фетисова нельзя было назвать эгоистом. Несмотря на как будто излишний, даже цирковой дриблинг, он любил, чтобы с его подач забивали партнеры и никогда не жадничал вблизи чужих ворот, отлично выполняя прострелы, передачи и навесы.

В сентябре 1967 года на Фетисова пришёл посмотреть сам Виктор Иванович Карпов. И, получив удовольствие вместе с болельщиками, пригласил левого металлургического «крайка» в «Крылья Советов». А уже 3 ноября того же года выпустил его в матче чемпионата СССР против ташкентского «Пахтакора».

Анатолий Фетисов буквально влетел в большой футбол. В 1968 году он уже является ведущим игроком «Крыльев», бесстрашно к вящему восторгу местной торсиды разделываясь с Альбертом Шестернёвым, Ревазом Дзодзуашвили, Виктором Шустиковым…

«Фетис! Фетис, ну отдай мяч!», - смеясь, кричали ему с трибун «Динамо», бурно аплодируя каждому удачному финту. И Фетис, насладившись дриблингом, ловко обходя соперника то на противоходе, то на замахе, выкладывал мячи под удары Борису Казакову и Равилю Аряпову.

В 1969 году в футбол Фетисова влюбился Всеволод Бобров, пригласив его в ЦСКА. Правда, вскоре своенравного Боброва уволили, а призывник Фетисов уехал в ростовский СКА. Молодого самобытного форварда захотел видеть в своей команде тогда тренер московского «Динамо» Константин Бесков. Анатолий получает вызов в олимпийскую сборную СССР и выходит на поле в матче со сборной Польши. Беззаботный, удачливый футбольный «Ален Делон» приглашается в молодежные компании, гуляет, влюбляется, тонет в застольях, нарушает спортивный режим. Пропадает и даже объявляется во «всесоюзный розыск». Но покоренный его талантом еще один великий тренер Виктор Александрович Маслов зовёт его сначала в знаменитое киевское «Динамо», а в конце 1970 года буквально уговаривает Фетисова перейти в доверенное прославленному специалисту столичное «Торпедо».

Маслов прощал Фетисову многое, он видел в нём свою футбольную лебединую песню, наследника Эдуарда Стрельцова. И смело заменил торпедовского «солиста» Михаила Гершковича на куйбышевского дриблёра. В легендарной автозаводской команде Анатолий провёл четыре сезона с 1971-го по 1974 год, сыграв 90 матчей и забив 10 мячей. В 1972 году Фетисов становится обладателем Кубка СССР, именно его навес с углового, который замкнул торпедовец Юрин, решил судьбу двухматчевого противостояния со «Спартаком». По итогам сезона газета «Советская Россия» публикует список лучших игроков СССР, в котором Фетисов занимает второе место после Евгения Ловчева. В том же году на всесоюзном телевидении выходит десятиминутный документальный фильм «Осторожно, Фетисов!».

В 1974 году на тренерском мостике «Торпедо» появляется жёсткий и строгий Валентин Иванов. Фетисов теряет вкус к футболу, просто работать на поле он не хочет. К тому же в середине чемпионата получает травму и попадает в запас. По окончании этого сезона, непрактичный Анатолий бросает московскую квартиру и возвращается в Куйбышев. Александр Гулевский зовёт его помочь «Крыльям» вернуться в Высшую лигу. И Фетис помогает. И снова купается в любви болельщиков, проведя в 1976 году в своём фетисовском стиле весенний, в котором куйбышевская команда поднялась на 6-ое место, и осенний чемпионаты СССР в Высшей лиге.

Простодушный и искренний Анатолий нервно переживал интриги вокруг «Крыльев», не желая участвовать в доносах и докладных. Но продолжал обыгрывать защитников и отдавать голевые передачи. В 1978 году он опять поднимается с родной командой в Высшую лигу. Весь 1979 год Фетисов по просьбе тренеров играет на уколах, не обращая внимания на заключение специалистов Центрального института травматологии и ортопедии, требующих немедленной операции. В одном из последних матчей сезона Фетисова с изуродованным коленом уносят с поля на носилках. Когда он, наконец, приехал в ЦИТО, врачи запретили ему профессиональные занятия футболом.

Но он ещё раз попробовал вернуться в игру уже при замечательном бывшем полузащитнике «Крыльев» Альфреде Федорове, возглавившем куйбышевский клуб в 1980 году. Увы, травма выдающегося левого нападающего оказалась слишком запущенной…

Мастер спорта СССР Анатолий Фетисов провел в составе «Крыльев Советов» в чемпионатах страны 211 матчей и отметился в них девятью голами. И сделал не менее полторы сотни голевых передач.

Завершив карьеру футболиста, Анатолий Иванович мучительно входил в «гражданскую» жизнь. Сменил множество профессий. Но никогда не унижался и ничего просил. Сумел воспитать добрых и отзывчивых детей - сына и дочь, трогательно дружит со своей внучкой Настей.

С 2006 года Фетисов был мудрым и глубоким экспертом телевизионного футбольного ток-шоу «Южная трибуна», бескорыстным консультантом Музея самарского футбола. В феврале и марте 2010 года он вместе с болельщиками участвовал в пикетах и митингах, спасая «Крылья».

Заслуженный ветеран ПФК «Крылья Советов», член символической сборной «Крыльев» за всю историю самарского клуба Анатолий Иванович Фетисов по-прежнему красив. Его гордую осанку и открытый взгляд не сломали тяжелые болезни и душевные метания. Он по-прежнему честен и страстен. И беспощаден к самому себе…

Он и ангел, и чёрт. Как артисты играют на бис,

так Фетисов играл. И взрывались от счастья трибуны.

Ну отдай же ты мяч, ну отдай же, отдай же, Фетис!

Не терзай, не томи и не рви напряжённые струны.

Ах, блаженство и страсть - этот вольный самарский краёк!

Этот дриблинг врасплох - замирают трибуны в надежде.

Ты практичным не стал, но остался красивым, как прежде.

Ты по флангу промчался, как глупое детство моё...

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

4. Жизнь и судьба Бориса Казакова

Почему именно это имя отзывалось такой щемящей, порой невыносимой болью в сердцах болельщиков «Крыльев»?

Его именем могла бы называться главная футбольная арена Самары. Звезда советского футбола, знаменитый бомбардир, форвард сборной СССР вернулся в родной клуб из ЦСКА и отказался от приглашения киевского «Динамо». Его невероятные по точности удары, самобытная техника, абсолютное доминирование в воздушных дуэлях, дриблинг и взрывные перемещения и, конечно, голы, голы, голы становились притчей во языцех, мифами и анекдотами. Казалось, что не было такого жителя Куйбышева, что уж говорить о болельщиках, который не знал бы этого человека в 60-е годы прошлого века… Казалось, что его, ушедшего из жизни в 38 лет, хоронила вся Самара…

На 80-летие со дня рождения Бориса Казакова 6 ноября 2020 года в общественном Музее самарского футбола в разгар второй волны пандемии коронавируса собралось два десятка человек – партнеры великого футболиста (Геннадий Сарычев, Анатолий Фетисов, Равиль Аряпов, Геннадий Платонов) и болельщики, понимающие, почему, благодаря кому и когда можно было чистосердечно выдохнуть: Футбол в Самаре больше, чем футбол…

7 ноября 2020 года «Крылья Советов» принимали на «Самара Арене» в 20 туре первенства ФНЛ тольяттинский «Акрон». Имя настоящей легенды «Крыльев» всесоюзного масштаба так и не прозвучало под сводами мундиального стадиона…

Борис Казаков родился 6 ноября 1940 года в городе Куйбышеве. В роддоме на улице Льва Толстого, в знаменитом самарском «Красном кресте». Отец Бориса приехал в Самару из Кинель-Черкасс и остался здесь навсегда, окончив плановый институт. Мама будущего футбольного гения родом из Вышнего Волочка. Детство Бори прошло в двух кварталах от построенного после войны немецкими военнопленными стадиона «Динамо». Задумчивый, всегда улыбающийся мальчишка с большими грустными глазами выделялся из своего окружения. Он всё делал тоньше, оригинальнее, особеннее, чем другие. Научившись ходить, сразу заиграл в футбол. И никогда не суетился, не носился, как угорелый - он просто обыгрывал всех без разбора и забивал, забивал, забивал голы. На любой вкус. Странный, красивый, сутуловатый, нескладный, немногословный. На «Динамо» его позвал Михаил Сенин, тот самый, что первым разглядел талант Гили Хусаинова. А потом был куйбышевский «Локомотив» с тренерами Скороховым и Чистяковым, куда специально посмотреть на Казакова, без видимых усилий забивавшего в каждой игре по пять, шесть, семь мячей, со всего города съезжались болельщики и футбольные люди. Там же и на всю жизнь он подружился со своим тезкой Борей Спиркиным, тоже будущим игроком «Крыльев». И тоже на всю жизнь был поражён его сестрой – Людмилой, Милой Спиркиной. С которой он уже никогда, как бы им непросто потом было вместе, не расставался…

В 1960 году Борю зачисляют в дубль «Крыльев». Главный тренер «Крылышек» Александр Абрамов очень долго присматривался к долговязому уникуму. Но как можно было не взять Бориса Казакова? Кто еще так непредсказуемо мог сыграть на опережение, так зряче бить головой, так легко уходить сразу от нескольких защитников, владеть точными, разящими ударами с обеих ног, отменным и умным пасом? И, наконец, постоянно забивать? В том же году на сборах в Леселидзе Бориса Казакова «крестил» на футбольную жизнь Виктор Маслов. Тот самый Маслов – творец киевского «Динамо» и великого «Торпедо». В товарищеской игре «Крыльев» с торпедовцами у столичной команды не хватало игрока, и Маслов попросил отдать ему для спарринга загрустившего Бориса. Казаков после нескольких ироничных подначиваний начал разбрасывать своих партнеров финтами и неожиданными смещениями, выигрывать почти все воздушные единоборства и забивать, забивать…

7 июля 1960 года в Баку Борис Казаков дебютирует в «Крыльях». В седьмом своём матче в чемпионате с алма-атинским «Кайратом» забивает первый мяч. А после игры с харьковским «Авангардом», где он превратил в посмешище опытного защитника Марьенко, Борис становится основным центральным нападающим «Крыльев». В 1961 году, когда «Крылья» возглавил Виктор Карпов, а «команда лысых» боролась за возвращение в класс А и стала чемпионом РСФСР, с ним в паре играл его однофамилец Анатолий Казаков. И два этих казака-разбойника наводили ужас на защиту противников. Тогда так и шутили: из класса Б в класс А нас вывели Казаков Б. и Казаков А.

14 мая 1961 года на стадионе «Динамо» Борька Казак забил сразу четыре мяча в ворота волжской «Энергии». Всего в том чемпионате он в 28 матчах 24 раза заставлял капитулировать вратарей соперников. И риторический вопрос «идёшь ли ты сегодня на «Динамо?», стал звучать «идешь ли ты сегодня на Борьку Казака?».

В 1962 году 21-летний игрок «Крыльев Советов», вынужденных постоянно бороться за выживание в элите советского футбола, становится вторым бомбардиром чемпионата СССР. Борис Казаков забил 16 мячей. Портрет кумира куйбышевских болельщиков висит на доске почета возле горкома КПСС. Одноклубники для укрепления физической мощи своего голеадора подкармливают его вареными яйцами. Его нежно опекает суровый Виктор Иванович Карпов. А сам кумир, по-прежнему играющий с улыбкой, всё так же печально и немногословно терпит вокруг себя невероятное число поклонников и шапочных знакомцев.

В конце 1963 года Бориса Казакова почти буквально конвоируют в ЦСКА. Знаменитый игрок и тренер Николаев именно в нём видит главную ударную силу, которая вернёт «команде лейтенантов» былую славу. Но в ЦСКА был еще один центральный нападающий - Владимир Федотов. Сын великого армейца Григория Федотова, то есть персонаж неприкасаемый, на которого должны были играть партнёры, которому было дано приоритетное право исполнять штрафные и пенальти.

Через год Казаков получил звание лейтенанта. Стал игроком первой сборной СССР и Олимпийской сборной страны. Несмотря на то, что рядом с ним всё время маячил Владимир Федотов, Борис Казаков - безусловный лидер и лучший бомбардир армейцев, забивший в чемпионатах 1965 и 1966 годов по 15 мячей. В 1964 и 1965 годах он выигрывает с ЦСКА бронзовые медали и попадает в список 33 лучших игроков страны. Его умную, странную, без всяких горящих глаз и беготни интеллектуальную манеру игры анализируют специалисты, о нём пишут газеты, публикуя один за другим дружеские шаржи на уникального голеадора. Но ему плохо в Москве. Грустно. Одиноко.

Получив чуть ли не единственную серьезную травму за карьеру, Борис Казаков вынужден был пропустить чемпионат мира 1966 года в Англии. Хотя прошел отборочные матчи и был в основном списке кандидатов. Но мучает Бориса не это, он равнодушно относился к наградам и карьере. Его выводит из себя неприкаянность, одиночество, фальшивая атмосфера в ЦСКА. В одночасье уволенного Николаева на посту главного тренера сменил Шапошников. И неконфликтный Казаков, чувствуя, что вот-вот сорвётся, резко заявляет о своём уходе из прославленного клуба. Его пугают дисквалификацией, лейтенанту Казакову грозят ответственностью за дезертирство, переводят в ростовский СКА…

В 1967 году ЦСКА возглавляет Всеволод Бобров. И сразу требует вернуть бомбардира Казакова. Вот только не ведал он, что Борис исключал даже мысль о возвращении в Москву. Правда, что-то всё-таки заставило Казакова откликнуться на предложение от становящейся лучшей в СССР команды из столицы Украины, и он решил рассмотреть предложение киевского «Динамо». Как мне рассказывал его сын Сергей, Борис Александрович побывал на базе прославленного клуба, взял ключи от предоставленной ему трехкомнатной квартиры на Крещатике, осмотрел её и бросился опять на базу. Со словами «я тут чужой» он вернул ключи и улетел в Куйбышев.

На родине самарского футбольного «царя Бориса» берут под защиту высокопоставленные поклонники из ПриВО. Его комиссуют из армии, и еще четыре сезона он является лучшим бомбардиром и капитаном «Крыльев». Только никогда не считал он себя царём. Он всегда был исключительно Борисом Казаковым. Который любит футбол, Самару, Людмилу, сына Сергея, песни Высоцкого, романсы Вертинского и школьных друзей. И радуется первым успехам молодого талантливого форварда Равиля Аряпова…

30 августа 1969 года в матче со столичным «Локомотивом» Борис Казаков забил свой сотый мяч в зачёт клуба имени Григория Федотова. Первый и единственный игрок, сделавший это в майке «Крыльев». А 5 октября того же года Казаков забил последний официальный мяч в истории стадиона «Динамо» в ворота алма-атинского «Кайрата», команды, которой он забил и первый свой мяч в карьере. Круг замыкался. Ушёл Виктор Карпов. «Крылья» вылетели из Высшей лиги. Произошло бессмысленное объединение «Крылышек» с «Металлургом».

13 августа 1971 года в матче 26 тура чемпионата СССР в Первой лиге «Крылья Советов» принимали рижскую «Даугаву». Игра закончилась со счетом 1:1. Стадион «Металлург» глухо молчал. На грустных лицах многих болельщиков блестели слёзы. Этот матч стал последним для Бориса Казакова в составе «Крыльев». Он повязал свою капитанскую повязку Геннадию Платонову, нанёс дежурный удар по мячу. И медленно, не оборачиваясь, ушёл с поля. Тренер Блинков, изгнавший из «Крыльев» лучшего бомбардира команды в элите отечественного футбола ради непригодившихся московскому Динамо игроков и провалив сезон, из Куйбышева бежал. Но Бориса Казакова было уже не вернуть…

В 1972 и 1973 годах по просьбе Виктора Карпова Казаков сыграл 57 матчей за балаковский «Корд» во Второй лиге, забил 16 мячей и постоянно боролся с отчаянием и обидой…

С 1975-го года Борис Александрович тренирует тольяттинское «Торпедо» и через три года, наконец, получает приглашение возглавить «Крылья Советов». Его карьера всё время обрывалась на самом взлёте. А 25 ноября 1978 года нелепо и трагично оборвалась и его жизнь.

Он отправился с друзьями на зимнюю рыбалку на реку Чапаевку и погиб в провалившемся под лёд «УАЗике». Все, оказавшиеся в скатившемся со склона автомобиле, спаслись. Все, кроме Бориса Казакова. Ему только-только исполнилось 38 лет. А через год в автокатастрофе погибла его жена, его Мила…

На куйбышевский стадион «Локомотив» проститься с форвардом пришли около сорока тысяч болельщиков…

27 июля 2013 года в Самаре появилось первое мемориальное футбольное место. На доме № 3 в переулке Специалистов (ныне – переулок Высоцкого), где Борис Казаков прожил 11 лет, по инициативе общественного Музея самарского футбола была открыта памятная доска с бронзовым барельефом легендарного бомбардира и капитана «Крыльев Советов».

Борис Александрович Казаков - выдающийся советский футболист, форвард «Крыльев Советов», ЦСКА и сборной СССР. Лучший бомбардир куйбышевских «Крыльев» в высшем дивизионе советского футбола (61 мяч). Мастер спорта СССР. Двукратный бронзовый призёр чемпионатов СССР. В Высшей лиге СССР забил 111 мячей. Член клуба имени Григория Федотова. В чемпионатах СССР во всех лигах провёл 389 матчей и забил 155 мячей. 99 из них – за «Крылья». За первую сборную СССР сыграл 6 матчей и забил 1 мяч. За олимпийскую сборную СССР в 2 матчах забил 3 мяча. Еще семь мячей Борис Казаков забил в матчах розыгрыша Кубка СССР. Всего на счету самого результативного игрока в истории самарского футбола 166 мячей.

Когда Льва Яшина, спросили, «кого из советских форвардов он опасался больше всего?», лучший вратарь мира ответил: «Бориса Казакова. Непредсказуемого»…

Не обязан я помнить сто заветных голов.

Приближается полночь. Всё понятно без слов.

Где следы от эпохи, где сутулый кумир?

Эх, Самара – дурёха. Он же твой бомбардир.

После гола и гула - пустота, пустота.

Где же тот переулок, где же улица та?

Где проспект Казакова на моём берегу?

Я ищу его снова, но найти не могу…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

5. От «команды лысых» до «молодых чертей»

«Не сравнивай, живущий несравним», - написал гениальный Осип Мандельштам. «Но всё-таки, но всё-таки, но всё-таки», - перечил ему классик русского постмодерна Дмитрий Александрович Пригов.

Уже совсем скоро мы будем отмечать очередной, 79-ый, предъюбилейный день рождения куйбышевского клуба «Крылья Советов». Исторической команды, появление которой, по одной из версий, было предрешено 12 апреля 1942 года - в самый разгар, в тяжелейший период беспощадной и кровопролитной Великой Отечественной войны. А 3 мая того же 1942-го года сборная эвакуированных в Куйбышев предприятий авиационной промышленности, созданная председателем областного общества «Крылья Советов» Николаем Могучих и тренером Александром Абрамовым, провела свой первый официальный матч с местным «Локомотивом» на одноимённом стадионе в рамках военно-физкультурного праздника. «Команда капитана Карелина», как тогда ошибочно были названы «Крылья Советов» (в действительности первым капитаном «Крыльев» был Николай Михеев), уступила «Локомотиву» («команде товарища Константина Иванова») со счётом 3:5. Из-за режима секретности настоящие названия команд не разглашались. Впрочем, о том, как рождались наши «Крылья», я еще подробно расскажу читателям этого блога в одной из следующих публикаций…

А теперь об исторических рифмах и человеческих чувствах. Об удивительных совпадениях и большой разнице…

После обидного вылета из элиты отечественного футбола, горького разочарования болельщиков, смены главного тренера и резкого омоложения состава команда с берегов Волги, представляющая огромный город и центр авиакосмической промышленности, заиграла в яркий атакующий и результативный футбол. После не совсем удачного старта молодые футболисты обрели уверенность в своих силах и, громя соперников, уверенно решают задачу повышения в классе…

Если закрыть глаза на несколько приподнятый и архаический стиль этого сообщения, то покажется, что речь в нём идёт об уверенной поступи самарских «Крыльев Советов», одержавших в минувшую среду очередную победу в первенстве ФНЛ и ещё более укрепивших своё, становящееся безоговорочным, лидерство в первом дивизионе российского футбола.

На самом деле я, конечно же, вспоминаю легендарную «команду лысых» - «Крылья Советов» образца 1961 года. Прошло ровно 60 лет…

Действительно, после неизбежного и объяснимого сбоя в начале нынешнего первенства ФНЛ, новому наставнику «Крыльев» Игорю Осинькину удалось выстроить атакующую, симпатичную и результативную игру. И даже пандемия коронавируса уже не сможет помешать самарской команде вернуться в российскую Премьер-Лигу. Вот только, безусловно, перспективный костяк команды составляют «молодые чертянята» - талантливые воспитанники московской школы «Чертаново». И вместо переполненных, ревущих от удовольствия и азарта трибун стадиона «Динамо» за подвигами резко омоложенных «Крылышек» наблюдают опустошенные обстоятельствами трибуны «Самара Арены» и «Металлурга». Конечно, футбол стал совсем другим. Совсем другая реальность – политическая и экономическая – диктует сегодня другие «правила поведения и выживания». Для того чтобы «старая добрая болельщицкая волынка» о своих воспитанниках обрела настоящий смысл, - эти воспитанники должны иметься в наличии. Как тогда – в ныне уже почти мифологические времена начала 1960-х годов…

И всё-таки, и всё-таки, и всё-таки. Кого, кроме Сергея Божина и Егора Голенкова, который этим летом станет игроком «Ростова», мы можем предъявить сегодня большому футбольному миру? Погрязшие после «бронзового успеха» в финансовых и этических проблемах «Крылья» уже пропустили лучшее поколение воспитанников Академии имени Юрия Коноплёва. Футболисты молодежной сборной России, уроженец Сызрани Наиль Умяров и родившийся в Самаре Арсен Захарян, защищают цвета столичных «Спартака» и «Динамо». Два самобытных полузащитника, как в своё время Артур Юсупов, засияли на футбольном небосклоне, так ни разу и не надев маек самарских «Крыльев Советов»…

И радуясь комбинационной, результативной игре «молодых чертянят» во главе с экс-торпедовцем Иваном Сергеевым, вспомним «дела давно минувших дней». Дней и лет, подаривших отечественному футболу целую россыпь звёзд первой величины «местного разлива»… Футбольную дружину со смешным прозвищем «команда лысых», средний возраст которой составлял 22 года.

После вылета из класса А «Крылья» проводили сезон 1961 года в классе Б. Главным тренером команды (официально он назывался «старшим тренером») стал ученик Александра Абрамова, бывший капитан «Крыльев Советов», заслуженный мастер спорта СССР 34-летний Виктор Карпов, которому помогали недавние кумиры куйбышевских болельщиков Николай Зайцев и Николай Поздняков. Обладая целым рядом молодых одарённых игроков в группе атаки, в подавляющем большинстве воспитанников любительских клубов Куйбышева и области, «Крылья» решили отказаться от «волжской защепки» в пользу агрессивной наступательной игры. Однако в первых четырёх турах куйбышевская команда, одержав две победы, дважды проиграла. 17 июня 1961 года с «подачи» шутника и заводилы Геннадия Широчкина все футболисты «на фарт» решили побриться наголо, «смыть с себя все неудачи» и поклясться быть единым целым и обязательно вернуться с командой в элиту советского футбола. Постриглись все игроки (за исключением вратаря Александра Соколова, который в тот день был освобожден от тренировки) в парикмахерской в районе Оврага подпольщиков (ныне Постников овраг) в Куйбышеве, недалеко от клубной базы, которая тогда располагалась в Доме отдыха «Ударник». Кстати, те «исторические» машинки для стрижки волос хранятся сейчас в общественном Музее самарского футбола.

Вечером 17 июня болельщики, заполнившие стадион «Динамо», сначала не узнали своих футболистов, а «команда лысых» под смех и аплодисменты трибун разгромила липецкое «Торпедо» со счётом 5:0. Отличились Борис Казаков (трижды), Анатолий Казаков и Владимир Гришин (с пенальти). После этого куйбышевские «Крылья Советов» триумфально выиграли зональный и финальный турниры, став чемпионами РСФСР и вернувшись в высший дивизион советского футбола. В том сезоне «Крылья» забили 80 мячей и только 27 пропустили. Шесть мячей из двенадцати в финальном турнире и 24 всего забил 20-летний Борис Казаков.

По итогам сезона воспитанники куйбышевского футбола вратарь Александр Соколов, защитники Владимир Гришин и Борис Спиркин, полузащитники Владимир Бреднев, Альфред Федоров, Владимир Соловьев и Вячеслав Садовников, нападающие Геннадий Широчкин и Борис Казаков были удостоены звания «Мастер спорта СССР». Как и ещё три лидера этой команды – 24-летний воспитанник московской ФШМ, голкипер Николай Карасёв, уроженец Кировской области 23-летний форвард Анатолий Казаков и 22-летний защитник, воспитанник новосибирского футбола Геннадий Сарычев. А выйти на замену уже были готовы Борис Вальков, Борис Кох, Геннадий Сахаров, Анатолий Майоров, Анатолий Кикин, Юрий Капсин, Евгений Гецко.

Анатолий Казаков установил в 1961 году рекорд результативности «Крыльев» в одном чемпионате – 26 мячей. Через 28 лет это достижение улучшил, но в чемпионате Второй лиги СССР (28 мячей), уроженец Исаклинского района Самарской области Владимир Королев. Сейчас уже 29 мячей за 9 туров до завершения первенства ФНЛ на счету уроженца Вологодской области, начинавшего карьеру в ФК «Строгино» (Москва) и ставшего известным в столичном «Торпедо», 25-летнего Ивана Сергеева.

В историческом сезоне 1961 года «Крылья» разгромили сталинградский «Трактор» 5:0, пензенскую «Зарю» 7:1 в чемпионате и 7:0 в Кубке СССР, ульяновский «Спартак» 6:2 и 5:1. Первым «покером» за куйбышевскую команду (14 мая с волжской «Энергией») отметился Борис Казаков, а вторым - Казаков Анатолий (15 июля с тамбовским «Спартаком»). В активе однофамильцев «казаков-разбойников» были ещё и три хет-трика.

Отдельно хочется вспомнить шутника, автора розыгрышей и инициатора знаменитой «стрижки наголо» Геннадия Широчкина и его удивительную семью. Обычную самарскую семью, в которой родилось семеро детей, а все шесть сыновей Ивана Фёдоровича и Марии Кузьминичны Широчкиных были футболистами.

Трое братьев Широчкиных (Владимир, Виктор, Александр) играли только на любительском уровне. А ещё трое – Геннадий, Борис и Анатолий – выступали за футбольные команды мастеров. В будущем замечательный футбольный педагог, воспитанник и тренер куйбышевского (самарского) «Восхода» Анатолий Широчкин и его брат Борис (чемпион РСФСР в составе юношеской сборной Куйбышева и тоже тренер «Восхода»), поиграв в дубле «Крыльев Советов», выступали затем в командах второй советской лиги. Анатолий играл на позиции полузащитника в ижевском «Зените» и пензенском «Химмашевце». Борис был полузащитником футбольных клубов «Строитель» (Уфа), «Химмашевец» (Пенза) и «Торпедо» (Тольятти). В отличие от них нападающий Геннадий Широчкин являлся не только игроком основного состава «Крыльев» в течение пяти сезонов, но и лидером в раздевалке.

Геннадий Иванович Широчкин (1937-1991), мастер спорта СССР и чемпион РСФСР (1961), правый нападающий и мастер обводки, с 1958-го по 1962 год сыграл за основной состав куйбышевских «Крыльев Советов» 62 матча и забил 12 мячей. В чемпионатах СССР он провёл 53 матча и забил 11 мячей. В 1963-1965 годах Геннадий Иванович выступал за «Ракету» (Горький), «Волгу» (Горький) и «Зенит» (Ижевск). А потом до конца жизни тренировал в Самаре детей и подростков. В том числе будущих любимцев болельщиков «Крыльев» - Сашу Куприянова, Толю Фетисова и Володю Кузнецова…


Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

6. Первоапрельский подарок, или Андрей Каряка «первозванный»

Футбольный клуб «Крылья Советов» вместе со своими болельщиками, городом и страной пережил несколько разных и противоречивых эпох. Эпоху рождения в годы Великой Отечественной войны. Эпоху «волжской защепки», когда куйбышевская команда стала настоящей грозой всех и всяческих авторитетов. Романтическую эпоху «команды лысых» Виктора Карпова с целой россыпью местных звёзд советского футбола. Маятниковое время 1970-х с падениями и взлётами, с Равилем Аряповым и Анатолием Фетисовым. Эпоху скандального и смутного падения 80-х и мучительно отчаянное обретение себя в Высшей лиге России. А потом вдруг – в первой половине нулевых – эпоху Возрождения: бронзовые медали, самый посещаемый в Восточной Европе самарский стадион «Металлург» и необычайно весёлую и зрелищную игру, превратившую «Крылья» из грозы авторитетов, пусть и на недолгий период, в самих авторитетов и фаворитов.

В конце ХХ века президентом и фактическим владельцем самарского клуба стал директор департамента внешних связей, вице-президент «Сибирского алюминия» Герман Ткаченко. Он проявил себя как талантливый пиарщик и менеджер, заявив, что его целью является превращение «Крыльев» в самую популярную провинциальную команду России. После почти космического взлёта произошла «авария», борьба политических и корыстных амбиций и распродажа бронзовой команды. А потом вновь наступило Смутное время фантомных спонсоров, случайных функционеров, транзитных игроков и бюджетной синекуры…

Мы чтим уже ставших едва ли не мифологическими футболистов и тренеров послевоенных «Крыльев». Но вместе с ними одним из самых весёлых и главных персонажей в истории самарских «Крыльев Советов» навсегда останется и уроженец Днепропетровска Андрей Каряка. Останутся его кураж, его слаломный дриблинг, его безумные, фантастические удары с двадцати пяти, с тридцати, с тридцати пяти, с сорока метров, его голы на любой вкус и цвет.

Он вызывал восхищение своей игрой не только у заполняющей до отказа «Металлург» самарской торсиды, но и у партнёра по команде Владислава Радимова, ритуально и комично встававшего на колено, чтобы «почистить» голевую бутсу Каряки.

Андрей Каряка, конечно, не стал, как Гарринча, «радостью народа». Но он был (и останется в памяти свидетелей его вдохновенного футбола) искренним обещанием праздника. Обещанием, которое он регулярно сдерживал на протяжении четырёх с лишним лет. Когда-нибудь (сейчас в это не очень верится) у самарской арены появятся памятники Александру Абрамову, Александру Гулевскому, Виктору Карпову, Галимзяну Хусаинову, Борису Казакову, Равилю Аряпову и… Андрею Каряке.

Каряка, Каряка. Смешная, дворовая, фольклорная фамилия. Помню, как в конце сезона 2000-го года, когда «Крылья» шли на «глухом» 14-ом месте, я даже хотел написать ироническую басню «О Каряке и Бобре»… А уже вскоре эта фамилия станет живым символом пронзительного футбола. Как внезапная дрожь восторга, овладевающая тобой, пока мяч по причудливой траектории после удара Андрея метров с 35-ти стремительно вонзается в сетку ворот мимо одураченного и заколдованного голкипера…

1 апреля по новому стилю 1809 года в украинском селении Великие Сорочинцы родился Николай Васильевич Гоголь. 1 апреля 1978 года в украинском городе Днепропетровске родился будущий футболист Андрей Каряка. В день розыгрышей и мистификаций, если выражаться культурно, или в день дураков. Или вратарей, которые отлично знали, что Каряка будет бить с любой дальней дистанции по воротам, но им снова придётся по-дурацки разводить руками и вынимать мяч из сетки после очередной пробоины.

Сначала Каряка стал звездой дворового футбола, после чего дядя отдал его в ДЮСШ №12 к тренеру тоже с весёлой фамилией Никулин. В одиннадцать лет юный поклонник атакующего полузащитника и мастера «стандартов» днепропетровского «Днепра» и сборной СССР Геннадия Литовченко зачисляется в местное училище олимпийского резерва. Весной 1996 года 18-летний Андрей становится игроком основного состава запорожского «Металлурга». 10 апреля 1997 года он забил свой первый мяч в Высшем дивизионе Украины - в ворота симферопольской «Таврии». Срочную службу в армии левый атакующий полузащитник Каряка проходил, играя за киевский ЦСКА. И даже сыграл в армейской команде три матча в розыгрыше Кубка обладателей Кубков европейских стран против ирландского «Корк Сити» и московского «Локомотива». Но разглядеть в угловатом пареньке, смело идущим в авантюрную обводку, будущего «пушкаря» и голеадора в Киеве не смогли.

Летом двухтысячного года Герман Ткаченко и Александр Тарханов искали «дешёвых», но одаренных футболистов для «Крыльев Советов», уже пытающихся играть в атакующий футбол, но испытывающих явный дефицит кадров для комбинационного тархановского стиля. Ткаченко договорился со своими киевскими «друзьями», чтобы они прислали в Самару на просмотр игроков, на которых по разным причинам армейский клуб из столицы Украины особенно не рассчитывает. В компанию четырёх футболистов, отправленных в «Крылья», Каряка попал случайно. Один из четвёрки, Виталий Дараселия, ехать отказался – вместо него отправили Каряку. Ну чем не ирония судьбы?! Тарханов после контрольного матча с тольяттинской «Ладой» выбрал Александра Чайку, забившего в той встрече, и Андрея Каряку, выдавшего ему голевой пас. Вот так человек, написавший десять лет спустя на «доске памяти» Музея самарского футбола «мои лучшие годы прошли в Самаре», стал игроком «Крыльев Советов». Хранятся в нашем музее, где Андрей неоднократно бывал (в том числе и в 2019 году вместе с Гаджи Гаджиевым и «бронзовой командой) две пары бутс голеадора, его форма «Крыльев», сборной России и лиссабонской «Бенфики»…

Поверить в себя его буквально заставил Тарханов. «Фёдорыч» благословил Андрея на «пушечные подвиги», а позже помощник Гаджи Гаджиева

Александр Маркаров поставил фантастические удары на поток. Как рассказывал Каряка, на тренировках он отрабатывал дальние удары, ставя мяч на обрезанную фишку для игровых упражнений.

Дебют Каряки в «Крыльях» состоялся 13 августа 2000 года. Он вышел на замену в гостевом матче с махачкалинским «Анжи» и в концовке встречи заработал пенальти, который реализовал Мирджалол Касымов. Впрочем, разгадать в Каряке будущее чудо самарского футбола в том сезоне было почти невозможно. «Крылья» заняли 14 место, Тарханова нещадно критиковали.

Но уже в следующем сезоне началась настоящая самарская сказка. «Крылья» стали победителями первого круга чемпионата России 2001 года и лидировали вплоть до 19 тура. А Каряка, превратившийся из непосредственного Буратино в футбольного принца, заблистал в окружении Самарони, Касымова, Радимова, Коновалова, Бушманова, Анжело, Тихонова. Увы, «Крыльям» не хватило характера для борьбы за медали. Чемпионат они завершили на пятом месте, но в Самару наконец-то пришёл большой футбольный праздник с искренним удовольствием от игры…

Первый мяч за «Крылья» в чемпионате России Андрей забил в ворота «Торпедо-ЗИЛ» 16 июня 2001 года, в том матче он сделал дубль. А по итогам сезона с 9 мячами стал лучший бомбардиром команды. Атакующий взрывной полузащитник забивал в «Крыльях» больше всех и становился лучшим игроком клуба и автором самых красивых голов, по мнению самарских болельщиков, четыре года подряд. Он регулярно обыгрывал по три-четыре, иногда по пять соперников и не только забивал, внезапно врываясь в свободные зоны, но и щедро ассистировал партнёрам.

Мирджалол Касымов уговаривал Каряку выступать за сборную Узбекистана, «проснувшаяся» Федерация футбола Украины требовала, чтобы он играл за сборную своей Родины. Ткаченко и Тарханов убедили Андрея, что ему по силам пробиться в сборную России и помогли Каряке оформить российское гражданство. 15 августа 2001 года Андрей дебютировал в составе сборной России в товарищеском матче против греков. До этого 36 лет никто (после Галимзяна Хусаинова, Николая Осянина и Альфреда Фёдорова) непосредственно из «Крыльев» не вызывался в сборную страны. Чуть позже один матч за сборную сыграет Антон Бобёр и надолго станет основным игроком национальной команды самый титулованный воспитанник «Крыльев» в российской истории Александр Анюков. Из «Крыльев» получит вызов в сборную и Денис Колодин.

В 2004 году Андрей Каряка вместе с Соузой, Тихоновым, Короманом, Бутом, Рони, Анюковым, Колодиным, Пошкусом, Овие, Ковбой, Поляковым и другими под руководством Гаджи Гаджиева завоюет бронзовые медали чемпионата и выйдет в финал Кубка России. Горький и обидный финал, который болельщики до сих пор отказываются считать честным. За этим финалом на столичном стадионе «Локомотив» наблюдали свыше 10 тысяч болельщиков из Самары. После финального свистка отцы утирали слёзы своим детям и жёнам. А в самой Самаре несколько часов стояла мёртвая

тишина. Фанаты «Крыльев» были уверены, что их команду заранее «приговорили» к поражению. Гаджи Муслимович и футболисты, с которыми я позже беседовал, говорили, что атмосфера перед матчем была очень тяжёлая и тревожная, но никто их к поражению не принуждал. Они очень хотели победить, они были явными фаворитами этого матча. Но психологический зажим и страх допустить ошибку привели в конце игры к нервному срыву. Андрей Каряка своим фантастическим ударом со штрафного угодил в перекладину, а нападающий игравшего тогда в Первой лиге грозненского «Терека» Андрей Федьков на 90-ой минуте, убежав один на один с Алексеем Поляковым, не промахнулся…

По итогам сезона 2004 года лучшими голами «Крыльев» болельщики признали сразу три мяча, забитых Андреем Карякой - со штрафного удара с 35-ти метров в ворота «Зенита» и два мяча со штрафных в ворота московского «Спартака»…

Андрей Константинович Каряка - мастер спорта России. Атакующий полузащитник самарских «Крыльев Советов» и сборной России. Лучший игрок и бомбардир «Крыльев» в элите российского футбола (49 мячей). Рекордсмен самарской команды по числу мячей, забитых в одном чемпионате Премьер-Лиги России (17 мячей, 2004). Участник чемпионата Европы (2004). Финалист Кубка России (2004). Бронзовый призёр чемпионата России (2004). Обладатель Суперкубка Португалии (2005). В бронзовом сезоне 2004 года забил в чемпионате 17 мячей и лишь на один мяч отстал от победителя бомбардирской гонки Александра Кержакова. Всего за «Крылья» с 2000-го по 2005 год провёл 155 матчей и забил 56 мячей. После «Крыльев», распроданных в 2005 году, играл за лиссабонскую «Бенфику» (2005-2007). Из-за скандала, спровоцированного интервью в «Советском спорте», в котором Андрей якобы критиковал тренера и руководство лиссабонского клуба, долгое время на поле не выходил. Каряке удалось в суде доказать, что журналист придумал его «высказывания», но заиграть, как прежде, в великом португальском клубе он уже не смог. Вернувшись в Россию, выступал за раменский «Сатурн» (2007-2010), московское «Динамо» (2011) и нижегородскую «Волгу» (2012-2014). За сборную России сыграл 27 матчей и забил 6 мячей. Член «Клуба 100» российских бомбардиров (108 мячей). С 2015-го по 2018 год работал помощником главного тренера пермского «Амкара» Гаджи Гаджиева.

Да, кстати. Талисманом чемпионата мира по футболу 2018 года в России, как известно, стал волк Забивака. Присмотритесь к этому Забиваке – вылитый Каряка! «Каряка-забивака»…

Нельзя не вспомнить и шуточный (не такой уж, как оказывается, и шуточный) ритуал в нашем футбольном музее за час до просмотра в самарской фан-зоне матча 1/8 чемпионата мира по футболу в «Лужниках» между сборными России и Испании. Через три с половиной часа среди потрясённых победой российской сборной по пенальти и «ногой Акинфеева» были не только самарцы и москвичи, но и болельщики из Англии и Швеции. Любопытно, что перед ритуалом я вдруг вспомнил и поведал российским и иностранным посетителям о том, что выдающаяся карьера Игоря Акинфеева началась именно в нашем городе с… Андрея Каряки. 17-летний Игорь дебютировал в основном составе ЦСКА в чемпионате страны 31 мая 2003 года. Фаворитами того матча были ажурные, фартовые, весёлые «Крылья» Александра Тарханова с Андреем Карякой, Андреем Тихоновым и Жозе Иванильду Соузой в составе. Самарцы весь матч атаковали, но дважды пропустили со штрафных от Ярошика и Шершуна. «Крылья» штурмовали ворота армейцев до конца игры и на 88-ой минуте получили право на пенальти. Удар с 11-метровой отметки футбольного чудотворца Каряки отразил дебютант Акинфеев…

Увы, но прощальный матч за «Крылья Советов» самого яркого игрока самарской команды в 21 веке так и не состоялся.

Может, кажущийся теперь новому поколению болельщиков былинным героем «Крыльев», Андрей Константинович Каряка, воспитавший с женой Русланой двух дочерей, ещё вернётся к нам в качестве тренера? Чем чёрт не шутит?! Особенно первого апреля.

С днём рождения, Андрей!..

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

7. НЕСЛОМЛЕННЫЙ, или ЕВГЕНИЙ "КРЫЛЬЕВ СОВЕТОВ"

Этот открытый, очень простой, даже простоватый в общении человек с выразительным лицом шляхтича-воеводы и прямой спиной всадника уже сам стал одним из неотъемлемых символов "Крыльев Советов". Хранителем, защитником. Домовым, если хотите. В нём странным образом слились черты закарпатского хлопца и неунывающего русского Василия Тёркина. В 21-летнем возрасте он сыграл за "Крылья" свои самые главные и лучшие матчи. Стал мастером спорта всего Советского Союза, как любит он шутить до сих пор. На его мудром и часто лукавом лице больше гостит улыбка, он привык обнадёживать, утешать, угощать, дарить подарки, помогать, организовывать. А ведь его человеческая и футбольная судьба невероятно драматична и даже трагична. Трагический герой карнавальной Самары. Безымянская безотцовщина. Дитя войны и эвакуации. Санча Панса и Дон-Кихот в одном лице. Неунывающий народный рыцарь футбольного образа. Заслуженный ветеран «Крыльев Советов» - он до обидного мало сыграл за свои «Крылья»…

Евгений Гецко родился в эпицентре во всех смыслах Великой Отечественной войны - 6 апреля 1943 года в Геленджике. По другой версии, в посёлке Пшада Краснодарского края. Впрочем, возможно, он явился на свет в курортном грузинском местечке Цехкадзор. И, скорее всего, 4 апреля. В результате короткого и яркого военного романа его мамы Веры Гецко, уроженки станицы Пшада с украинско-греческими корнями, и боевого советского офицера Федора Давиденко, которого Евгений впервые увидел в Киеве уже будучи самостоятельным и взрослым человеком. А в голодном и холодном 1947 году он вместе с мамой, которую боготворит и всё время вспоминает, двумя тётями и двоюродной сестрой переехал из Геленджика в Куйбышев. Сначала в Зубчаниновку, а потом на станцию Безымянка, где все пятеро жили в девятиметровой комнате. Мама работала на железной дороге, формировала и сортировала поезда, а Женька пропадал на улице, в самом сиротливом и хулиганском районе послевоенного Куйбышева.

В 11-летнем возрасте Женю Гецко принимают в школу "Крылья Советов" и именно с тех пор "Крылья" для него становятся синонимом родины и смыслом его жизни. Женька, как позже и в больших "Крыльях", играл на всех позициях кроме вратарской. В 1958 году он вместе с командой средних юношей выиграл все республиканские, областные и городские турниры.

В 1960 году Гецко зачисляют на Авиационный завод. Он играет за заводскую команду на позиции правого полузащитника и тренируется вместе с дублем "Крыльев". В 1961 году становится серебряным призером всесоюзного юношеского турнира в Миасе. После возвращения всех его партнёров по юношеской команде от футбола отстраняют - вместе с куйбышевскими игроками из гостиницы исчезли простыни, полотенца и подушки. Отстраняют всех, кроме Гецко. Он, по признанию товарищей, в воровстве не участвовал. А в конце лета того же 1961 года Виктор Карпов привлекает Гецко к тренировкам с основным составом и отправляет в Ленинград на встречу 1/8 розыгрыша Кубка страны с «Зенитом», оставляя ряд ведущих игроков готовиться к решающим играм за возвращение в класс "А". Так 3 октября 1961 года Евгений Гецко проводит свой первый официальный матч за команду своей мечты. Поражение (со счетом 0:3) 18-летнего полузащитника даже не огорчило.

31 октября 1963 года Гецко дебютировал за «Крылья» в чемпионате СССР в гостевой игре с бакинским «Нефтяником» (0:1), выйдя на замену вместо Евгения Майорова. В том же году Виктор Иванович Карпов и Евгений Гецко совершенно случайно купили в магазине одинаковые модные шляпы и пришли в них на тренировку. Кто-то пошутил - "отец и сын". Да, Карпов открыл Гецко, дал ему почувствовать неповторимый вкус великой игры и большого футбола. Да, Карпов породил футболиста Гецко и сам же безжалостно погубил. Едва не погубил. А ведь Гецко невероятно много тренировался. Репетировал оригинальные финты, которыми удивлял болельщиков, отрабатывал хлесткие удары и длинные передачи, одним из первых прославился своими мощными бросками мяча из аута. Однако колоритный игрок с неопределенным амплуа так и не полюбился Виктору Ивановичу.

Но сначала был, может, самый лучший сезон карповских "Крыльев"- сезон 1964 года, в котором среди главных действующих лиц оказался и 21-летний безымянский хлопец, универсал Евгений Гецко.

И была сначала одна из самых запоминающихся игр - дома с тбилисским "Динамо", ставшим в том сезоне чемпионом страны. О, что это был за матч?! 3 сентября. Битва и праздник, кураж и рёв переполненного куйбышевского стадиона «Динамо». Грузинские кудесники мяча, а это были на самом деле кудесники (Сичинава, Яманидзе, Датунашвили, великие Метревели и Месхи), рвались к чемпионству. Но в Куйбышеве вынуждены были довольствоваться боевой и очень обидной для них ничьей. Счёт на 32-ой минуте открыл фантастическим ударом вчерашний дебютант Гецко. Тбилисцы ответили техничной игрой и тремя мячами. Когда любимец всей Грузии и лидер сборной СССР Слава Метревели с пенальти переиграл Александра Соколова и сделал счёт 3:1, - всё, казалось, было уже решено. Но с этим не согласились Альфред Федоров, Анатолий Кикин, Николай Осянин, Евгений Майоров, Геннадий Сарычев, Юрий Капсин, Владимир Гришин, Анатолий Жуков и два «желторотых» друга-дублера – Егений Гецко и Борис Кох. Маленький Кох, шутник и дриблёр, в концовке матча показал техничным гостям собственный вариант обводки и дважды поразил ворота Котрикадзе – 3:3. Обезумевшая от радости рабочая торсида «Крыльев» несколько часов праздновала эту ничью на улице Льва Толстого…

А потом случился тот самый легендарный матч против московского "Динамо" со Львом Яшиным в воротах. Полуфинал Кубка СССР. 7 сентября 1964 года в Лужниках. И победа со счетом 3:2. Гол Осянина и два Кикина. И на левом фланге защиты «Крыльев» Евгений Гецко.

После двух блестящих матчей (с тбилисским "Динамо" и полуфинала с «Динамо» московским) последовал провал в игре с ЦСКА. На левом фланге защиты Гецко, которого никто не страховал, задёргал армейский нападающий Басалик. В одном из эпизодов Гецко, пытаясь отпасовать своему вратарю, выложил мяч на ногу армейцу. После поражения 1:4 Евгений надолго потерял место в основе.

Триумф и жестокое падение. Наслаждение и боль. Счастье и беда. В жизни Гецко все эти понятия неразделимы, неотделимы. В 1964 году он влюбляется в выпускницу музыкального училища. Инна замечательно пела, играла на аккордеоне и пианино. И через год они поженились. У них родились две дочери - Оксана и Вера, названная в честь мамы Евгения Гецко. А в 1983 году его ждал страшный удар – болезнь и смерть жены…

В 1967 году Евгений Гецко вынужден был уйти из "Крыльев" - Виктор Карпов так и не увидел его в основном составе. После феноменального сезона 1964 года Гецко с благодарностью и удовольствием вспоминает лишь матч с "Пахтакором" в 1965 году. Он вышел вместо Анатолия Казакова в нападение, когда "Крылья" горели 0:2, забил два мяча и спас родную команду от поражения. После этого маленького чуда футболиста пригласил готовившийся принять ЦСКА тренер Шапошников. Но в последний момент ЦСКА возглавил другой специалист. И Гецко уехал выступать за харьковский "Металлист".

Став лидером харьковской команды в межсезонье, Гецко накануне чемпионата получает нелепую и внезапную травму - разрыв мышцы живота. Его уговаривают остаться, но он рвётся домой - в Куйбышев. И в 1968 и 1969 годах проводит два замечательных сезона в куйбышевском "Металлурге", который под руководством Альфреда Федорова должен был выступать в Первой лиге. Но в 1970 году вылетевшие из «вышки» "Крылья" бессмысленно и беспощадно объединяют с "Металлургом". Зато Евгений Гецко вновь оказывается в команде своей мечты. И вновь проявляет свой искренний и нелёгкий характер. И вновь становится не нужным родной команде. Вернее, её начальству…

За "Крылья" мастер спорта СССР Евгений Гецко выступал в 1961-1967 годах и в 1970 году. Сыграл в чемпионатах СССР 51 матч и забил четыре мяча. После "Крыльев" он успел поиграть в астраханском "Волгаре" и балаковском "Корде". В Балаково игроцкая судьба ещё раз свела его с Виктором Ивановичем Карповым.

Вернувшись по окончании такой противоречивой карьеры игрока в Куйбышев, Гецко (получивший еще в 1966 году диплом школы тренеров) тренирует детей на "Чайке" и играет за взрослую команду, добывая для нее первую «бронзу» в чемпионате области. Но денег на воспитание дочерей не хватает, и он идёт на металлургический завод. И вновь попадает в трагический переплёт. Судьба ломала его, а он почему-то не ломался. Удивительно живучий и жизнелюбивый человек.

В 51 цехе металлургического завода он попал под самый большой пресс в Европе, больше месяца находился в гипсе, будучи помещен в специальный гамак. А потом встал и… побежал. И даже вновь вышел на футбольное поле в составе ветеранов «Крыльев Советов». И показал, как надо пробивать пенальти юным болельщикам на открытии исторических ворот Музея самарского футбола…

В конце 1980-х годов Евгений Гецко первым почувствовал острую ностальгию по историческим "Крыльям". Он видит никому ненужных, неприкаянных ветеранов команды и сначала создаёт клуб "Стар Ф" как куйбышевский филиал всесоюзного кооперативного общества ветеранов футбола. А потом помогает одноклубникам в Фонде ветеранов спорта. Ещё будучи игроком, он дарил футболистам подснежники, переодевался в деда Мороза, пытаясь устроить себе и своим партнёрам праздник. А в эпоху коммерческой жадности он решил, что его миссия - хранить историю «Крыльев». Не абстрактно, а через помощь ветеранам команды, которых в Самаре становится всё меньше и меньше. Ветеранам футболистам и ветеранам болельщикам.

Исторический флаг, значки и первые сувениры, ежегодные календари, дни рождения крыльевцев, фотоальбомы, книга "Крылья: история, имена", биографические сборники, десятки организованных матчей ветеранов, детская школа имени Анюкова в Борском, визит болгар-побратимов, материальная и моральная поддержка бывших футболистов, которые (как он твердит) бывшими не бывают - это всё Евгений Федорович Гецко. И столетие самарского футбола, и 70-летие "Крыльев", которыми он жил и в организации которых принимал непосредственное участие - его глубоко личные праздники. Как дни рождения его дочерей и внучек, как голы его внука…

Он активно помогал нам создавать первый в России общественный музей футбола. Он увидел своими глазами лучшие команды мира на Мундиале в Самаре. Он до последних минут жизни Виктора Карпова благодарил уникального самарского тренера за то, что тот подарил ему самые лучшие «Крылья» начала 1960-х. Несмотря ни что…

В 2020 году Евгения Гецко пытался сломать и убить короновирус, несколько побочных тяжелых заболеваний. Но он снова не сломался. Он выжил, встал и 13 марта приехал со своей неизменно лукавой улыбкой дарить подарки участникам детского турнира на Кубок Карпова. И ещё скажет свое веское слово на 110-летии самарского футбола. А 6 апреля Евгению Фёдоровичу исполнилось 78 лет…

Пусть жизнь одна сплошная драма –

Зависимый был независим.

И кто не помнит, как Тбилиси

он забивал?! Как он с «Динамо»

играл на фланге обороны?!

Он рвался в ангелы, как птица.

Хоть грешен был, но на иконах

его лицо запечатлится.

И это вновь, и это снова.

Держать удар, смеясь от боли.

Не унывать и быть готовым

к любой позиции на поле.

Его любили, не любили

и предавали, но без воя

Он навсегда хранитель «Крыльев» -

Гецко Евгений - домовой их.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

8. Звёздная болезнь и редкий дар Вадима Редкина

Он родился 16 апреля 1933 года. Казённая история часто стирает из нашей памяти настоящие, подлинные события и имена. В легендарной команде «Крыльев Советов» 1950-х годов, ставших вместе с космическим прорывом оттепельной страны одним из главных символов города Куйбышева, было много звонких имён, трудных судеб и противоречивых личностей.

За «Крылья» Александра Абрамова, Петра Бурмистрова и Вячеслава Соловьёва, в эпоху «волжской защепки» и финала Кубка СССР 1953 года, когда самобытный провинциальный клуб буквально выматывал грандов советского футбола, выступало несколько абсолютно заслуженных и официально утверждённых героев. Вратари Владимир Корнилов и Владимир Мигалев, защитники Виктор Мурзин и Иван Ширяев, полузащитники Виктор Карпов и Николай Поздняков, форварды Александр Гулевский и Виктор Ворошилов. Но был среди них и почти забытый ныне, а когда-то невероятно популярный и узнаваемый, горячо и даже болезненно любимый местной торсидой, по словам Лермонтова, «странною любовью», правый нападающий Вадим Редкин.

«Один из нас», - говорили о нём после побед «Крыльев» на стадионе «Динамо» разгорячённые празднованием рабочие авиационных и других промышленных предприятий Куйбышева. О нём мне рассказывал отец, «ходивший на Редкина» вместе со своими друзьями – студентами Медицинского института.

Смешливая хулиганская внешность, спортивная злость, какое-то особое пролетарское пижонство, непредсказуемость и неуступчивость в борьбе, почти дворовая и вместе с тем искромётная, издевательская техника, без преувеличения реактивный рывок, остроумные передачи, угрожающе отчаянный дриблинг, мощный внезапный удар…

Партнёры и болельщики рассказывали о его открытости в обычной жизни, о щедрости и доброте, доступности, непрактичности и простоте, переходящими в зазнайство и моментальную обидчивость. Иногда он казался ожесточённым, но сразу оттаивал, когда его хвалили, часто ссорился и снимал напряжение и затаённое одиночество в пьяных случайных компаниях. Он был похож на блатного самородка с послевоенной окраины огромного города. Он был сентиментален, нежен и несчастен. И феноменально талантлив на футбольном поле.

Вадим Редкин – исторический персонаж, автор первого мяча, забитого на главном стадионе СССР. 31 июля 1956 года после церемонии открытия Центрального стадиона имени В.И.Ленина в присутствии 100 тысяч зрителей нападающий сборной РСФСР Вадим Редкин поразил ворота сборной Китайской Народной Республики (1:0). Открывать «Лужники» должна была сборная СССР, но в этот день она проводила отборочный матч в Израиле за право выступать в финальном турнире Олимпиады в Мельбурне…

Вадим Иосифович Редкин родился 16 апреля 1933 года в Старом Осколе Центрально-Чернозёмной области РСФСР. После начала Великой Отечественной войны вместе с семьёй эвакуировался в Куйбышев. Учился в Ремесленном училище, пропускал занятия, дрался и хулиганил, с утра до ночи играл в футбол. Лучше всех…

Уличная слава привела Вадима в заводской футбольной клуб «Восход», где 18-летнего бомбардира отметил и после долгой воспитательной беседы пригласил в «Крылья» Александр Кузьмич Абрамов.

В основном составе куйбышевских «Крыльев Советов» Вадим Редкин дебютировал 23 июля 1952 года в матче с минским «Динамо» (2:1). Первый мяч за «Крылья» он забил 18 мая 1954 года в Москве в ворота столичного «Локомотива» (1:0).

Лёгкий, несмотря на кряжистую фигуру, реактивный, остроумный правый нападающий с чрезвычайно обаятельной народной внешностью, широкой улыбкой и быстро лысеющей головой быстро стал кумиром болельщиков, которые нередко, как в театре, аплодировали ему за непредсказуемый дриблинг, обыгрыш сразу нескольких защитников подряд, внезапные смещения, оригинальные передачи и застававшие врасплох вратарей коварные удары. Часто и, казалось, авантюрно Редкин бесстрашно брал игру на себя, наводя панику на оборону соперников слаломными рейдами. Его били по ногам и по рёбрам, хватали за майку, разбивали лицо. Он зарабатывал много штрафных ударов, которые превращали в голы Ворошилов, Кирш, Гаврилов, Гришин, Гулевский, Карпов…

Будучи «душой компании» и лидером не только на поле, но и в раздевалке, Вадим позволял себе нарушения спортивного режима и споры с тренерами. Выступал за сборную РСФСР и вторую сборную СССР. 10 октября 1953 года в финале Кубка СССР на 70-ой минуте он вышел на замену вместо Бориса Запрягаева и сразу едва не сравнял счёт в матче – мяч после его коварного удара с острого угла просвистел в считанных сантиметрах от штанги. Куйбышевский «Зенит» (так именовались во второй половине сезона 1953 года «Крылья Советов») потрепал нервы столичному «Динамо», уступив в упорной борьбе со счётом 0:1 (победу команде Якушина и Яшина принёс гол Сергея Сальникова на 7-ой минуте).

Вадим Редкин - участник первого международного матча «Крыльев» на куйбышевском стадионе «Динамо» 11 сентября 1955 года со сборной Индии (4:1) и Спартакиады народов СССР 1956 года в составе сборной РСФСР. По итогам сезона 1958 года он вошёл в список 33 лучших футболистов СССР.

А в конце мая 1961 года лидера, самого опытного и яркого форварда «Крыльев» после Гулевского и Ворошилова жестко и, может, даже жестоко отчислил из команды его бывший товарищ и партнёр Виктор Карпов. Новый главный тренер «Крылышек», формировавший молодой коллектив, которому была поставлена задача возвращения в элиту советского футбола, заявил, что Редкин своим «аморальным примером разлагающе воздействует на игроков». Официально причиной отчисления Редкина были названы «неоднократные рецидивы звёздной болезни». Много лет спустя заслуженный тренер СССР Виктор Иванович Карпов рассказывал мне со слезами на глазах (Карпову уже было почти 90 лет), как трудно и мучительно он принимал это решение. «Он был очень сильным, необычным, непохожим ни на кого игроком, но он пил и не слушал меня. В команде было много молодых игроков, а Вадим подрывал авторитет тренера. С человеческой точки зрения я до сих пор себя казню. Но как тренер я полностью был прав», - признавался и, как будто, оправдывался Виктор Иванович. Действительно, без Редкина «Крылья» провели выдающийся сезон. «Команда лысых» с Борисом и Анатолием Казаковыми, Владимиром Гришиным, Борисом Вальковым и Альфредом Фёдоровым стала чемпионом РСФСР и триумфально вернулась в класс А…

Последний матч за куйбышевский клуб Редкин сыграл 21 мая 1961 года на стадионе «Динамо» против саратовского «Локомотива» (0:1). В 1952-1961 годах он провёл за «Крылья» 197 матчей и забил 38 мячей (в чемпионатах СССР 179 матчей и 32 мяча).

Завершал карьеру футболиста Вадим Редкин в калининградской «Балтике» (1962-1963), за которую в 53 матчах забил 5 мячей.

Он очень тяжело переживал расставание с большим футболом. Вернувшись в Куйбышев, много пил, безуспешно лечился от алкоголизма, ушёл из семьи, работал грузчиком на овощной базе. Умер при не до конца выясненных обстоятельствах в полной безвестности и нищете в чужой квартире на Безымянке в 1988 году…

Вадим Иосифович Редкин - советский футболист, правый нападающий. Один из самых неординарных и ярких форвардов куйбышевских «Крыльев Советов». Мастер спорта СССР. Финалист розыгрыша Кубка СССР 1953 года. Автор первого мяча, забитого на главном стадионе СССР…

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

9. ВЕСНА И ОСЕНЬ НИКОЛАЯ ОСЯНИНА

«Крылья Советов» спустя семнадцать лет второй раз в своей российской истории вышли в финал розыгрыша Кубка России. Молодые и уже зрелые «чертянята» Игоря Осинькина после нулевой ничьи в основное время переиграли в Грозном принципиального и обидного соперника, местный «Ахмат», в серии пенальти (4:1). Главным героем этого матча стал неожиданно для самого себя 33-летний голкипер «Крыльев» Евгений Фролов, заменивший Ивана Ломаева за четыре минуты до финального свистка. Евгений сумел справиться с «паненкой» Бернарда Беришы и ударом Габриэля Янку с 11-метровой отметки.

Дважды выходили в финал Кубка СССР и куйбышевские «Крылья Советов». В 1953-ем и 1964-ом годах. Героями исторической полуфинальной победы над московским «Динамо» (3:2) 7 сентября 1964 года стали голкипер «Крыльев» Александр Соколов, нападающий Анатолий Кикин, дважды заставивший капитулировать Льва Яшина, и форвард Николай Осянин, забивший в ворота лучшего голкипера мира третий победный мяч…

Уже вскоре Осянин стал для болельщиков Советского Союза одним из четырёх самых узнаваемых и самых знаменитых футболистов, взлетевших в 1960-е годы в сборную СССР из «Крыльев Советов». Однако Галимзян Хусаинов и Борис Казаков, обладая уникальным природным даром, прошли школу куйбышевского детского тренера Михаила Сенина, местных «Динамо» и «Локомотива». Владимир Сахаров подростком и юношей сформировался в куйбышевском «Нефтянике» и стажировался в сызранском «Тяжмаше». А вот Осянин ворвался в жестокий и праздничный мир футбола абсолютным самородком. Футбольным Маугли…

Николай Викторович рассказывал мне, что фактически до 17 лет был «диким футболистом», отрабатывая свои финты и удивительные по технике удары в принципиальных уличных баталиях. Молчаливого, гордого, бесстрашного самородка с криминальной казанской окраины, с прямой спиной и печальным иконописным лицом, позвали сыграть за основной состав юношеской команды «Ракета», где он сразу стал лидером и бомбардиром. Незадолго до призыва в армию его пригласили в команду мастеров второй лиги – казанскую «Искру» (будущий «Рубин»). И призывали его уже как футболиста - в куйбышевский СКА.

Николай Осянин родился 12 декабря 1941 года в селе Соболевское Нурлатского района Татарской АССР рядом с родной деревней другого самарского кумира Галимзяна Хусаинова. Родного отца Коля никогда не увидит. Виктор Осянин ушел на фронт за пять месяцев до рождения младшего сына и погиб в самый страшный начальный период Великой Отечественной войны. В 1942 году осиротевшая семья Осяниных переезжает в поселок Дербышки на окраине Казани. Дербышки - это аналог нашей Безымянки, куда срочно были эвакуированы авиапромышленные предприятия. Судьба любит символические совпадения. В апреле 1942 года, когда грудного еще Колю перевозят в поселковый барак, в городе Куйбышеве создается футбольная команда «Крылья Советов».

Своим первым настоящим тренером Осянин считает Виктора Карпова. Виктор Иванович только-только возглавил вылетевшие из высшего дивизиона советского футбола «Крылья Советов». Карпов мечтал создать команду, которая не только будет надежно защищаться, продолжая традиции «волжской защепки», но и результативно атаковать. У него уже были в составе индивидуально очень талантливые форварды Борис и Анатолий Казаковы, Геннадий Широчкин и Борис Кох. Тем не менее, ему хватило увидеть одну игру куйбышевского СКА, чтобы немедленно договориться о переходе Осянина в свою команду. Карпова поразила футбольная порода Николая – точность, координация, видение поля, отсутствие всякой суетливости, умение выбрать позицию, смелый дриблинг и нацеленные коварные, «плассированные» удары с любых дистанций.

В начале сезона 1961 года рядовой срочной службы Осянин отзывается из «Крыльев» на первенство Вооруженных Сил. Непредсказуемого стрелка требует к себе на сборы Константин Бесков, тренировавший в то время ЦСКА. Целый месяц армейцы разгадывали секрет феноменальных ударов куйбышевского солдатика. И решив, что самородок вряд ли станет большим мастером, отправили обратно.

Возвратившегося в «Крылья» Осянина взял под свою личную опеку Борис Казаков, говоривший Карпову, что «этот молчун дальше меня пойдёт». Средний возраст «команды лысых», как называли «Крылья» Карпова в 1961 году, составлял всего 22 года. Самым старшим был 25-летний Альфред Фёдоров. В сезоне 1961 года Николай Осянин успел сыграть семь матчей, а молодая команда тренера-дебютанта Виктора Карпова, наколотив в ворота соперников 80 мячей, выиграла чемпионат РСФСР, зональный и финальный турнир класса Б и вернулась в элиту советского футбола.

Первый мяч в составе куйбышевской команды Осянин забил 12 октября 1962 года в ворота московского «Локомотива». И остановить самородка уже не могли лучшие защитники и вратари СССР.

Стройный, тонкий, несмотря на своё крестьянское происхождение, даже какой-то аристократичный, он на радость болельщикам и партнерам забивал поистине сумасшедшие мячи. В начале XXI века нечто похожее творил в «Крыльях» Андрей Каряка. А в 1964 году после ухода Бориса Казакова в ЦСКА главная звезда Куйбышева Николай Осянин с виноватой улыбкой заставлял панически трепыхаться сетку ворот ленинградского «Зенита», луганской «Зари», горьковской «Волги», львовского «СКА», кишиневской «Молдовы», тбилисского «Динамо». Дважды он поражал ворота московского «Динамо». Второй его гол в ворота лучшего вратаря мира Льва Яшина стал для «Крыльев» победным в полуфинале Кубка СССР (3:2). Прежде в той игре дважды отличился Анатолий Кикин, но только великолепный удар Осянина с подачи Фёдорова стал победным.

Сезон 1965 года стал последним в самарской биографии уникального голеадора. Он продолжал забивать, невзирая на статус и сопротивление соперников. Уже было ясно, что за Осяниным откровенно охотятся селекционеры московских клубов. 27 апреля на «Динамо» он забивает победный мяч в ворота столичного «Спартака» и выверенными передачами разгоняет атаки «Крыльев» из глубины поля. Тогда же в блокноте Николая Старостина появляется и с нажимом подчеркивается осенняя фамилия крыльевского самородка. Именно в Куйбышеве Осянин становится большим футболистом. Именно в Куйбышеве он женится и становится отцом. Учась у Виктора Карпова и Бориса Казакова, Альфреда Федорова и Казакова Анатолия именно в Куйбышеве Николай Осянин обретает свой универсальный почерк и становится игроком сборной СССР…

С 1966 года мастер спорта СССР Николай Осянин - форвард московского «Спартака». Первое время в Москве ему помогали Галимзян и Любовь Хусаиновы. Но уже через год Осянина стали считать едва ли не эталоном истинного спартаковца. В «Спартаке» Осянин стал обладателем Кубка СССР и чемпионом страны. Его голы с 30 и 40 метров в ворота московского и киевского «Динамо», швейцарского «Базеля» и столичного ЦСКА превратились в футбольные анекдоты и мифы. «Пушкарь» Осянин забил все решающие мячи в сезоне 1969 года, став лучшим бомбардиром Высшей лиги и приведя спартаковцев к чемпионству. В главном матче чемпионата в гостях с киевским «Динамо» Николай обыграл пять соперников и вколотил победный мяч (1:0) в ворота голкипера сборной страны Евгения Рудакова.

В 1971 году тихий Осянин вдруг бунтует. Прирожденный форвард отказывается менять амплуа, ссорится с Никитой Симоняном и уходит из прославленного клуба в алма-атинский «Кайрат». В том же году на советские киноэкраны выходит фильм режиссера Резо Эсадзе «Секундомер». Главный герой фильма, тоже центральный нападающий, переживающий уход из большого футбола, как две капли похож на Осянина. И играет его почти однофамилец реального форварда - Николай Олялин. Вот только Осянин никуда не уходит, через два года он вновь возвращается в «Спартак». Несмотря на пять операций на коленях и три вырезанных мениска. И уже в качестве главного центрального защитника 33-летний «либеро» выводит в 1975 году Олимпийскую сборную СССР в финальный турнир. И успевает блеснуть на клубной европейской арене, удивительно умно, корректно и надежно нейтрализовав атаку грозного западногерманского «Кёльна».

Николай Викторович Осянин сыграл в чемпионатах СССР, еврокубках и Кубке СССР 507 матчей и забил 74 мяча. За сборную СССР он провёл пять матчей, отличившись дважды. За Олимпийскую сборную СССР выступал в шести играх. Осянин играл в «Крыльях» пять сезонов (с 1961-го по 1965 год), проведя во всех турнирах 132 матча и забив 20 мячей (в чемпионатах СССР 119 игр и 17 мячей).

В 1976 году по воле всё той же прихотливой судьбы точку в грандиозной карьере скромного и аскетичного Николая Осянина, уникального голеадора, умнейшего защитника и заядлого курильщика поставили его родные «Крылья». Обыграв в осеннем первенстве СССР московский «Спартак» со счетом 1:0, куйбышевский клуб отправил «народную команду» в Первую лигу. Осянин, закончив школу тренеров и институт физкультуры, десять лет тренировал мальчишек в спартаковской школе. А потом снова стал зарабатывать на жизнь футболом, играя уже за ветеранские команды. Футбол и жизнь стали неразделимы. Он регулярно выходил на поле и в 75 лет.

Николай Осянин и сейчас, в год своего 80-летия, всё так же прям и худощав. Молчалив и печален. И вдруг по-детски улыбчив – при каждой встрече с мячом, который он ласково подсекает, обрабатывает грудью и своим волшебным феноменальным ударом отправляет в полёт…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

10. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ «КРЫЛЬЕВ»

3 мая 2021 года самарскому футбольному клубу «Крылья Советов» исполнится 79 лет! А уже 12 мая «Крылья» в Нижнем Новгороде в финале розыгрыша Кубка России сыграют с московским «Локомотивом». Самое время вспомнить – кто мы и откуда…

«Сороковые, роковые». Оборачиваясь назад, хочется перефразировать знаменитое стихотворение Давида Самойлова, фронтовика и печального оптимиста: «Как это было! Как совпало — Война, беда, футбол и юность! И это всё в меня запало И лишь потом во мне очнулось!»...

В первые, самые катастрофические, дни и месяцы Великой Отечественной войны началась полномасштабная эвакуация крупнейших авиационных и оборонных предприятий в Куйбышев с западных и центральных территорий Советского Союза. Уже в октябре 1941 года в город переехали более 20 заводов, входящих в наркомат авиационной промышленности СССР, из Москвы, Воронежа, Смоленска, Киева, Донецка, Днепропетровска, Харькова, Белоруссии и Прибалтики. Установленный 9 мая 1975 года на пересечении Московского шоссе и проспекта Кирова штурмовик Ил-2, построенный в Куйбышеве на авиационном заводе № 18 и сбитый в бою в марте 1943 года, стал одним из главных символов «запасной столицы».

Достоверно о создании футбольного клуба «Крылья Советов» (Куйбышев) 79 лет назад свидетельствует лишь один документ - письмо исполняющей обязанности председателя ЦК профсоюза работников авиационной промышленности Г.И. Лисицыной от 29 марта 1942 года на имя народного комиссара авиационной промышленности А. И. Шахурина. В нём содержалась просьба отправить в Москву 27 футболистов, ранее эвакуированных в Куйбышев и Молотов. Именно на этом письме 12 апреля 1942 года появилась резолюция П. В. Дементьева, заместителя наркома Шахурина: «Было бы неплохо организовать сильную футбольную команду в Куйбышеве и Молотове, а вызывать в Москву лучшую нецелесообразно». Это письмо в Государственном архиве Российской Федерации отыскал самарский футбольный историк Владимир Внуков.

Сформировать «сильную футбольную команду» в Куйбышеве из эвакуированных сюда, прежде всего, из Москвы и Воронежа футболистов, а также местных воспитанников предстояло председателю областного общества «Крылья Советов» Николаю Могучих и тренеру Александру Абрамову.

Так Александр Кузьмич Абрамов стал одним из создателей и первым тренером «Крыльев Советов». Он родился 26 мая 1913 года в Москве. Занимался гимнастикой, лёгкой атлетикой и футболом. В футбол начал играть в Люберцах в 1928 году. Выступал за футбольную команду «Динамо» (Болшево). Окончил высшую школу тренеров в 1937 году. Участвовал в создании московской команды мастеров «Крылья Советов», представляющей профсоюзное общество работников авиационной промышленности. Входил в тренерский штаб московских «Крыльев» и первой сборной профсоюзов до июля 1941 года. В октябре 1941 года Абрамов эвакуировался в Куйбышев вместе с Государственным заводом №24 имени М.В. Фрунзе, где работал производственным диспетчером. В начале 1943 года он вернулся в Москву, но в конце 1946 года вновь возглавил главную футбольную команду Куйбышева. Тренировал куйбышевские «Крылья Советов» в 1947-1952 и в 1958-1960 годах. Стал автором «волжской защепки». В 1951 году «Крылья» под его руководством сенсационно заняли 4-ое место в чемпионате СССР в классе «А» (Высшая лига того времени), опередив столичные «Динамо» и «Спартак», «Зенит» (Ленинград), «Динамо» (Киев) и «Торпедо» (Москва). Абрамов раскрыл талант таких мастеров куйбышевского и советского футбола, как Виктор Ворошилов, Александр Гулевский, Владимир Корнилов, Виктор Мурзин, Виктор Карпов, Николай Поздняков, Фёдор Новиков, Иван Ширяев, Владимир Бреднев, Вадим Редкин, Галимзян Хусаинов, Альфред Фёдоров.

В конце марта и апреле 1942 года Александр Абрамов после 12-часовой заводской смены просмотрел несколько десятков футболистов – рабочих и сотрудников эвакуированных авиационных предприятий. Среди них были и опытные, известные, титулованные футболисты, успевшие до войны поиграть в элите советского футбола. Такие, как Николай Михеев (первый капитан «Крыльев») и Виктор Новиков (будущий капитан и играющий тренер нашей команды).

Николай Александрович Михеев - участник первых четырёх чемпионатов СССР (1936, весна и осень, 1937, 1938). Обладатель Кубка СССР 1936 года. Мастер спорта СССР. 22 мая 1936 года форвард московского «Локомотива» Михеев нанёс первый удар в первом матче первого чемпионата СССР против столичного «Динамо» (1:3). В 1939-1940 годах он выступал за столичный «Буревестник», а в 1941 году – за «Стахановец» (Сталино). В октябре 1941 года вместе с авиационным заводом №18 имени К. Е.Ворошилова эвакуировался в Куйбышев, где стал первым капитаном и одним из создателей куйбышевских «Крыльев Советов» («команды капитана Михеева», первоначально ошибочно именуемой «командой капитана Карелина»).

Виктор Иванович Новиков - капитан, полузащитник, центральный защитник и первый играющий тренер куйбышевских «Крыльев Советов» в чемпионатах СССР. Автор первого гола «Крыльев» в высшем дивизионе советского футбола (группа I, 1946). Мастер спорта СССР (1943). Заслуженный мастер спорта СССР (1951). До войны выступал за столичные команды «Казанка» (1929-1933), «Динамо» (1934—1936), «Локомотив» (1937—1938), «Крылья Советов» (1939—1940) и «Профсоюзы‑2» (1941). В октябре 1941 года вместе с Московским моторостроительным заводом (заводом №24 имени Фрунзе, ныне – ПАО «Кузнецов») был эвакуирован в Куйбышев.

Как вспоминал запасной вратарь «Крыльев» военной поры, будущий председатель Куйбышевского горисполкома Алексей Росовский, «когда я работал на авиационном заводе №1, в марте 1942 года в цехах были вывешены объявления: «Ребята, игравшие до войны в футбол, приглашаются на организационное собрание в комитет комсомола». Я, конечно, пошел. А в начале апреля 1942 года областной комитет «Крылья Советов» собрал всех футболистов Безымянки на спортивной площадке 9-го ГПЗ на углу улиц Калинина и Физкультурной».

В конце апреля «в режиме секретности» началась целенаправленная подготовка к первому выставочному матчу сборной авиационной промышленности Куйбышева. На Безымянке настоящего футбольного поля не было, и заводчанам, получавшим небольшой «футбольный паёк», приходилось добираться до стадионов «Буревестник» (первоначально «Спартак», затем «Крылья Советов») и «Локомотив» на поездах и попутных грузовиках.

3 мая 1942 года сборная предприятий авиационной промышленности провела свой первый матч с куйбышевским «Локомотивом» на одноимённом стадионе. Этому матчу предшествовал оборонно-физкультурный праздник, который открыл один из старейших футболистов города, многолетний вратарь и капитан сборной Самары, директор Куйбышевского инженерно-строительного института Виктор Крузе. «Команда капитана Карелина», как тогда были названы «Крылья Советов» (в действительности первым капитаном «Крыльев» был Николай Михеев, а Карелин к тому времени уже вернулся в Москву) уступила «Локомотиву» («команде товарища Константина Иванова») со счётом 3:5. Из-за режима повышенной военной секретности настоящие названия команд не разглашались. Правда, есть неофициальные свидетельства, что «оборонно-физкультурный праздник» посетил и страстный футбольный болельщик, посол Великобритании в СССР Ричард Стаффорд Криппс.

Перед первым – после страшного, трагического и кровопролитного начала Великой Отечественной войны – весенним спортивным праздником над стадионом «Локомотив» прозвучал голос Юрия Левитана, зачитавшего последние сводки Совинформбюро. После короткой, но «зажигательной», как сообщила «Волжская коммуна», речи Виктора Крузе выступили отправляющиеся на фронт офицеры Красной Армии. В честь открытия 32-го футбольного сезона в Куйбышеве по беговым дорожкам прошёл парад физкультурников, советско-венгерский гроссмейстер Андор Лилиенталь, чемпион Куйбышева Вульфсон, мастер Верете и чемпион города по шашкам Духинов дали сеансы одновременной игры в шахматы и шашки, а на футбольном поле выступили гимнасты. Затем на стадионе провели легкоатлетические соревнования и военизированную игру «Оборона и наступление». После чего под рёв голодных трибун на поле выбежали «команды Карелина и Иванова».

Точные составы команд не оглашались. «Крыльям Советов» (название футбольного клуба перестали скрывать только в 1945 году), костяк которых составили эвакуированные мастера, работавшие на заводе №1 имени Сталина, №18 имени Ворошилова и №24 имени Фрунзе, противостояла одна из сильнейших команд города. Капитаном железнодорожников был секретарь областного комитета ВЛКСМ, форвард и один из лучших бомбардиров довоенного Куйбышева Константин Иванов. Через несколько месяцев Константин уйдёт на фронт и погибнет в 1944 году. Играли за «Локомотив» («команду Иванова») и Виктор Мурзин, который позже станет ключевым защитником «Крыльев». И полузащитник Юрий Чайко, после войны выступавший за столичное «Торпедо». И 18-летний Владимир Савдунин, будущий фронтовик-разведчик, прославленный защитник московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР, четырёхкратный чемпион СССР и обладатель Кубка СССР по футболу в составе московского «Динамо».

Железнодорожники сразу после стартового свистка обрушили шквал атак на ворота несыгранной «команды Карелина» и ушли на перерыв, ведя 4:0! После перерыва запахло настоящим разгромом - «ивановцы» повели 5:0. Три мяча забил Константин Иванов и дубль сделал Владимир Савдунин. Однако опытные футболисты авиационных заводов сумели перестроиться, переломить ход матча и отквитать три мяча. Точно неизвестно, но свидетели той игры вспоминали, что ответным хет-триком отметился Сергей Румянцев.

Сергей Георгиевич Румянцев родился 28 августа 1916 года в городе Ливны Орловской губернии Российской Империи. Осенью 1941 года он эвакуировался в Куйбышев из Воронежа вместе с авиационным заводом № 18. Одновременно с занятиями футболом работал секретарем Кировского райкома ВЛКСМ (1942), а затем секретарем горкома ВЛКСМ (1943-1946). В первом для «Крыльев» чемпионате СССР (группа II, 1945) забил 13 мячей в 12 матчах и стал лучшим бомбардиром команды, вышедшей с первого места в элиту советского футбола. Вёл дневник, в котором отражены подробности становления «Крыльев» и атмосфера в Куйбышеве в годы Великой Отечественной войны. С 1942-го по 1946 год сыграл за «Крылья Советов» около ста матчей и забил больше 80 мячей.

Но в воскресенье 3 мая 1942 года времени и сил, чтобы отыграться, будущей главной команде Куйбышева-Самары не хватило. К концу игры, писал корреспондент «Волжской коммуны» В.Ярошев, «создаются все предпосылки к тому, чтобы сквитать счет, но обе команды не выдерживают начального темпа. Сказывается отсутствие достаточной тренировки. Последние минуты проходят в безрезультатной перестрелке дальними ударами».

В матче открытия в Куйбышеве 32-го футбольного сезона со счётом 5:3 победила команда Константина Иванова.

Любопытно, что ворота авиационной команды защищал Александр Квасников, которого первым вратарём «Крыльев» сделал счастливый случай. До войны Квасников играл за московские «Динамо» и «Спартак», дважды становился чемпионом СССР и обладателем Кубка страны, но в Куйбышев попал, как шофёр военного гарнизона. Владимир Внуков рассказывал, что за пару недель до исторического матча Квасников притормозил около стадиона «Локомотив». В это время там под руководством Александра Абрамова тренировались будущие «Крылья». Соскучившись по футболу, водитель прямо в сапогах и в военном комбинезоне встал в ворота и попросил испытать его на прочность. Сразу после тренировки Абрамов договорился с начальником гарнизона о том, что Квасникова командируют в сборную предприятий авиационной промышленности.

Да, в свой день рождения «Крылья» уступили. Но уже 10 мая 1942 года они, одержав четыре уверенных победы в традиционном весеннем блиц-турнире, становятся чемпионами города. Первый междугородний матч «Крылья Советов» сыграли в Куйбышеве на стадионе «Локомотив» 5 июля 1942 года с московской командой ВВС, находящейся в эвакуации в Сызрани, и проиграли 3:4. В составе нашей команды отличились капитан команды Николай Михеев, Виктор Новиков, «капитанивший» в «Крыльях» в 1943-1946 годах, и Дмитрий Синяков.

В 1945 году «Крылья» выигрывают чемпионат в группе II и c 1946 года выступают в элите советского футбола…

Высшее достижение «Крыльев Советов» в чемпионатах СССР – 4 место (1951 год, гл. тренер Александр Абрамов). Рекордсмен клуба по количеству сыгранных матчей во всех дивизионах – Валерьян Панфилов (413), в высшем дивизионе – Борис Вальков (257). Лучший бомбардир во всех дивизионах СССР – Равиль Аряпов (105 мячей), в высшем дивизионе страны – Борис Казаков (61 мяч).

Высшее достижение самарской команды в чемпионатах России – 3 место (2004 год, гл. тренер Гаджи Гаджиев, президент клуба Герман Ткаченко). Больше всего игр за клуб в российской Премьер-Лиге провёл Антон Бобёр (274). Лучший бомбардир в матчах чемпионатов России в Премьер-Лиге – Андрей Каряка (49 мячей).

Официальные цвета клуба – бело-синие (до 2000 года), зелёно-бело-синие (с 2000 года до настоящего времени). Эмблема клуба – синий ромбик с двумя прописными буквами «КС» – появилась в 1953 году на основе знака-логотипа, разработанного в Москве в Центральном совете всесоюзного общества «Крылья Советов».

«Крылья Советов» дважды играли в финалах Кубка СССР (1953, 1964) и один раз в финале Кубка России (2004). Все три раза наша команда уступала с минимальным счётом 0:1 (московскому «Динамо», киевскому «Динамо» и грозненскому «Тереку»).

12 мая 2021 года самарские «Крылья» в Нижнем Новгороде вновь сыграют в финале Кубка России. На этот раз - с московским «Локомотивом».

«Крылья Советов» лидируют в первенстве ФНЛ. «Локомотив» находится в зоне Лиги чемпионов, занимая второе место в Премьер-Лиге. Но чем чёрт не шутит? Тем более что подопечных главного тренера Игоря Осинькина, перешедших вместе с ним в «Крылья» из ФК «Чертаново», болельщики и журналисты называют чертями…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

11. Король куйбышевского футбола

Самарские «Крылья Советов» уступили и в четвёртом своём финале Кубка страны. 12 мая 2021 года в Нижнем Новгороде симпатичная команда Игоря Осинькина, показав смелый, размашистый, атакующий и комбинационный футбол, всё-таки проиграла столичному «Локомотиву» со счётом 1:3. Из-за обидных и грубых ошибок защитников. При этом «Крылья» впервые забили в решающем кубковом матче. До этого они трижды (в 1953, 1964 и 2004 годах) уступали своим соперникам 0:1. Первый самарский мяч в финале забил в результате изящной, быстрой и остроумной комбинации воспитанник московской школы «Чертаново», уроженец города Большой Камень в Приморском крае Владислав Сарвели после тонкого паса пяткой Ивана Сергеева и нацеленного прострела Дениса Якубы…

Исторические сравнения, как и любые сравнения вообще, конечно же, хромают. Но эмоциональные рифмы связывают события и эпохи, воскрешая, возвращая, соединяя, казалось бы, навсегда разорванные времена и биографии.

Куйбышевские «Крылья Советов», вошедшие в память и сознание болельщиков всей страны, как «гроза авторитетов» и «кубковая команда», невозможно представить без феноменального футболиста и человека. Без буквально обожаемого в родном городе «короля футбола», «истребителя Гули», выдающегося местного воспитанника, голеадора Александра Гулевского.

О нём рассказывали легенды, мифы, притчи и анекдоты в духе «Одесских рассказов» Бабеля и «Случаев» Хармса. В них футбольный герой представал то романтическим Дон Жуаном, окруженным самарскими красавицами, то фольклорным Иваном-царевичем, то лукавым футбольным разбойником. Придумывали, что он происходил из казачьего рода и был чуть ли не потомком Емельяна Пугачева. Это не мешало другой версии, согласно которой он происходил из старинного дворянского рода. В годы страшного сталинского террора шептались, что дед Гулевского был раскулачен, а его родители бежали в Самару от принудительной ссылки и голода. Послевоенные самарские бандиты утверждали, что они лично опекали и защищали лучшего бомбардира «Крыльев». Якобы они в троекратном размере вернули ему украденные из кармана футболиста деньги, полученные им за выход в финал Кубка СССР 1953 года. А когда у Гулевского из раздевалки пропали плащ и зонтик, болельщики подарили ему сразу три зонтика и три модных плаща. «Гуля, ты должен играть, а не расстраиваться», - будто бы сказал бомбардиру авторитетный куйбышевский болельщик. Покровительствовали Гулевскому и партийные начальники, и милиция, и заведующие магазинами и ресторанами, и артисты драмтеатра, и уникальный доктор, академик Аминев. Обо всех этих забавных, чаще всего, «художественных» историях и футбольных сказках мне сначала поведал мой отец, а позже племянник знаменитого форварда, передавший Музею самарского футбола роскошный, по его словам, деревянный радиоприемник с изображением Ленинграда – подарок своего прославленного дяди.

На самом деле доподлинно известно только то, что будущий выдающийся советский футболист, тренер, мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украинской ССР, легендарный центрфорвард и бомбардир «Крыльев Советов» родился 18 марта 1928 года в селе Кривое Озеро Красноярского района Самарской области. В 1932 году он вместе с семьёй переехал в Самару.

Ещё до Великой Отечественной войны Саша Гулевский начал заниматься футболом в куйбышевском «Динамо» у замечательного детского тренера Михаила Сенина. Того самого, что позже откроет уникальные таланты Галимзяна Хусаинова и Бориса Казакова.

Во время войны подросток Гулевский работал на обувной фабрике, а позже на заводе имени Масленникова и всё свободное время играл в футбол. Весной 1947 года стройного, мощного, прыгучего, стремительного, как комета, нападающего, забивающего «акробатические» голы ударами слёту, заметил главный тренер «Крыльев» Александр Абрамов.

2 мая 1948 года Гулевский дебютировал за «Крылья» на куйбышевском стадионе «Локомотив» в матче чемпионата СССР против московского клуба ВВС. Первые два мяча за куйбышевскую команду он забил 27 мая 1948 года в Москве в ворота «Торпедо». В 1949 году центрфорвард Гулевский записал на свой счёт 9 мячей, а в 1950 году установил клубный рекорд в элите советского футбола, забив в чемпионате 16 мячей (повторён Борисом Казаковым в 1962 и 1963 годах). В том же году он почти в одиночку вывел «Крылья» в полуфинал Кубка СССР, забив в ворота соперников из Ашхабада, Ташкента и Москвы (ВВС и «Торпедо») семь мячей.

Гулевский солировал в команде создателя «волжской защепки» Абрамова, а позже Петра Бурмистрова, взаимодействуя с великолепным мастером советского футбола Виктором Ворошиловым и тонким, умным Фёдором Новиковым. Нападающий отлично играл головой и бил с обеих ног. «Крылья» играли против грандов советского футбола в жёсткий, цепкий, оборонительный футбол, «взрывающийся» резкими, реактивными контратаками и неберущимися ударами первым же касанием Александра Гулевского. Нередко Гулевский убегал от защитников с центра поля по непредсказуемой траектории и, не сближаясь с вратарём, расстреливал ворота соперников ударами под перекладину. Как писал корреспондент «Советского спорта», «своеобразно действует Гулевский, этот молодой футболист из года в год совершенствуется и растет. Атаки куйбышевской команды построены таким образом, что требуют непрерывного участия в них Гулевского. Умение четко останавливать мяч и направлять его с ходу в ворота противника позволяет Гулевскому часто добиваться результата. Гулевский мало уходит из центральной зоны, отсюда, как правило, он забивает голы»…

В том же 1950 году куйбышевский бомбардир был направлен на усиление донецкого «Шахтера» в турне по Болгарии и Румынии, где трижды поражал ворота «социалистических команд».

В 1951 году «Крылья» сенсационно, но вполне заслуженно заняли 4 место в чемпионате СССР, а в 1953 году под наименованием «Зенит» (Куйбышев), благодаря голу Гулевского в ворота московского «Локомотива», впервые вышли в финал Кубка СССР, где в упорнейшей борьбе уступили столичному «Динамо» (0:1).

«Гуля», как называли его партнёры и десятки тысяч поклонников, обладал сумасшедше высокой скоростью, уникальным голевым чутьём и выбором позиции, неординарной техникой обработки мяча. Игра Гулевского «на опережение» и его удары слёту вызывали восторг и аплодисменты куйбышевских болельщиков.

Не было сомнений, что столь неординарный и яркий форвард должен получить приглашение в сборную СССР. Даже несмотря на то, что в это время в советском футболе блистали Гогоберидзе, Симонян, Сальников, Ильин, Стрельцов, Валентин Иванов, Слава Метревели…

Но в начале 1954 года Гулевский ложится на операционный стол. Академик Аминев вырезает футболисту грыжу. Центрфорвард очень быстро восстанавливается, его уговаривают перейти в столичное «Торпедо», где он должен возглавить атакующую тройку вместе с Эдуардом Стрельцовым и Валентином Ивановым. Гулевский скрывал, что играл, преодолевая боль, ему всё труднее давались реактивные рывки и акробатические удары.

В 1955 году он возвращается в родные «Крылья» ещё на один сезон и становится автором трёхсотого гола клуба в элите советского футбола. А 11 сентября того же года забивает первый международный гол куйбышевского команды – в ворота сборной Индии (4:1).

В 1956-1957 годах Гулевский выступал за ленинградский «Зенит», а потом ещё четыре года солировал в «Трудовых резервах» (Луганск). За клуб, который позже станет чемпионом СССР под именем ворошиловградской «Зари», он провёл 117 матчей и забил 61 мяч.

«Второе возвращение» Гулевского в родные «Крылья» состоялось в конце 1977 года. Теперь уже в качестве главного тренера. Александр Петрович приехал возвращать нашу команду в Высшую лигу. Вместе с ним в «Крылья» пришли чемпионы СССР защитник Владимир Абрамов и нападающий Юрий Елисеев (из луганской «Зари»), а также вратарь Геннадий Лисенчук (из «Таврия»), полузащитник Анатолий Быткин (из «Кривбасса») и нападающий Юрий Пилипко (из нальчикского «Спартака»). После первого круга чемпионата СССР 1978 года в Первой лиге, несмотря на то, что «Крылья» уверенно шли на первом месте, Гулевский был уволен по распоряжению обкома КПСС после конфликта с начальником команды Григорием Фридляндом…

«Король куйбышевского футбола» умер в Киеве 11 июля 2004 года, успев потренировать девять украинских команд и две из них (симферопольскую «Таврию» и криворожский «Кривбасс») вывести из Второй в Первую лигу СССР.

Александр Петрович Гулевский трижды входил в список 33 лучших футболистов страны (1950, 1951, 1953). В 1952 году в составе сборной Москвы (Олимпийской сборной СССР) готовился к Олимпийским играм в Хельсинки. Он до сих пор безоговорочно входит в символическую сборную «Крыльев Советов» за всю историю клуба.

В 1948-1953 и 1955 годах Гулевский сыграл за «Крылья Советов» 164 матча и забил 51 мяч. Ещё 9 мячей он забил за «Крылышки» в Кубке СССР, что до сих пор является кубковым рекордом нашей команды.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

12. Портрет артиста в рамке ворот

«Крылья Советов», костяк которых составили молодые и амбициозные воспитанники футбольной школы «Чертаново» и тренера Игоря Осинькина, побили в минувшем сезоне сразу несколько рекордов второго по силе дивизиона России. Забили 100 мячей, набрали 101 очко, одержали 11 побед подряд, а лучший бомбардир команды Иван Сергеев наколотил в первенстве ФНЛ 40 мячей. А ещё чемпионы ФНЛ дошли до финала Кубка России, переиграв по пути волгоградский «Ротор», подмосковные «Химки», столичное «Динамо» и грозненский «Ахмат». Обидное поражение от московского «Локомотива» в решающем матче за Кубок страны до слёз, которые в прямой трансляции увидела вся Россия, огорчило игроков и болельщиков самарской команды. Но ещё большую тревогу вызывает пока будущее «молодой банды чертенят», привезенных вместе с их тренером в Самару агентом Павлом Андреевым. Кто из них останется в «Крыльях», в третий раз за последние семь лет возвращающихся в отечественную Премьер-Лигу?..

60 лет назад молодая куйбышевская «команда лысых» триумфально выиграла чемпионат РСФСР, турнир в Первом дивизионе СССР (классе Б) и на одном дыхании вернулась в Высшую лигу. Правда, перед тем сезоном 1961 года главным тренером «Крыльев» стал её недавний капитан, воспитанник куйбышевского футбола, заслуженный мастер спорта СССР Виктор Карпов, возглавлявший команду потом ещё восемь лет. А основную обойму клуба составили сразу тринадцать местных футболистов. Среди них - Борис Казаков, Борис Вальков, Альфред Фёдоров, Владимир Гришин, Геннадий Широчкин…

Одним из ярких представителей самой талантливой в истории клуба плеяды куйбышевских футболистов, воспитанников местного футбола, поколения «детей войны и тыла» и общественно-политической оттепели был удивительный человек и вратарь Александр Соколов. Кстати, единственный, кто из игроков «Крыльев» не постригся наголо 17 июня 1961 года. «Кто-то же должен был сохранить голову на плечах», - шутил Александр Сергеевич Соколов. «Да, я не Пушкин, но точно Александр Сергеевич», - приговаривал он, блуждая со мной по Музею самарского футбола.

«Моих грехов разбор отложим до поры, вы оцените красоту игры». Эти слова Юлия Кима из песни, написанной к телевизионному сериалу Марка Захарова «Двенадцать стульев», лучше всего характеризуют судьбу, органическую природу и характер голкипера, денди, балагура, рассказчика, художника, любителя джаза и рок-н-ролла, любимца богемы, дружившего со многими самарскими поэтами. «Ох, артист!», - то одобрительно, то грозно и осуждающе, то влюблённо и восторженно говорили ему тренеры куйбышевской команды Абрамов и Карпов, друзья и партнёры, болельщики и поклонницы…

Он страстно и беззаботно любил игру и творчество, слишком часто забывая о результате. Закончив музыкальную школу в Чапаевске, всю жизнь музицируя, рисуя, сочиняя шутливые миниатюры, он так и не стал музыкантом, художником и литератором. Учась в трёх куйбышевских институтах (политехническом, строительном и педагогическом), он так и не получил высшего образования. Пережив множество любовных историй и приключений, он едва не остался один на один с болезнью и старостью. Впрочем, женщины, искусство и хмельное вдохновение не покинули его до последнего вздоха. За несколько недель до смерти он интересовался у меня отличиями соц-арта от концептуализма и музыкой композиторов-минималистов Наймана и Гласса.

Он и профессиональным футболистом себя не считал. «То, что приносит удовольствие, не может быть профессией. Во всяком случае, пока приносит удовольствие», - иронично замечал заслуженный ветеран «Крыльев». Трёхкратный мастер спорта СССР (чемпион РСФСР, финалист кубка СССР 1964 года и полуфиналист Кубка СССР 1965 года), как шутливо говорил о себе Александр Соколов, родился 14 марта 1939 года в учительской семье. Его мама даже удостоилась звания «Заслуженный учитель школы РСФСР». Всё детство Саша занимался в музыкальной школе, рисовал, сочинял и рассказывал товарищам небылицы, играл в баскетбол и в футбол в юношеской команде чапаевского «Химика».

Высокого, стройного, насмешливого студента политехнического института создатель и главный тренер «Крыльев» Александр Абрамов заметил на баскетбольной площадке. «Соколик» на глазах восторженных однокурсниц совершал акробатические прыжки, изящно ловил улетающие за пределы площадки мячи, перехватывал передачи противников и защищал корзину от точных бросков. Александр Кузьмич подозвал 19-летнего балагура к себе и предложил ему попробовать себя в дубле «Крыльев Советов» в качестве вратаря. «Дядя, вы шутник!», - не слишком уважительно парировал долговязый студент, но увидев восторженные взгляды барышень, тут же извинился и согласился…

С 1958 года Александр Соколов защищал ворота дубля «Крыльев», а 13 мая 1960 года дебютировал в главной куйбышевской команде в Москве в матче чемпионата СССР против столичного «Спартака». Несмотря на два пропущенных мяча, молодой вратарь несколько раз удостоился аплодисментов болельщиков за артистизм и акробатические прыжки, благодаря которым он вынул из углов своих ворот несколько, казалось бы, неберущихся мячей. Ещё ярче Соколов проявил себя в следующем матче в Киеве против знаменитого местного «Динамо». Благодаря выдающейся реакции и прыгучести Соколова, «Крылья» сенсационно разгромили хозяев поля со счётом 3:0. В конце встречи он откровенно начал играть на публику, ловя мячи, пролетающий мимо ворот, совершая дополнительные кульбиты и кувырки, но при этом «намертво» фиксируя мяч. Настроение Соколова передалось и его партнёрам. Как писал в «Советском спорте» корреспондент Галинский, «игра волжан была настолько напориста и красива, что зрители несколько раз устраивали овацию гостям».

«Да, я играл на публику! А на кого же мне ещё было играть? Только для публики и вдохновения», - признавался мне седовласый, но по-прежнему неисправимо шутливый ветеран.

В 1961 году уже под руководством Виктора Карпова артистичный и своенравный голкипер, знаток музыки, литературы и живописи, становится чемпионом РСФСР, а в 1964 году финалистом Кубка СССР. В полуфинале «Крылья» со счётом 3:2 красиво переиграли в гостях московское «Динамо», ворота которых защищал лучший вратарь Европы Лев Яшин.

О триумфальном полуфинале 1964 года в Музее самарского футбола свидетельствуют гетры и часы участников того матча Евгения Гецко и Геннадия Сарычева. И, конечно, одна из главных музейных «святынь» – вратарские перчатки Александра Соколова. После победы «Крыльев» над московским «Динамо» великий Лев Иванович Яшин, единственный из вратарей обладатель «Золотого мяча» лучшего игрока Европы (1963), подошёл к худощавому, долговязому голкиперу куйбышевской команды Александру Соколову. «Смеёшься, сынок. Думаешь, можешь играть лучше вратаря сборной мира? Ну-ка дай мне, парень, свои перчатки, ты их, кажется, намазал чем-то», – сказал Яшин, грозно приближаясь к киперу «Крыльев», как вспоминал лукавый и остроумный Соколов. «Лев Иванович, – убегая от самого знаменитого футболиста страны, – ответил Александр Сергеевич, – в этих перчатках я был лучше, пусть и всего один раз, самого Яшина, на них в Куйбышеве молиться будут, как на святые мощи». Эти перчатки вместе со своими акварелями Александр Сергеевич Соколов подарил Музею самарского футбола за полгода до своей смерти в 2017 году…

Если с 1960-го по 1963 год в воротах «Крыльев» попеременно играли Александр Соколов и Николай Карасёв, то весь 1964 год у куйбышевской команды был один спаситель – артист-виртуоз Соколов. Он сыграл без замен все 32 матча чемпионата СССР в Высшей лиге и четыре из пяти в Кубке СССР.

После яркой, результативной, сумасшедшей победы над московским «Динамо» куйбышевский клуб ожидал финала с «Динамо» киевским. Виктор Маслов создал гармоничную, мощную, оригинальную команду, которая вскоре (с 1966-го по 1968 год) выиграет три подряд чемпионата СССР, а её лидеры – Виктор Банников, Вадим Соснихин, Василий Турянчик, Йожеф Сабо, Фёдор Медвидь, Олег Базилевич, Виктор Каневский, Андрей Биба и Виктор Серебрянников – надолго запомнятся не только советским любителям футбола. «Крылья» готовились к финалу на базе московского «Спартака» в Тарасовке. Как рассказывали мне в стенах Музея самарского футбола главный тренер куйбышевской команды Виктор Карпов и участники того исторического матча Юрий Капсин, Анатолий Кикин, Борис Кох и Александр Соколов, посмотреть на подготовку к игре амбициозных провинциалов приезжал заместитель председателя Федерации футбола СССР Владимир Мошкаркин и, между прочим, проговорился: «Жаль, но не получится у вас выиграть Кубок. Куйбышев из-за авиационных и секретных военных производств – город, закрытый для иностранцев. А наша Федерация на будущий год впервые получит право выставить клуб на розыгрыш Кубка обладателей Кубков европейских стран. Так, что сами поймите»… По словам Виктора Ивановича Карпова, никаких распоряжений он не получал. Наоборот, команда, обиженная на слова Мошкаркина, отчаянно настраивалась на, возможно, главный матч в своей жизни. Вместо спокойной, дозированной подготовки футболисты накануне финала тренировались до позднего вечера. И «перегорели». Впрочем, расстроенные болельщики «Крыльев» после игры были уверены, что их команду «задушили».

27 сентября 1964 года значительно больше половины зрителей, а их в «Лужниках» собралось тогда 90 тысяч, болели за куйбышевские «Крылышки». И подопечные Виктора Карпова сразу после стартового свистка Тофика Бахрамова (того самого, что потом будет линейным арбитром в финале чемпионата мира 1966 года) в первые 15 минут, прессингуя и стелясь в подкатах, заставляли ошибаться своих именитых соперников. На 4-ой минуте после навеса Владимира Гришина из убойной позиции бил головой Анатолий Жуков – выручил Банников. А на 17-ой минуте «народный защитник» «Крыльев», пенальтист, обладавший поразительной силы ударом с любой дистанции, любимец куйбышевской торсиды Гришин (его жизнь оборвалась при невыясненных обстоятельствах в 1967 году, когда мастера спорта СССР отлучили от футбола за увлечение алкоголем) неловко выбил мяч прямо на ногу Каневскому, и тот с близкого расстояния поразил сетку ворот Александра Соколова.

Соколов, «вытащивший» в той игре несколько «мёртвых» мячей и не допустивший ни одной ошибки, винил в поражении себя. «Я не спас, у меня было вдохновение, но я не спас. Гениальный вратарь выручил бы. Значит, я не гений в рамке ворот, так, мелкий талант», - грустно улыбаясь, вспоминал Соколов. И смеялся, чтобы не заплакать…

Этот обидный гол оказался в той упорной игре единственным. В 1965 году Советский Союз в Кубке обладателей Кубков европейских стран представляло киевское «Динамо»…

Разочаровавшись в собственной футбольной гениальности, вратарь, которому предрекали приглашения в именитые клубы и в сборные команды страны, стал терять интерес к футбольному творчеству на тренировках. А без вдохновения и удовольствия, которое он хотел приносить болельщикам, играть было уже не интересно.

В 1965 году сменщиком Соколова становится Геннадий Агуреев. Александр Сергеевич «выдал» ещё несколько, в своём стиле, блестящих матчей. В полуфинале Кубка СССР Агуреев в первом тайме пропустил от московского «Спартака» три мяча и «поплыл». На второй тайм вышел Александр Соколов. В нём вновь проснулся акробат-артист. Несколько раз он в размашистых пластичных прыжках отразил удары под перекладину и в девятку Валерия Рейнгольда и Юрия Севидова. Вскоре Анатолий Казаков один мяч отквитал. И хотя великий экс-крыльевец Галимзян Хусаинов добил футбольный снаряд в ворота «Крыльев» после очередного спасения Соколова, куйбышевцы едва не переломили ход полуфинала. Даже несмотря на то, что гости остались вдесятером – на носилках унесли с поля Анатолия Казакова. В следующем эпизоде на 70-ой минуте игры Соколов бесстрашно бросился в ноги Хусаинову и, рискуя получить травму, своими огромными руками выбил мяч прямо на Бреднева. Быструю контратаку куйбышевской команды точным ударом завершил Анатолий Жуков. «Крылья» прижали «Спартак», но отыграться у подопечных Карпова сил и времени всё-таки не хватило…

Последний матч в составе «Крыльев Советов» Александр Соколов провел 2 июня 1966 года в Кутаиси против местного «Торпедо» (0:2).

Александр Сергеевич Соколов с 1960-го по 1966 год сыграл за «Крылья Советов» более 130 матчей, 105 из них в чемпионатах Высшей лиги СССР.

После «Крыльев» Соколов недолгое время защищал ворота «Металлурга» (Тула) и «Металлурга» (Куйбышев). Работал помощником главного тренера тольяттинского «Торпедо» Альфреда Фёдорова.

До конца жизни он рисовал, создавал странные и наивные художественные инсталляции и скульптуры, слушал джаз и современную авангардную музыку, выпивал, влюблялся и шутил, долго болел и всё равно шутил и рассказывал небылицы. И снова шутил. Чаще всего над самим собой.

Его не стало 17 августа 2017 года. Попрощаться с ним на улицу Мичурина в Самаре пришло всего около тридцати человек. Мы вспоминали его игру и его шутки. А потом долго и упрямо аплодировали ему вслед. Как истинному и искреннему артисту…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

13. КИКА - УКРОТИТЕЛЬ ЛЬВА

Безобразный, ужасный, чудесный// век прошедший, ты мне всё родней.// Машет крыльями ангел небесный,// задыхаясь во мраке полей... Вы будете смеяться, а я буду плакать. А что же вы мне еще прикажете делать, мне, четырехлетнему мальчику, застывшему у бровки переполненного стадиона «Динамо», взирающему как низкорослый и очень крепкий человечек со странным именем Кика фантастически стремительно убегает от огромного защитника и, резко смещаясь в центр, вколачивает футбольный мяч в створ ворот? Моё детское сердце стучит от радости так громко, что я не слышу даже ревущих от счастья за моей спиной трибун. Вы смейтесь, потому что это смешно. А я поплачу. Ведь в истории наших провинциальных «Крыльев» должны были быть не только герои, жертвы и злодеи. Но и ангелы. Такие, как наш Чаплин, Тёркин, Чонкин, Швейк из черно-белого немого кино, с заводской куйбышевской окраины. Кика. Кикин. Левый нападающий Анатолий Кикин.

Анатолий Кикин родился 3 ноября 1940 года в Куйбышеве, в рабочем бараке на 116 км. Страшный голод, нищета и изнурительный труд очень рано отняли у него отца. В семье было 8 детей, из которых войну и первые послевоенные годы пережили лишь два брата Кикиных. И мама, опекавшая своих детей до последнего вздоха. Толя до самозабвения занимался легкой атлетикой, волейболом и футболом, мечтал стать рекордсменом по бегу на короткие дистанции. Но его настоящей родиной стал футбольный пустырь. Там он стал Кикой, там он обрёл свои ангельские крылья. Там его заметил тренер Леонид Солодовников и сделал футболистом.

Сразу после школы хулиганистого, но доброго Толю приняли на должность оператора в цех № 8 Куйбышевского нефтеперерабатывающего завода, чью честь он защищал сначала на беговой дорожке, а потом и на футбольном поле, «в лёгкую» убегая от защитников и забивая мяч за мячом. В 1959 году старший тренер «Крыльев» Александр Абрамов с подачи того же Солодовникова зачисляет Кикина в дубль, а в 1960 году отправляет на стажировку в сызранский «Нефтяник» к Ивану Ширяеву.

Сезоны 1960 и 1961 года Анатолий Кикин провёл в классе «Б». Вместе с Юрием Капсиным и Анатолием Жуковым. В 1961 году в класс «Б» угодили и «Крылья Советов». И уже тогда Кикин стал добрым ангелом самой главной своей команды. За путевку в класс «А» вместе с обновлёнными «Крыльями» долгое время боролся и сталинградский «Трактор». Взлететь в Высшую лигу куйбышевцам помог, в том числе, и Кикин. Его гол в ворота сталинградских «трактористов» отбросил конкурентов «Крыльев» на 3 место.

Скромного, простоватого, но неординарного и непредсказуемого нападающего заметил Виктор Карпов и решил дать ему шанс в большом футболе. 12 июня 1962 года Кика, как звали его в команде, дебютировал в элите советского футбола и сразу же отметился голом. Первой «жертвой» отчаянно убегающего от защитников дебютанта стал вратарь столичного «Динамо», дублер Льва Яшина Владимир Беляев. Очень скоро придёт время доставать мячи из сетки своих ворот после ударов невесть откуда взявшегося Кикина и самому Яшину…

Александр Соколов, Евгений Майоров, Юрий Капсин, Геннадий Сарычев, Борис Вальков, Владимир Гришин, Альфред Федоров, Борис Кох, Анатолий Жуков, Николай Осянин... А чуть раньше и чуть позже ещё и Борис и Анатолий Казаковы. Именно в этой самобытной команде Карпова Кика стал укротителем Льва. Именно в этой невероятной команде, состоящей на 90 процентов из глухих куйбышевских провинциалов, он испытал подлинный и неподражаемый триумф.

Это случилось 7 сентября 1964 года в присутствии сорока двух тысяч зрителей, расположившихся на трибунах знаменитых московских «Лужников». В этот день московское «Динамо», действующий чемпион страны, встречалось в полуфинале Кубка СССР по футболу с куйбышевскими «Крыльями». Никто, кроме старшего тренера провинциальной команды Виктора Карпова и его упрямых местных воспитанников, не сомневался в победе прославленного московского клуба. А ещё на чудо надеялись 12 тысяч куйбышевских болельщиков, приехавших поездами и электричками поддержать свою родную команду. И чудо случилось. В конце первого тайма, на 42-ой минуте, при счёте 0:1 (счёт открыл динамовец Валерий Маслов), капитан «Крыльев» Альфред Фёдоров длинной кручёной передачей вывел на удар Анатолия Жукова. Мощный удар форварда Яшин отбил далеко перед собой, но Кика, опередив защитника Глотова, первым же касанием вколотил мяч в ворота уже беспомощного Льва Яшина.

А сразу после перерыва, на первой минуте второго тайма, Кикин, откликнувшись на пас Владимира Гришина, убежал по левому флангу, затем, как реактивный трактор, сместился в центр, прорвался с мячом до линии штрафной площади и, не глядя, пробил в притирку с левой штангой, застав врасплох вратаря сборной мира. «Динамовцы» явно «поплыли». И ещё через три минуты Николай Осянин, сыграв в «стеночку» с Борисом Кохом и Альфредом Фёдоровым, коварным ударом с острого угла заставил великого голкипера в третий раз доставать мяч из сетки ворот. Только в последние пятнадцать минут динамовцам удалось прижать «Крылья» к воротам Александра Соколова. Однако куйбышевцы остро контратаковали и едва не увеличили своё преимущество в счёте. Как сообщал в своём отчёте «Советский спорт», «Кох, Осянин, Жуков и Кикин на большой скорости шли вперед, демонстрируя хитроумные финты, неожиданные передачи, сильные удары по воротам. Л. Яшину пришлось трудиться в поте лица и то, что волжане не отличились в четвертый-пятый раз – заслуга прославленного голкипера».

На 79-ой минуте после спорного пенальти капитан «Динамо» Эдуард Мудрик сокращает счёт до минимума. «Динамо» прибегает к откровенному навалу, но куйбышевские футболисты самоотверженно защищаются, блокируя почти все удары соперников. А с опасным «выстрелом» Игоря Численко в самой концовке игры в акробатическом прыжке справляется Соколов. 3:2! «Крылья» в финале, Кикин становится покорителем Льва!

О куйбышевском самородке, забившем два мяча Яшину в течение четырёх минут, пишет всесоюзная пресса. Один из журналистов даже написал, что после второго пропущенного от Кикина мяча на глазах обладателя «Золотого мяча» для лучшего футболиста Европы появились слёзы…

Как же обидно, что «Крылья» уступили в финале киевскому «Динамо» (0:1). Победы и кубки от киевлян никуда бы не делись, а «Крылья» тогда могли стать первой отечественной командой, выступившей в розыгрыше Кубка обладателей кубков европейских стран…

В 1965 году немногословный и по гайдаевски остроумный человек теряет голову от любви. Свою Таисию он обожал как кавалер де Грие Манон Леско. В 1967 году у них родился сын Алексей, для которого он не жалел ничего и ничего не требовал, молчаливо переживая сыновьи метания и азартные страсти. А потом также чистосердечно и молчаливо любил свою внучку. И до конца своих дней окружал себя портретами Таи, ушедшей из жизни на несколько лет раньше его...

Мастер спорта СССР Анатолий Кикин выступал за «Крылья» под одиннадцатым номером на протяжении семи сезонов, сыграв в чемпионатах СССР 117 матчей и забив 14 мячей. Еще пять мячей левый нападающий забил в 19 кубковых встречах и четыре мяча в 14 международных матчах. А сколько мячей были забиты после его прострелов и навесов Борисом и Анатолием Казаковыми, Николаем Осяниным и Анатолием Жуковым?!.. Последним матчем, сыгранным Кикиным за родные «Крылья», стал кубковый поединок с ашхабадским «Строителем» 28 июня 1968 года.

В конце своей карьеры игрока Анатолий Кикин стал любимым персонажем болельщиков куйбышевского «Металлурга» и тольяттинского «Торпедо», где выступал под руководством эстета, философа и правдоруба Альфреда Федорова. Без футбола Кикин своей жизни не представлял. Повесив бутсы на гвоздь, он учится в волгоградском институте физкультуры, а затем заканчивает Высшую школу тренеров. В 1989-1993 годах помогает Виктору Антиховичу тренировать «Крылья Советов». Короткое время – с апреля по май 1994 года – Кикин исполнял обязанности главного тренера «Крыльев». Однако добрый, застенчивый, молчаливый человек, бесстрашно «вспарывавший» оборону любого грозного соперника, так и не смог стать футбольным диктатором. Он вновь становится помощником Антиховича – в троицкой «Носте», сочинской «Жемчужине» и казанском «Рубине».

Последние годы Анатолий Кикин работал юношеским и детским тренером на «Юните». Как ребенок, он всю жизнь собирал и вклеивал в альбомы все вырезки, касающиеся «Крыльев» и любимых им звезд мирового футбола. Несмотря на больное сердце, заслуженный ветеран «Крыльев Советов» часто приезжал в Музей самарского футбола и выращивал розы на своей даче, чтобы дарить их соседям и первым встречным людям. Улыбающимся или печальным. Он всё время ждал и дожидался футбольной весны. В 2012 году она пришла очень поздно. Но и в этот раз он выстоял, несмотря на больное сердце и рак лёгких. И 27 марта покинул нас навсегда. Нет, нет, не навсегда...

Этот смешной, молчаливый, невысокий человек с растерянной виноватой улыбкой и застенчивым, лукавым, почти детским взглядом всегда будет настоящей и одной из самых счастливых легенд Самары. Именно он, коренной куйбышевец, простой заводской мальчик с трагической судьбой, прославил футбольную команду «Крылья Советов» на всю страну, заставив теряться, а потом недоуменно восклицать самого Льва Яшина: «Да что же это за чудо мне забивает?». Два мяча, пропущенных от Кики в полуфинале розыгрыша Кубка СССР, лучший вратарь мира помнил всю жизнь. И при личной встрече после слов Анатолия Михайловича «Лев Иванович, кто вам забивал два гола за пять минут?» дарил заслуженному ветерану «Крыльев Советов» то журнал с автографом, то книгу своего друга Пеле…

Дерзко, страстно, ярко, дико,

Было здорово настолько!

И неслось с трибуны «Кика»,

И летел по флангу Толька.

Он играл и жил от нерва,

Был безбашен и бесстрашен.

Пусть в скрижалях он не первый,

Но его запомнил Яшин.

Он изведал жизни горькой,

Он вкусил игры красивой.

Чаплин, Чонкин, Швейк и Тёркин,

остроумец молчаливый.

Ты пример единоверца -

всем снобам, жлобам и прочим.

Ты лежал с пронзённым сердцем,

задыхаясь влажной ночью.

Крылья сломаны? Не лгите,

час придёт ещё рассветный.

Кика, Кика, укротитель

Льва, наш ангел беззаветный...

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

14. Соуза самарского футбола

Родившийся, как и Александр Сергеевич Пушкин, 6 июня Жозе Иванилду де Соуза внешне мало похож на первого русского поэта. Разве что небольшим ростом и смуглым цветом кожи. Однако футбольный язык бразильского плеймекера, его гармоничная энергия, безукоризненная техника, пластика, точность, длинная выверенная строка его изумительных передач и лапидарное остроумие вполне можно назвать пушкинскими. Жаль, что «нашим всем» или почти всем Соуза был для самарской торсиды всего два с небольшим года. Но был. И надолго, если не навсегда, останется первым по значимости легионером «Крыльев Советов».

А первым иностранным футболистом не только в «Крыльях», но и в истории всего советского футбола стал чемпион Болгарии в составе ФК «Берое» Теньо Минчев. В августе 1988 года болгарский защитник и опорный полузащитник принял приглашение председателя Куйбышевского областного спорткомитета Владимира Заворина поиграть в главной команде Куйбышева – города-побратима Стара-Загоры. За куйбышевские «Крылья Советов» в чемпионате СССР 1989 года во второй лиге он сыграл 28 матчей. Ещё 7 игр Минчев провёл за «Крылья» в Кубке СССР и первенстве РСФСР, отметившись в них двумя забитыми мячами.

После распада СССР цвета самарской команды, особенно щедро при Германе Ткаченко и Александре Тарханове, защищали почти полторы сотни футболистов из сорока с лишним стран дальнего и ближнего зарубежья. Среди них были такие неординарные и выдающиеся мастера, как Иржи Ярошик и Ян Коллер (Чехия), Маркос Да Силва Анжело, Леандро Самарони, Рожерио Гаушу, Сильва Леилтон и Моура Пинейру Мойзес (Бразилия), Баба Адаму и Ларри Кингстон (Гана), Мэттью Бут (ЮАР), Эдуардо Лобос (Чили), Патрик Овийе (Нигерия), Андрей Гусин (Украина), Мирджалол Касымов (Узбекистан), Густаво Лилльо (Аргентина), Огнен Короман (Сербия), Йоан Молло (Франция), Давид Муджири (Грузия), Марко Топич (Босния и Герцеговина), Раис Мболи (Алжир), Режиналь Горо (Гаити), Дарвин Кинтеро (Колумбия), Александр Глеб (Белоруссия)… Играли в «Крыльях» и представители довольно экзотических для средней полосы России стран - Анас Махлюф и Нихат Буши из Сирии, Цой Мин Хо из КНДР и Джозеф Ди Кьяра из Канады. 2 мая 2008 года на самарском стадионе «Металлург» в матче против пермского «Амкара» (2:0) главный тренер «Крыльев» Леонид Слуцкий выпустил на поле в стартовом составе защитника из Южной Кореи О Бом Сока, а на 90-ой минуте вместо колумбийца Хуана Карлоса Родригеса Эскобара рядом с Соком на фланге появился полузащитник из Корейской Народно-Демократической Республики Цой Мин Хо.

Но самым техничным, интеллектуально тонким, артистичным и ярким, умным и выразительным был, конечно же, Соуза. Соус, Соня, как называли его партнёры по команде. Маленький, но ладный, гармонично сложенный футболист, сдержанный и едва ли не застенчивый в жизни, - на футбольном поле (впрочем, это и была его настоящая подлинная жизнь) преображался в бесстрашного и неукротимого виртуоза, которому было подвластно любое самое сложное и непредсказуемое решение.

Будущий самый техничный игрок «Крыльев Советов» родился в маленьком городке Итажа с населением семь тысяч человек, в штате Риу-Гранди-ду-Норти. Свой путь или даже взлёт в без преувеличения большой футбол Жозе Иванилду де Соуза начал в детской, а затем в юношеской команде клуба «Америка Натал». Потом в его карьере были великие бразильские клубы «Коринтианс», «Сан-Паулу», «Атлетико Паранаэнсе», с которыми он выиграл, в том числе, Кубок и чемпионат Бразилии.

Соуза являл собой образец футболиста, плеймекера и атакующего полузащитника «золотого века» бразильского футбола, эпохи Пеле, Диды, Гарринчи, Ривелино, Фалькао, эпохи торжествующего «танцевального» стиля Джанго, влюбившего в бразильский футбол миллионы, а может и миллиарды мальчишек во всём мире. Возможно, Соуза опоздал на пару десятилетий, оказавшись в жёстких условиях гораздо более прагматичного футбола. Может быть, ему не хватило характера, амбиций, тщеславия, чтобы ворваться в когорту великих бразильцев. Но его видение поля, изумительный дриблинг, «радиоуправляемые» передачи на любые дистанции, размашистые, крученые, пласированные снайперские удары, изящные выходы один на один с вратарём и цирковые подсечки не могли оставить равнодушными не только болельщиков, но и тренеров национальной сборной Бразилии. В 1995-1996 годах он сыграл за первую сборную своей великой футбольной страны 11 матчей и забил три мяча. Его партнерами по сборной являлись Клаудио Таффарел, Кафу, Алдаир, Бранко, Леандро, Дунга, Бебето, Рональдо («Зубастик»), Роберто Карлос…

Вот в такого футболиста «влюбились» главный тренер «Крыльев» Александр Тарханов и президент клуба Герман Ткаченко. Чтобы у Ткаченко не было сомнений стоит ли приглашать такого игрока - Тарханов привёз Германа в Бразилию. И непосредственно увидев, что творит Соуза на поле, сомнений у расчётливого, предприимчивого, но авантюрного президента самарского клуба не осталось. В декабре 2002 года Жозе Иванилду де Соуза подписал с «Крыльями» трёхлетний контракт.

Сезон 2003 года закончился отставкой Тарханова и стал весьма противоречивым для «Крылышек». С одной стороны, веселая, комбинационная, невероятно зрелищная игра, а с другой стороны – кличка «плюшевые игрушки» и всего лишь девятое место в чемпионате России. И счастье, детский восторг, наслаждение наблюдать за игрой Соузы. За его техникой работы с мячом, волшебными, феноменально точными разрезающими передачами и забросами на Пошкуса, Каряку, Виноградова, Тихонова, Коромана. За его невероятным дриблингом, штрафными ударами и голами а-ля Пеле, а-ля Зико и а-ля Ромарио в ворота «Ростова», «Зенита», «Спартака», «Рубина».

Межсезонье Соуза провёл на Родине в Натале, где принял участие в товарищеском благотворительном матче, весь сбор от которого предназначался для лечения легендарного местного футболиста Жакара. Соуза в той игре сделал хет-трик, а один из мячей забил с центра поля.

В 2004 году Гаджи Гаджиев к красоте, глубине и точности рисунка, исходящего от Соузы, добавляет футбольной ярости и самоотверженности. После тяжелого старта «Крылья» набирают свою подлинную высоту, собирая переполненный «Металлург», ставший самым посещаемым стадионом Восточной Европы. В Самаре начинается настоящий футбольный бум, соизмеримый с тем, что происходило в Куйбышеве при Александре Абрамове и Викторе Карпове. «Крылья» впервые в своей истории выигрывают бронзу чемпионата России и… горько уступают в финале Кубка страны грозненскому «Тереку» 0:1. Больше десяти тысяч самарских болельщиков, собравшихся на трибунах столичного «Локомотива», и сотни тысяч, примкнувших к экранам телевизоров, рыдали от отчаяния и не верили, что эти «Крылья», команда Жозе Соузы, Андрея Тихонова и Андрея Каряки, остались без заветного трофея. Тем более что Тихонов был заменён уже на 41-ой минуте, а Соуза вышел на замену на 55-ой минуте. Оказалось, что бразилец играл с травмой, но поклонников команды убедить, что «Крылья» проиграли в честной игре, было невозможно…

Сказка про самые красивые и стремительные «Крылья», ведомые уникальным плеймекером, пушкинским футбольным Моцартом Жозе Иванильду де Соуза, печально и обидно завершилась в первом круге чемпионата России 2005 года. Содержать команду, бросившую вызов столичным грандам, Герман Ткаченко уже не мог. Договориться с местным бизнесом и губернатором Константином Титовым тоже не получилось. И почти вся бронзовая команда, включая местного воспитанника Александра Анюкова, ушла с молотка. После трехмесячной задержки зарплаты Соуза «продаваться» отказался. Великолепный, но не скандальный футболист, который в отличие от своих партнеров ездил по городу не на шикарных иномарках, а на «Ладе-Самара» и «Шевроле-Нива», просто собрал чемодан и молчаливо улетел в Бразилию, где его ждала беременная жена.

В 2005 году Соуза сыграл за «Крылья» всего пять матчей, последний – 10 апреля с ЦСКА (0:5).

После Самары Жозе Иванилду де Соуза успел спасти от вылета из элиты бразильского футбола легендарный «Фламенго», выиграть Кубок Бразилии и вывести в высший бразильский дивизион свою первую команду «Америка Натал». Болельщики его первой команды и жители штата Риу-Гранди-ду-Норти называли его человеком-богом и до сих пор считают его наравне с Жакаром самым выдающимся уроженцем штата.

Соуза, самый вкусный, острый и незабываемый футбольный Соус Самары, «восьмёрка бесконечного мастерства», владеет фермой креветок (это его самое любимое блюдо, к которому он приучал Антона Бобра, Андрея Каряку и Андрея Тихонова на набережной Волги). Помогает своему первому клубу, занимается благотворительностью и играет в футбол с мальчишками и ветеранами.

Он до сих пор уверен, что «Крыльям» по силам было в 2004 году стать чемпионами России и уж точно выиграть Кубок страны. Он часто вспоминает Самару, которая тоже никогда не забудет своего плеймекера…

Соуза (де Соуза, Жозе Иванилду). Бразильский футболист, атакующий полузащитник. Чемпион Бразилии (2001), обладатель Кубка Бразилии (1995, 2006). Игрок сборной Бразилии (1995-1996). Финалист розыгрыша Кубка России (2004) и бронзовый призёр чемпионата России 2004 года в составе самарских «Крыльев Советов». Невысокий (169 см), бесстрашный футболист, обладавший кошачьей техникой, филигранными «радиоуправляемыми» передачами на любые дистанции, безупречно поставленным ударом и взрывным пластичным дриблингом, был восторженно принят самарскими болельщиками и остался в их памяти, как один из самых эффектных и эффективных плеймейкеров в истории «Крыльев». С 2003-го по 2005 год сыграл за «Крылья Советов» во всех турнирах 66 матчей и забил 9 мячей (в чемпионатах России – 56 игр и 8 мячей). 30 июня 2003 года выступил за сборную легионеров чемпионата России, составленную по результатам опроса болельщиков, против сборной России.

6 июня 2021 году Соузе исполняется 46 лет. С днём рождения, наш Жозе!..

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

15. Изгнание и триумф Владимира Бреднева

Его и Галимзяна Хусаинова называли в 1957 году главными надеждами «Крыльев Советов». Он стремительно ворвался в большой футбол, сделав 31 мая 1959 года ошеломительный хет-трик на куйбышевском стадионе «Динамо» в ворота ведомых знаменитым Виктором Масловым московских «торпедовцев». Он «выжигал» центр поля, выступая в роли опорного полузащитника, и забивал эффектные мячи реактивными ударами с левой ноги уже в качестве инсайда. «Связующее звено» легендарной «команды лысых» - он в 22-летнем возрасте был одним из самых опытных игроков и лидером куйбышевских «Крыльев Советов», которые под руководством Виктора Карпова триумфально вернулись в элиту советского футбола и стали чемпионами РСФСР. А позже горько и несправедливо отчисленный из родных «Крыльев» и оказавшись в том самом «Торпедо», стал чемпионом СССР, выводя на поле с капитанской повязкой великих Эдуарда Стрельцова, Валерия Воронина, Виктора Шустикова, Анзора Кавазашвили. Ему аплодировали итальянские болельщики и журналисты, объявившие воспитанника куйбышевского футбола лучшим игроком в составе обеих команд в двухматчевом противостоянии московского клуба и миланского «Интера» в 1/16 розыгрыша Кубка европейских чемпионов. И при этом одного из самых самобытных и выдающихся футбольных уроженцев Куйбышева редко вспоминали при жизни и всё реже вспоминают сейчас в родном городе…

Владимир Алексеевич Бреднев родился 15 июня 1938 года в Куйбышеве. Жил в старом, ещё дореволюционном доме на улице Арцыбушевской. В 1946 году семилетнего мальчишку отец впервые взял с собой на стадион «Локомотив». В бесконечной толпе, спешащих на футбол болельщиков, выделялись вернувшиеся с фронта солдаты и офицеры. Вышедшие в Высшую лигу СССР (именовавшуюся тогда Первой группой) «Крылья» в отчаянной борьбе вырвали ничью (1:1) у московского «Спартака». После этой игры Володя не пропускал ни одного матча любимой команды.

«Младший Бреднев бредит футболом», - говорил отец, наблюдая как сын до темноты играет с ровесниками тряпичным мячом. Через год Володе подарили настоящий кожаный мяч со шнуровкой. А ещё через два года отвели его сначала на просмотр в клуб имени Дзержинского, а потом на построенный военнопленными немцами стадион «Динамо» к Михаилу Андреевичу Сенину. Тому самому, что открыл для большого футбола будущего серебряного призёра чемпионата Европы и полуфиналиста чемпионата мира Галимзяна Хусаинова, а также настоящих непридуманных легенд «Крыльев» Александра Гулевского, Виктора Кирша, Бориса Казакова.

С Гилей Хусаиновым Володя Бреднев станет чемпионом города по футболу среди детей, а потом чемпионом СССР среди юниоров по хоккею с мячом. Обоих звали играть в «бенди» в московское «Динамо», но Хусаинов и Бреднев мечтали только о футболе…

Учась в 10 классе школы, Бреднев играл за старшую юношескую команду «Динамо» и сборную города. В 1956 году сборников пригласили провести тренировочный матч с «Крыльями Советов». Самый юный в составе горожан Бреднев отыграл оба тайма, а сборная города проиграла с двузначным счётом. Володя после игры едва не плакал. Но именно его выделил главный тренер «Крыльев» Вячеслав Соловьёв. Правда, помощнику Соловьева Юрию Белоусову пришлось несколько дней уговаривать отца Бреднева разрешить сыну уехать на сборы с «Крыльями» в Сочи. Родители хотели, чтобы Владимир непременно поступил в Авиационный институт.

В конце этого же года Бреднева и Хусаинова зачисляют в дубль главной куйбышевской команды. Соловьёв учил мобильного, бесстрашного, «хищного» и универсального самородка тактическим навыкам и, по словам Бреднева, развивал его «футбольный интеллект».

15 июля 1957 года в Москве Владимир Бреднев дебютировал за куйбышевские «Крылья Советов» в Высшей лиге (классе А) в 13 туре чемпионата СССР против столичного «Торпедо». У Бреднева было персональное задание – «выключить» из игры капитана сборной СССР, нападающего Валентина Иванова. «Бредень», как обозвал его Иванов, собирал все мячи перед штрафной площадью своей команды и помимо Иванова выиграл несколько принципиальных единоборств у Славы Метревели и Эдуарда Стрельцова. Счёт в матче уже на четвёртой минуте прямым ударом с углового открыл Вадим Редкин. В конце первого тайма Стрельцов, обыграв Виктора Карпова и Николая Кольцова, установил на табло московского стадиона «Динамо» равенство. Большего великой тройке советских форвардов добиться не удалось. Более того, Бреднев и Фёдор Новиков в одной из контратак едва не вырвали гостевую победу. Дальний удар с левой новичка «Крыльев» пришёлся в штангу, а Новиков на добивании угодил во вратаря Симакова.

Настоящим лидером «Крыльев» Владимир Бреднев становится в 1959 году, уже при Александре Абрамове. Сразу несколько грандов советского футбола хотят видеть агрессивного, неуступчивого, очень подвижного полузащитника, способного играть на позиции оттянутого форварда, опускаться глубоко в защиту, быть «волнорезом» в опорной зоне, собирать, как «бредень», большинство отскоков, выдавать разрезающий первый пас и завершать атаки мощными нацеленными ударами с левой ноги.

31 мая 1959 года в Куйбышеве на переполненном стадионе «Динамо» Бреднев забил три мяча в ворота всё того же московского «Торпедо» - своей роковой, своей будущей команды. Невероятные удары под перекладину отправили в «нокдаун» вратаря москвичей Денисенко. «Крылья» победили 3:1, а наставник «Торпедо» Виктор Маслов после игры настойчиво предлагал Бредневу перейти в его звёздную дружину. Главный тренер куйбышевской команды Абрамов, видевший в молодом полузащитнике огромный потенциал, был не против. Но поймавший кураж Владимир отказался уходить из родного клуба…

В 1960 году неразлучные друзья Бреднев и Хусаинов одновременно женятся, устраивая свадьбы в один день в клубе железнодорожников имени 1905 года напротив стадиона «Динамо». Владимир становится свидетелем со стороны Хусаинова, а тот соответственно со стороны Бреднева. Но вскоре Хусаинов, уже будучи игроком сборной СССР, уходит в московский «Спартак»…

В конце 1960 года «Крылья Советов» возглавляет старший товарищ и вчерашний партнёр Бреднева Виктор Карпов. В следующем сезоне «Крылья», отказавшись от «волжской защепки», в яростном атакующем стиле возвращаются в Высшую лигу. 22-летний Владимир Бреднев становится чуть ли не самым опытным игроком, которого слушают и Борис, и Анатолий Казаковы. И умный, упрямый и техничный Альфред Фёдоров. Владимира зовут в столичный «Локомотив», но он снова отказывается уезжать из Куйбышева.

В 1962 году ведущего футболиста, выходящего на поле в каждом матче чемпионата и Кубка СССР, отчисляют из «Крыльев» с немыслимо обидной формулировкой «за ненадобностью команде». И говорит ему это его друг, заслуженный мастер спорта СССР Виктор Карпов. Кто-то «нашептал» молодому талантливому тренеру и выдающемуся в недавнем прошлом футболисту, что Владимир Бреднев подрывает его безусловный авторитет в клубе. Последний матч за родные «Крылья Советов» Бреднев сыграл 11 августа 1962 года в Ленинграде против местного «Динамо» (1:3).

Два сезона Владимир проводит в горьковской «Волге», становится лучшим бомбардиром этой команды и выводит её в Высшую лигу.

В конце 1964 года лидер сборной СССР Валентин Иванов, а затем главный тренер столичного «Торпедо» Виктор Марьенко приглашают его в московский клуб, обещая постоянное место в основном составе.

В первом туре чемпионата СССР 1965 года «Торпедо» уверенно обыграло куйбышевские «Крылья» 2:0. Оба мяча в ворота Александра Соколова были забиты с передач Владимира Бреднева…

В сезоне 65-го он играет во всех матчах, забивает четыре победных мяча, становится чемпионом СССР. Эдуард Стрельцов, вернувшийся в «Торпедо» после семи лет несвободы и отлучения от большого футбола, называет Бреднева «стержнем команды» и самым надёжным другом. Владимир входит в список 33 лучших игроков страны.

Вот как характеризовал воспитанника куйбышевского футбола возглавивший «Торпедо» в 1967 году Валентин Козьмич Иванов: «Мобильный, с большим диапазоном действий, Владимир Бреднев умело подключался к атакам, где его поставленный удар с левой ноги иногда решал исход матчей. Надежно действовал в обороне, выделялся самоотверженностью и хорошим отбором мяча».

Ещё восторженней отзывался о Бредневе вратарь «Торпедо» и сборной СССР Анзор Кавазшвили: «Я играл с Володей в те славные годы, когда «Торпедо» блистало как в СССР, так и на международной арене. Он своим великолепным мастерством заполнил ту брешь, которая порой возникала у нас в полузащите. Он был необходим «Торпедо». Все помнят его великолепные удары, но ведь он постоянно выручал и подстраховывал партнёров. Он сшивал команду в единое цело. Никому никогда не уступал, не терялся на поле даже на фоне такого выдающегося футболиста, как Валерий Воронин».

В 1966 году Владимир Бреднев вместе с «Торпедо» дебютировал в розыгрыше Кубка европейских чемпионов. Как писал обозреватель «Известий»: «Осенью советские команды стартовали в европейских кубках. Турнир кубка европейских чемпионов «открывал» для Советского Союза клуб автозаводцев. Первый матч в Милане на прославленном «Сан-Сиро» завершился со счётом 1:0 в пользу итальянцев. Дома торпедовцы не смогли отыграться (0:0). Так завершился для советской команды дебют в главном европейском турнире по футболу. Одним из лучших игроков этих матчей итальянцы признали Владимира Бреднева (№10). В ответной игре дважды его сокрушительные удары могли перечеркнуть чемпионские амбиции «Интера», но пришлись они лишь в перекладину ворот противника. По мнению специалистов, в первом случае мяч опустился за линию ворот»...

В 1968 году, в его последнем сезоне, Бреднева преследовали травмы. В матче четвертьфинала Кубка обладателей европейских кубков в Уэльсе с «Кардифф Сити» он порвал связки бедра. Но всё равно сумел на прощание отыграть 12 матчей и вместе с «Торпедо» завоевать Кубок СССР и бронзовые медали чемпионата СССР.

После завершения карьеры игрока Бреднев недолгое время работал начальником команды в московском «Локомотиве» и тренером дубля «Торпедо». А потом неожиданно сделал блестящую дипломатическую карьеру, дослужившись до директора Департамента дипломатическо-курьерской службы МИД России. В министерство иностранных дел элегантного, всегда стройного, никогда не боявшегося учиться Владимира Алексеевича пригласил его персональный футбольный поклонник, соратник Михаила Горбачёва, а в советское время парторг ЗИЛа Аркадий Вольский.

Дочь замечательного футболиста, Ирина, родилась в Куйбышеве. Она окончила Московский государственный институт международных отношений. Сын Владимир, родившийся уже в «торпедовский период», тоже стал дипломатом.

Выйдя на пенсию, Владимир Бреднев пережил инсульт, долго и тяжело болел. Но не переставал бороться с болезнью и почти победил. Встал, заговорил…

Владимир Алексеевич скончался 9 февраля 2019 года. В последний путь его провожали ветераны, действующие футболисты и болельщики московского «Торпедо». В Самаре, в Музее самарского футбола, откликнулись на смерть великолепного и неукротимого футболиста его товарищи по «Крыльям» Геннадий Сарычев и Евгений Гецко…

Мастер спорта СССР Владимир Бреднев выступал за «Крылья Советов» с 1957-го по 1962 год, проведя за куйбышевскую команду в чемпионатах СССР 100 матчей и забив 6 мячей. В 1963-1964 годах – полузащитник горьковской «Волги». С 1965-го по 1968 год защищал цвета московского «Торпедо». В чемпионатах страны, розыгрышах Кубка СССР, Кубка европейских чемпионов и Кубка обладателей кубков он сыграл 309 матчей и забил 51 мяч.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

16. Счастливый сон Александра Аверьянова

Именно с этим крепким, всегда собранным, невысоким и немногословным человеком с открытой обаятельной улыбкой, глубоким, умным взглядом и простодушным лицом связано возвращение самарских «Крыльев Советов» в большую игру и большую футбольную историю. После стыдного прозябания в 1980-х годах на задворках отечественного футбола и мучительного российского становления некогда неуступчивый, грозный, отчаянный клуб, узнаваемый болельщиками огромной страны и воспитавший целую плеяду самобытных игроков, вернул себе репутацию настоящей грозы авторитетов…

15 июня 2021 года после долгой продолжительной болезни Александра Николаевича Аверьянова не стало. В этом году ему исполнилось бы 73 года. Он достойно, без трагической горечи, с неизменной застенчивой улыбкой, до последних своих дней продолжал жить футболом, упрямо и настойчиво занимаясь тренерской работой.

В детстве и юности ему пророчили карьеру большой звезды советского футбола. И был он гораздо сложнее, глубже и драматичнее своего внешне скромного и сдержанного образа. Образа не самого «топового» тренера и волевого человека, способного сотворить из разобранной провинциальной команды крепкий «бойцовский» коллектив, разбудить спортивное достоинство, характер, злость и самоуважение в обреченных на пребывание на вторых или даже третьих ролях футболистах и клубах.

С распадом Советского Союза «Крылья» из Второй советской лиги сразу попали в элиту российского футбола, где мучительно выживали первые два сезона. Казалось, что самарской команде суждено стать «футбольным лифтом»…

Сохранившись в Высшей лиге лишь по итогам переходного турнира «Крылья», которые вместо ушедшего из клуба Виктора Антиховича возглавили его помощники (сначала Валерий Богданов, а затем Анатолий Кикин), начали чемпионат 1994 года абсолютно безнадежно и провально. В первых восьми турах – семь поражений и ничья при разнице мячей 2 – 17. Добавим к этому «мутную» финансовую ситуацию, внутренние подозрения, разоблачения, интриги, конфликты и зияющие кадровые прорехи. Завершил выступления, был отчислен или покинул клуб по вышеназванным причинам целый ряд ключевых футболистов: Виктор Гаус, Александр Цыганков (он вернётся через два года и сыграет при Аверьянове свои лучшие матчи за «Крылья»), Евгений Харлачев, Владимир Филиппов, Динар Шарипов (вновь присоединившийся к команде в августе), Михаил Володин, Сергей Марушко, Юрий Гарин, Николай Булгаков. В этот отчаянно безнадежный период наступившего безвременья на тренерский мостик «Крыльев» пришёл внешне застенчивый, но уверенный в себе амбициозный тренер Александр Аверьянов.

В прошлом яркий, оригинальный, но не до конца реализовавшийся и недооцененный футболист очень хотел сказать своё веское слово в Высшей лиге российского футбола. Ведь сумел же он тремя годами раньше довести до элиты совершенно заштатный клуб «Океан» из Находки. А здесь ему предстояло работать с когда-то легендарными «Крыльями Советов», против которых он играл ещё в Высшей лиге СССР.

Аверьянов был назначен главным тренером «Крыльев» перед «несчастливым» тринадцатым туром. Самарцы уступили столичному «Торпедо» 1:3, а затем внезапно преобразились. Нет, они не заиграли в веселый «кружевной» футбол Тарханова – они, не имея (за исключением Гарника Аваляна и Виталия Сафронова) в составе очевидных «технарей», стали показывать «скандинавский», мужественный, самоотверженный, тактически грамотный и страстный, бойцовский футбол. В следующих 18 турах «Крылья» одержали пять побед, девять матчей завершили вничью и лишь в четырёх проиграли. В итоге - тринадцатое и уже счастливое место в турнирной таблице.

Пережив ещё один неровный, нервный, очень тяжелый сезон 1995 года, спокойно выдерживая давление и критику, не обращая внимания на минимальные возможности усиления состава, Александр Аверьянов создаёт в Самаре настоящую команду. При Аверьянове «звёздами» самарских «Крыльев» становятся неутомимый, неповторимый, харизматичный, своеобычно техничный ветеран Гарник Авалян, сверхнадежный экс-вратарь ЦСКА Юрий Шишкин, умный, тонкий, в будущем игрок сборной России и столичного «Спартака», плеймекер Виктор Булатов, агрессивный форвард Сергей Булатов, дриблёр, воспитанник местного футбола Зураб Циклаури, защитники Андрей Резанцев и Василий Мазур, сириец Анас Махлюф и старший сын тренера Александр Аверьянов-младший.

В третий аверьяновский сезон «Крылья» занимают достойное 9-ое место, наконец-то перестают разгромно проигрывать «Спартаку» и с позиции силы играть с другими грандами того российского футбола. Именно при Аверьянове «Крылья» начали зарабатывать репутацию «единственной провинциальной команды, ни разу не вылетавшей из элиты российского футбола». К сожалению, после настоящего футбольного бума (сопоставимого с тем, что переживал Куйбышев в 1940-е – 1960-е годы), у истоков которого стоял наш герой, наступит позорный 2014-ый. А потом 2017-ый. И 2020-ый…

За тур до окончания чемпионата России в Высшей лиге 1997 года «Крылья Советов» реально претендовали на итоговое пятое место. Увы, в последнем матче подопечные Аверьянова в упорной, беспощадной игре уступили 1:2 в гостях столичному «Локомотиву». Даже играя вдесятером (на 40-ой минуте был удален Мазур), «Крылья» сумели отыграться (мяч на счету Сергея Булатова, нынешнего помощника главного тренера Игоря Осинькина). Но гол Олега Гарина (уроженца Находки, где Аверьянов по-настоящему заявил о своём тренерском таланте) в ворота Юрия Шишкина, до этого трижды спасавшего свою команду, отбросил «Крылья» на седьмое место.

Седьмое место тогда стало лучшим результатом «Крыльев Советов» в российской истории. А ещё в 1997 году команда Аверьянова, переиграв «Аланию» и «Ротор», дошла до полуфинала Кубка России, где оступилась на том же столичном «Локомотиве» (0:1).

Эти рекорды самарской команды были побиты в последующие годы. Но один уцелел до сих пор. 5 апреля 1997 года на игру 4 тура чемпионата России между «Крыльями» и владикавказской «Аланией» (1:3) на стадионе «Металлург» собрались 44 тысячи болельщиков. Больше зрителей ни «Металлург», ни мундиальная «Самара Арена» не собирали…

Следующий, прощальный для Аверьянова чемпионат во главе самарского клуба, «Крылья Советов» завершили на 12 месте. Но даже после вкусной и сочной игры временно разбогатевших «Крыльев» Ткаченко и Тарханова, бронзы чемпионата и финала Кубка страны при Гаджи Гаджиеве, солидной, звёздной, но жившей в кредит самарской команды при Леониде Слуцком (едва не поставившей крест на истории и «Крыльев», и Слуцкого) – болельщики не забыли упрямой, самоотверженной, яростной аверьяновской команды!..

Александр Николаевич Аверьянов родился 1 октября 1948 года во Владивостоке. Вскоре вместе с семьёй переехал на Украину. Сначала в Горловку, а затем в Николаев. Посмотреть на вундеркинда Сашу Аверьянова в николаевскую ДЮСШ №3 специально приезжали тренеры молодежных и юношеских сборных команд СССР. В 1966 и 1967 годах миниатюрный Аверьянов становится чемпионом Европы (победителем юношеского турнира УЕФА) по футболу среди юниоров до 19 лет. Вместе с ним в сборной СССР играли Михаил Гершкович и Гиви Нодия.

Потом были выступления за одесский «Черноморец», николаевский «Судостроитель» и ворошиловградскую «Зарю», с которой Аверьянов выступал в финале Кубка СССР 1975 года. И шесть лет в столичном «Локомотиве» (1976-1981), когда столичная команда играла в Высшей лиге СССР, а он был её капитаном. За карьеру игрока Александр Аверьянов, взрывной, реактивный, техничный атакующий полузащитник, провёл в чемпионатах и розыгрышах Кубка СССР больше четырёхсот матчей и забил 72 мяча. Но в первой и Олимпийской сборных страны так и не сыграл…

Александр Николаевич Аверьянов – советский, украинский и российский футболист и тренер. Мастер спорта СССР, заслуженный тренер РСФСР. Главный тренер «Крыльев Советов» (Самара) в 1994-1998 годах. Руководил самарской командой в 157 матчах чемпионатов России и розыгрышей Кубка страны. Футболистами стали и оба его сына – Александр и Николай.

До «Крыльев» Аверьянов-старший возглавлял футбольные клубы Узбекистана и «Спартак» из Анапы. ФК «Океан» (Находка) под руководством Аверьянова в 1989 году стал обладателем Кубка РСФСР и в 1991 году вышел в Первую лигу чемпионата СССР, а после распада СССР в Высшую лигу России.

После «Крыльев» Александр Николаевич тренировал 12 команд, выступающих во всех лигах российского футбола, в том числе «Шинник» (Ярославль), «Уралан» (Элиста), «Алания» (Владикавказ), «Факел» (Воронеж) и «Газовик» (Оренбург).

В 2015 году из печати вышла книга Аверьянова «Крылья Советов» - любовь Самары». В том же году самарские болельщики откликнулись на призыв бывших подопечных замечательного футбольного человека и приняли активное участие в сборе средств для лечения и реабилитации тренера, страдающего онкологическим заболеванием.

Несмотря на изнуряющую болезнь, Александр Николаевич продолжал тренировать детей и юношей в московских футбольных школах. Ему часто снилось, как он – 17-летний футбольный вундеркинд из Николаева – забивает победный мяч сборной СССР в ворота сборной Болгарии…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

17. Весь этот джаз Галимзяна Хусаинова

Сборная России, показав пресную, скучную «игру от соперника», уступила в решающем матче группового этапа 1:4 датчанам. Так обидно и, признаемся, бездарно завершился для нас нынешний чемпионат Европы. Это был уже третий подряд бесславный финал Евро, когда российская команда не смогла выйти из группы…

В составе этой сборной вновь не было представителей «Крыльев Советов». Но один воспитанник самарского футбола всё же был – 19-летний Максим Мухин. Уроженец Тольятти, перед тем, как оказаться в столичном «Локомотиве» (с этого сезона он будет выступать за ЦСКА), успел пройти Академию имени Юрия Коноплева и молодежную команду «Крыльев». Максим трижды выходил на замену и, увы, безрадостную картину игры подопечных Черчесова, своим присутствием не осветил.

А первым воспитанником куйбышевского футбола на турнире самого высокого уровня стал ведущий защитник сборной СССР Константин Крижевский. Уроженец подмосковного Одинцова в 15-летнем возрасте вместе с семьёй эвакуировался в Куйбышев и уже через пять лет, пройдя дубль, стал при Александре Абрамове игроком основного состава «Крыльев Советов». В 1948 году талантливого футболиста «забирает» себе московское «Динамо», где он будет четырехкратным чемпионом страны и обладателем Кубка СССР. «Король воздуха», как называли сверхпрыгучего защитника, заслуженный мастер спорта СССР Крижевский примет участие в Олимпийских играх 1952 года и дойдёт со сборной СССР до четвертьфинала чемпионата мира 1958 года в Швеции. Тогда такой результат, в отличие от эйфории на чемпионате мира в нашей стране три года назад, был воспринят как «оглушительная неудача».

Ещё один самарец, уроженец куйбышевской Безымянки, Александр Анюков защищал честь сборной страны сразу на трёх Евро – в 2004, 2008 и 2012 году. В 2008-ом году Александр получит бронзовые награды континентального первенства.

Но самым ярким, эффектным и эффективным футболистом, который сформировался в детском куйбышевском футболе и «Крыльях», конечно же, был и надолго ещё останется Галимзян Хусаинов. Один из трёх советских футболистов (вместе с Виктором Понедельником и Славой Метревели), забивавших в финалах чемпионата Европы.

17 июня 1964 года в Барселоне на стадионе «Камп Ноу» сборная СССР в полуфинале разгромила сборную Дании со счётом 3:0. Хусаинов в том матче ассистировал Валерию Воронину, Виктору Понедельнику и Валентину Иванову.

Финальный матч на переполненном «Сантьяго Бернабеу» в Мадриде начался с массированных, истошных атак сборной Испании, и уже на 7-ой минуте встречи Переда после ошибки наших защитников метров с восьми поразил ворота Льва Яшина. Сборная СССР, успокоившись, завладела мячом и игровым преимуществом и впервой же атаке после изящного заброса Валерия Иванова и реактивного рывка Гализмяна Хусаинова сравняла счёт. Хусаинов слаломно оббежал последнего защитника испанцев, влетел в штрафную площадь и, уже падая, как шпагой, проткнул мяч в дальний угол ворот Хосе Анхеля Ирибара. Равная, отчаянная, обоюдоострая игра завершилась победой Испании со счётом 2:1. На 84-ой минуте Виктор Шустиков не смог выбить мяч с линии вратарской, и Марселино в падении головой принёс золото Евро своей сборной.

Представляете, как бы сейчас встречали нашу сборную после выхода в финал континентального первенства?! В 2008 году игроков команды Хиддинка, проигравшей в полуфинале сборной Испании с крупным счётом 0:3, встречали на Родине как национальных героев. А в 1964 году сборная СССР подверглась резкой критике и неудовлетворительной оценке партийного руководства.

В 1966 году Галимзян Хусаинов в составе сборной страны дойдёт до полуфинала чемпионата мира 1966 года в Англии. В полуфинале советская команда в упорнейшей борьбе уступила сборной ФРГ 1:2, а в матче за 3 место проиграла грубым и беспощадным тогда португальцам также 1:2. Для нашей сборной выход в полуфинал Мундиаля так и остался высшим достижением в истории. Но все, включая тренерский штаб и игроков, посчитали такое выступление неутешительным…

Лидер одного из самых первых джазовых оркестров Джордж Моррисон утверждал, что впервые слово «джаз» прозвучало в Колорадо в сентябре 1911 года. Почти день в день с первым официальным футбольным матчем в Самаре. Вот уже сто десять лет мир наслаждается этой великой музыкальной стихией – стихией свободы, бедности, гордости, религиозного экстаза и человеческой любви по имени джаз. Вот уже сто десять лет в Самаре официально играют в футбол.

Так уж вышло, что для самого знаменитого самарского-куйбышевского футболиста две эти культурные стихии – джаз и футбол – стали смыслом и счастьем жизни. Поднявшийся первым в космос Юрий Гагарин сразу после приземления оказался в Куйбышеве. А наш герой, покинув грешные самарские пределы, в 1961 году ворвался в бесконечность космоса футбольного. Маленький герой великой игры. Да, физический рост нашего героя, которому в любви к джазу и футболу, наверное, не было равных, составлял всего 164 сантиметра. Но какую бездну эмоций и переживаний испытал он сам и заставил испытать нас?! Нас - счастливых свидетелей его огромного дара. Его невероятной воли. Его неповторимого джаза!

Галимзян Салихович Хусаинов родился 27 июля 1937 года в селе Новое Иглайкино Октябрьского района Татарской АССР. До 1918 года – эта деревня входила в состав Самарской губернии. Вскоре после рождения Галимзяна его отец, сотрудник наркомата внутренних дел, был переведён по службе в город Куйбышев. В коммунальной квартире на улице Ленинградской родились три его младших брата. Галимзян, прозванный мальчишками Гилей, быстро стал лучшим дворовым футболистом старой Самары. В детскую команду «Динамо» он пришёл уже маленькой звездой и стал самой большой надеждой своего первого тренера – Михаила Андреевича Сенина.

В 1953 году умирает отец – Саллих Фаттахович Хусаинов. Неграмотная мать-домохозяйка и четыре брата остаются без всяких средств к существованию. Главой семьи становится старший брат Галимзян. Он учится и работает. И самозабвенно занимается футболом. И не только футболом. Смешной и скромный Гиля – для самарского спорта фигура ренессансная. Молчаливый и сдержанный, казавшийся недалёким людям этаким простаком, он очень много читал, отлично играл в шахматы, глубоко и тонко не только чувствовал, но и знал и понимал музыку. Вместе со своим другом Володей Бредневым Гиля стал чемпионом города по футболу среди детей, а потом чемпионом СССР среди юниоров по хоккею с мячом. Рекорд Куйбышева по плаванию на 25 метров, установленный юношей Хусаиновым, продержался почти сорок лет.

В 1957 году Галимзян окончил куйбышевский гидротехнический техникум. К этому времени он уже три года был капитаном, бесспорным лидером и лучшим бомбардиром куйбышевского «Динамо». Благодаря стадиону «Динамо» он обрёл своего ангела-хранителя, свою Любовь, свою Любу. Обрёл свою невероятную судьбу. Счастливую и трагическую. Его будущая жена, за которой он ухаживал с 17 лет, жила напротив стадиона и считалась первой городской красавицей.

Здесь, на «Динамо», играли «Крылья». И в них должен был играть крылатый маленький юноша, куйбышевский футбольный Ариэль. У главного тренера «Крылышек» Александра Абрамова тоже не было на этот счет никаких сомнений.

Галимзян Хусаинов первый свой матч за «Крылья Советов» сыграл 15 июля 1957 года в Москве против столичного «Торпедо». Поединок с фаворитом завершился со счетом 1:1. Своей настырной игрой, бесстрашной обводкой, постоянным переигрыванием в скорости знаменитых оппонентов никому не известный игрок, которому партнеры истошно кричали «Гиля», удивил и специалистов, и зрителей. А когда он неуловимым финтом обыграл одновременно и Шустикова, и Маношина ему начали аплодировать болельщики «Торпедо». Хотя в этой игре он не должен был участвовать. У основного игрока «Крыльев» началась диарея. И Абрамов срочно вызвал с трибуны Гилю. «Бери бутсы у засранца, и быстрее на поле!», - прокричал рассвирепевший тренер. Заметим, что бутсы 41 размера Гиле, имевшему 38-ой, были великоваты. Но настоящий гений даже анекдот способен превратить в свой триумф. После этой игры Александр Кузьмич Абрамов никогда не повышал голос на Галимзяна Хусаинова. Сразу после матча, он заметил: «У Бубукина в сборной появился конкурент»…

В куйбышевских «Крыльях» Хусаинов выступал с 1957 по 1960 год, проведя 64 матча и забив 13 мячей. Молодой футболист сразу стал любимцем публики.

Моторный, мобильный, «ртутный» левый форвард восхищал болельщиков своей заряженностью на игру, органическим чувством ритма, оригинальным дриблингом, своеобразной техникой, внезапными и точными ударами, выверенными пасами и футбольной хитростью. Невысокого роста, щуплый, с лукавым прищуром взрывной игрок, чьи рывки были похоже на то, что делает сегодня на поле француз Мбаппе, мог дать на поле фору любому атлету и переиграть на «втором этаже» любого гиганта. «Гиля», как вся Самара называла Хусаинова, быстро стал символом куйбышевского футбола, нашим «маленьким крылатым танком» и капитаном «Крыльев».

И первый вызов в сборную СССР от Гавриила Качалина в 1960 году Галимзян Хусаинов получил, как игрок куйбышевских «Крыльев Советов». «Крылья» играли неровно, и только Гиля прямо на глазах превращался в футбольного Гулливера. В 1958 году он сотворил комического персонажа из великого Игоря Нетто, забив третий мяч в ворота Спартака. А в 1960-м в Киеве привёл «Крылья» к гостевой победе над лучшей командой страны со счетом 3:0, став автором второго гола и главной проблемой для всей киевской обороны. Так Гиля превратился в самую желанную добычу для столичных клубов.

23 декабря 1960 года Галимзян и Люба поженились. В тот день сразу три игрока "Крыльев" стали женатыми. Застрельщиком свадебного хет-трика был Владимир Бреднев. В апреле 1961 года Галимзян дебютирует в московском «Спартаке». Его лично уговаривал и убеждал стать спартаковцем Николай Петрович Старостин.

По итогам первого сезона в прославленном столичном клубе Гиля признается лучшим левым нападающим СССР. В 1962 году он становится основным игроком сборной СССР и чемпионом страны. Галимзян Хусаинов задолго до Йохана Круиффа показывает, что такое тотальный футбол, успевая помогать защитникам, конструировать атаки и забивать голы. «Маленький сгусток энергии, техники и воли» заставляет аплодировать себе лучшие стадионы мира. Старостин называет его «малым, но очень дорогим золотником». Он счастлив - любимая игра, любимые пластинки, которые он привозит из всех турне знаменитым друзьям – саксофонисту Алексею Козлову и артисту театра на Таганке Владимиру Высоцкому. Любимая женщина, любимая дочь. Судьба широко и ласково раскрыла для него свои объятия и... едва не задушила.

13 ноября 1963 года за несколько секунд добрый, терпеливый, упрямый и невероятно стойкий Галимзян стал седым... Из окна квартиры на пятом этаже нового дома на улице Кравченко, оставшись на несколько минут одна, выпала и насмерть разбилась его единственная дочь Марина… Ей было полтора года…

Люба несколько дней подряд теряла сознание и плакала… Галимзян молчал. Седел и чернел. Больше в этот дом они никогда не войдут. И детей у них больше никогда не будет…

Через неделю после трагедии Николай Старостин увёл молчаливого, ни на что не реагирующего Хусаинова на тренировку со словами: «Если ты не будешь играть в футбол, ты умрёшь». 22 ноября 1963 года в Баку Хусаинов выходит на поле в матче против местного «Нефтяника» (будущего «Нефтчи») и, не улыбаясь и не разговаривая с одноклубниками, с первой до последней минуты «рвёт» левый фланг атаки. Это был последний матч чемпионата СССР. Долгое время бакинская команда вела в счёте 1:0. Победа могла вывести хозяев поля на третье место в чемпионате. На 59-ой минуте Хусаинов убегает от двух футболистов соперника, смещается в центр и отдаёт выверенную передачу на Севидова, который, эффектно, убрав защитника, «расстреливает» ворота голкипера бакинцев Косенкова. «Спартак» завершает сезон с серебряными медалями…

В новой квартире Галимзяна ждёт Люба и ласковый пудель по кличке «Джазик». С этим псом он, насколько это возможно, старался не расставаться и даже брал его на тренировочные сборы в Тарасовку…

Футбол спас Гилю. Его спасли футбол, Люба и джаз. В «Спартаке» Галимзян Хусаинов играл с 1961-го по 1973 год, где стал безусловным лидером и капитаном. Всего в чемпионатах СССР он сыграл 410 матчей и забил 115 мячей.

В 1969 году на пике своей славы и любви болельщиков Хусаинов снимается в знаменитом тогда, но очень грустном художественном фильме «Моя улица». Артист Хусаинов играет футболиста Гилю...

Перед финалом Кубка СССР 1972 года с московским «Торпедо» на тренировке Хусаинов сломал переносицу. Уже во время матча, на который он вышел с высокой температурой, получил тяжелейшую двойную травму – перелом ключицы и разрыв связки. И доиграл до финального свистка. «Когда надо, наши танки летают!», - сказал Галимзян Николаю Старостину. Финальная игра завершилась нулевой ничьей. Переигрывали финал уже без Хусаинова. Кубок после ничьи 1:1 и серии пенальти достался «Торпедо»…

Без футбола он жить не мог. Ему казалось, что не мог. И он вернулся. Правда, еще всего на один год.

Галимзян Хусаинов – выдающийся советский футболист, левый нападающий, атакующий полузащитник, воспитанник куйбышевского футбола. Заслуженный мастер спорта СССР. Двукратный чемпион СССР (1962, 1969) и трёхкратный обладатель Кубка СССР (1963, 1965, 1971) в составе московского «Спартака». Финалист чемпионата Европы по футболу (1964). Полуфиналист чемпионата мира по футболу (1966). В еврокубках сыграл 13 матчей и забил 5 мячей. 8 раз входил в список «33 лучших футболистов страны». Забил 145 мячей в зачёт «Клуб бомбардиров имени Григория Федотова».

В сборной СССР выступал с 1960-го по 1966 год и в 1969 году. Сыграл за главную команду страны 33 матча и забил 4 мяча. Автор знаменитого гола в финале с Испанией.

После завершения карьеры игрока тренировал команды «Спартак» (Нальчик), «Спартак» (Москва), «Пахтакор», юношей школы «Спартак» (Быково), ДЮСШ «Спартак» (Москва) и юношескую сборную СССР.

Он хотел стать тренером. Он закончил тренерское отделение института физической культуры. Но он не был диктатором и учителем. Быть безжалостным он мог только к самому себе. В 1994 году судьба вновь испытывает его на святость. Невыносимо. Мучительно невыносимо. Инсульты, инфаркты, рак, атрофия головного мозга. Ему помогали футболисты и ветераны «Спартака» и «Крыльев». Но спасла его Любовь, его спасла Люба.

Без футбола рысак и боец Гиля превращался в седого ангела. Ангела с сигаретой. Люба не позволила ему спиться и потерять интерес к жизни. Даже после инсульта, когда великий футболист, джазмен и «чемпион мира по шахматам среди футболистов», обладавший в молодости феноменальной памятью, стал забывать то, что случилось с ним всего минуту назад. Он ясно помнил всё, что было пять, десять, двадцать лет назад и не узнавал человека, с которым разговаривал только что…

Галимзян Хусаинов всегда вспоминал Самару. Свою куйбышевскую жизнь и команду. Он был вместе с самарскими болельщиками на горьком финале Кубка России в 2004 году. Он шёл с флагом «Крыльев» на «Металлурге» в 2007-ом, когда в год 65-летия наша команда вновь падала в пропасть. Дважды Галимзян Салихович был главным героем программы «Южная трибуна» на канале «РИО». Второй раз вместе с Андреем Тихоновым. Успел дважды побывать вместе с женой Любой и в Музее самарского футбола.

5 февраля 2010 года на 73 году жизни его больное сердце остановилось. Друзья и болельщики, тысячи людей прощались с ним в Москве. В Сокольниках и на Даниловом кладбище.

Через пять дней на площади Куйбышева в Самаре митинг спасения «Крыльев Советов», собравший свыше пяти тысяч болельщиков, начался с церемонии прощания с самым выдающимся воспитанником самарского футбола. 18 июня 2014 года, в день первого матча сборной России на чемпионате мира по футболу в Бразилии, в Самаре по инициативе общественного Музея самарского футбола была установлена мемориальная доска на доме на улице Ленинградской, 73, где двадцать лет жил Галимзян Хусаинов.

В 2018 году перед чемпионатом мира по футболу в нашей стране Российский футбольный союз собирался установить памятники выдающимся отечественным футболистам около новых мундиальных стадионов. Около «Самара Арены» должен был появиться, но так до сих пор и не появился, памятник Галимзяну Хусаинову…

Прощай, эпоха бедности и чести.

Он был родным для каждого из нас.

Марш похоронный нынче не уместен,

пускай оркестр играет только джаз!

Задушенный, закрытый и безродный,

затиснутый в казённый протокол

Послевоенный Куйбышев голодный

бежал за кислородом на футбол.

Когда с трибун неслось смешное «Гиля!»,

он не боялся больше ничего.

И острые лопатки, словно крылья,

топорщились под майкой у него.

Ревел народ, не жалко перепонок.

Он жил игрой и мерился игрой.

И этот негламурный татарчонок

был бог и царь, и ангел, и герой.

Лёд затрещал, когда скончался Сталин,

Высоцкий спел, что всё у нас не так.

Пускай «Спартак» своим тебя считает,

в стране рабов играл ты за «Спартак»

и был свободен, и дарил свободу.

Мы не рабы, рабы теперь не мы.

Послевоенный Куйбышев голодный

оттаивал от страха и зимы.

Ах, Гиля, Гиля, вечно будет сниться

нам твой полёт, футбол твоей поры.

Ты стал похож на раненую птицу,

внезапно оказавшись вне игры.

Ты сжался весь, ты стал, как будто меньше.

Но в этой мгле, где кружится зола,

тебя любила лучшая из женщин

и как зеницу ока берегла.

Растерянный, застенчивый, субтильный.

Но всё равно - карая и любя -

Под пиджаком твоим горели крылья,

и музыка вступалась за тебя!

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

18. Самарский Самарони, или Посланнику лета 50

Если бы Самарони не приехал в Самару выступать за «Крылья», это было бы, согласитесь, несправедливо. В период карнавализации российского футбола, шальных денег и авантюрных прожектов, когда в Россию хлынули легионеры из дальнего зарубежья, бразилец Леандро Самарони обязан был выступать за самарские «Крылья Советов».

Уже совсем в другое время – время разочарования и разоблачения – за «Крылья» будет играть ещё один легионер с «самарской фамилией», словенец Мирал Самарджич. Но его благодарная болельщицкая память в эпоху «лифтовых» метаний и агентских афер 2018-2019 годов запечатлела смутно. То ли дело Самарони – посланник и вестник лета, объявившийся в команде Александра Тарханова накануне первого – через много лет после достижений местной плеяды куйбышевских «Крыльев» - настоящего, яркого, страстного расцвета самарского боления!..

Отлично говорящий по-русски со смешным и добрым акцентом, широколицый, рыжеватый Леандро да Роша Фернандес Самарони, чьё имя и фамилия аукались с культовым фильмом «Здравствуйте, я ваша тётя!», почти моментально стал своим. Леандро Самарони. Леандро из Самары.

До него в 1999 году за «Крылья» провел пять матчей Жоржиньо. В 2000 году на неделю раньше Леандро в майке «Крыльев» на поле вышел Эду. Но формально третий самарский бразилец, правый защитник Самарони стал, по сути, первым настоящим представителем великой футбольной страны. Именно при нём кружевные, тархановские «Крылья» стали большой командой, которую отчаянно поддерживал и гнал вперёд переполненный «Металлург». Это уже потом будут ещё двенадцать «самарских бразильцев» - Анжело, Соуза, Мойзес, Леилтон, Рони, Рафаэль, Катанья, Гаушу, Педро, Рамон, Телес, Надсон…

Леандро Самарони дебютировал в «Крыльях» 15 июля 2000 года в Москве, где самарская команда уступила ЦСКА со счётом 0:2. Но уже в следующем матче в «Лужниках» наши «Крылья Советов» одержали первую гостевую победу в российской истории над «Спартаком» 2:1. И счёт в том матче с подачи Андрея Коновалова открыл на 23-ей минуте отменным хлёстким ударом Самарони. И это был первый бразильский гол «Крыльев» в клубной истории…

В чемпионате России 2000 года Леандро сыграл девять матчей, отметившись не только доброжелательной улыбкой, общительностью и почти русской внешностью, но и какой-то весёлой моторностью, самоотверженностью, бесстрашием и нередко действительно бразильской техникой. «Крылья» тогда заняли всего лишь 14 место, но они остались в Высшей лиге и у них наконец-то появилась своя игра.

В 2001 году – двадцать лет назад – у нас появились большие «Крылья». К уже заигравшим в команде Коновалову, Самарони, Андрею Каряке, Мирджалолу Касымову, Денису Ковбе, Антону Бобру присоединились Андрей Тихонов, Евгений Бушманов, Сергей Виноградов, Анжело, Владислав Радимов. В первых четырёх турах «Крылья» буквально вынесли московское «Динамо», ЦСКА, «Аланию» и «Торпедо» с общим счётом 8:0 и захватили лидерство, которое не отдавали никому вплоть до начала второго круга. Новоиспечённым чемпионам первого круга не хватило длины состава и сил, чтобы удержаться в лидерах до конца чемпионата. Но они подарили столько наслаждения от изящных комбинаций, фантастических ударов, куража и дриблинга! Но они впервые в своей постсоветской истории поднялись по итогам первенства на пятое место. Леандро Самарони сыграл 29 из 30 матчей чемпионата и забил один мяч. А сколько рывков, обводок, прострелов и навесов он выполнил на Каряку, Анжело, Тихонова, Касымова!..

В 2002 году Леандро также страстно и самоотверженно провёл за «Крылья» ещё девять туров. В начале сезона руководство клуба даже хотело оформить бразильцу российский паспорт, чтобы он мог попробовать себя в сборной России. Но неунывающий Самарони оказался очень ранимым человеком. В это время от него уходит жена, он перестаёт видеться с сыном. Александру Тарханову нужен искрящийся, стремительный, атакующий вингер. Самара, не зная душной футбольной кухни, наивно мечтает о медалях и даже борьбе за чемпионство. Леандро Самарони «поджимают» классный аргентинец Густаво Лилльо и набирающий мощь воспитанник самарской Безымянки Александр Анюков. Самарони переходит в казанский «Рубин» и помогает Курбану Бердыеву в первый же сезон выйти в Высшую лигу.

Однако Тарханов, президент клуба Герман Ткаченко, партнёры по команде, понимая, как полюбился болельщикам атакующий защитник с самарской фамилией, решили устроить Леандро прощальный матч. Точнее - сыграть матч чемпионата России в честь Леандро Самарони.

24 августа 2002 года «Крылья Советов» на «Металлурге» разгромили в игре 21 тура чемпионата России ярославский «Шинник» 4:1. Все голы (кроме одного, забитого в свои ворота Антоном Бобром на 13-ой минуте) игроки «Крыльев» - Робертас Пошкус дважды, Андрей Каряка и Андрей Тихонов – посвятили Леандро Самарони, который сидел засыпанный цветами и крыльевскими «розами» в ложе почётных гостей. Фанаты растянули огромный баннер «Спасибо, Самарони» и весь матч скандировали «Самара! Самарони!». После матча был устроен фейерверк. Леандро со слезами на глазах принимал бесчисленное количество подарков от клуба, игроков и болельщиков…

А приехал в Россию Леандро да Роша Фернандес Самарони в июле 1996 года, став одним из двух (вместе с Леонидасом) первых бразильцев в составе ЦСКА, который тогда возглавлял, ну, конечно же, Александр Фёдорович Тарханов – почитатель техничного бразильского футбола даже в исполнении номинальных защитников. Леандро обошёлся армейскому клубу в сто тысяч долларов.

Саморони дебютировал за ЦСКА 6 августа 1996 года в розыгрыше Кубка УЕФА против исландского «Акранеса». В чемпионате России Леандро провёл свой первый матч 10 августа в Нижнем Новгороде против местного «Локомотива» и сразу забил красивый мяч дальним ударом, принеся своей новой команде победу со счётом 3:1.

Из ЦСКА вместе с Тархановым бразилец переходит в «Торпедо». В 1998 году Тарханов становится помощником Олега Романцева, а Самарони – чемпионом России вместе с московским «Спартаком».

Потом были два сезона в тульском «Арсенале». А уже после казанского «Рубина» Самарони поиграл за грозненский «Терек» и даже стал обладателем Кубка России 2004 года. В финале против «Крыльев» Леандро Самарони не играл. Он покинул «Терек» в конце 2003 года…

Леандро Самарони родился 26 июня 1971 года в городе Рибейра в штате Сан-Паулу. Совсем недавно ему исполнилось 50 лет!..

Профессиональную карьеру футболиста он начал в клубе «XV ноября» из Пирасикабы в 1987 году. Затем играл за «Понте-Прету», «Брагантино», «Новоризонтино» и «Итуано». В 1995 году в составе легендарного бразильского клуба «Гремио» стал чемпионом штата Рио-Гранди-ду-Сул .

Самарони Леандро да Роша Фернандес (рост 178 см, вес 75 кг) - правый защитник, опорный полузащитник, правый полузащитник, центральный защитник. В чемпионатах России сыграл 172 матча и забил 12 мячей. В Кубке России - 11 матчей, в Лиге чемпионов - 3 (1 гол), в Кубке УЕФА - 4, в Кубке Интертото - 4 (1 гол). За самарские «Крылья Советов» Самарони провёл 54 матча и забил 2 мяча.

«Самарони — шикарный парень. Привёз в Россию жену и сына Матеуса, почти сразу выучил русский и крепко подружился с Мамчуром и Бушмановым. Очень любил встречать в России Новый год», - рассказывал переводчик ЦСКА Андрей Тарасов.

А вот как охарактеризовал Леандро Дмитрий Тяпушкин: «Самарони — командный игрок. Приехал не просто так — «я бразилец и буду вас спасать», — а играть в футбол и зарабатывать деньги. Внутренне очень сильно на русского похож. Быстро сошелся со всеми нами. Играя в опорной зоне, обладал отличной техникой — но никогда не кичился этим. Всегда работал на команду».

Вернувшись в Бразилию, Леандро около года тренировал региональный клуб «Униао Барбаренсе», потом работал скаутом и агентом. Благодаря ему, Селсиньо перешёл в столичный «Локомотив». В 2008 году Самарони отправился в Ташкент, где был ассистентом и переводчиком легендарного Зико и где вновь встретился со своим партнёром по «Крыльям» Мирджалолом Касымовым.

Сейчас Леандро Самарони живёт в Санта-Барбаре. Но не той знаменитой, что в Калифорнии. А в той, в бразильском штате Баия, где он встретил свою новую любовь и где у него родился ещё один сын Дави. Самарони тренирует детей из бедных семей, обожает после своей российской планиды чай и изюм. Надеется, что Дави станет большим футболистом. Больше, чем он…

…Поздней осенью, 5 ноября 2003 года, Леандро Самарони провёл последний официальный матч в России. В Новороссийске в ответном матче 1/16 финала розыгрыша Кубка России «Терек» сыграл вничью 1:1 с местным «Черноморцем» и вышел в 1/8. Минуя несколько блокпостов, Леандро на такси заехал на базу грозненской команды, чтобы попрощаться с сотрудниками клубами. 6 ноября, в дождливый и зябкий день, посланник лета, самый русский бразилец с открытым деревенским лицом и доверчивой улыбкой, улетел обратно в Бразилию. Он ещё трижды вернётся в Россию уже как гость и футбольный скаут. Он ещё много раз будет набирать в поисковике по-русски свою фамилию, чтобы узнать - помнят ли его российские болельщики и бывшие партнёры. Он будет набирать «Самарони», а Яндекс, не дожидаясь, будет выдавать ему «Самара»…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

19. Футбольная Атлантида Равиля Аряпова

«Крылья Советов» в третий раз за последние шесть лет сумели за один сезон вернуться в российскую Премьер-Лигу. Весёлая, комбинационная, почти «испанская игра» в одночасье оказавшейся в Самаре молодой талантливой команды Игоря Осинькина довольно быстро заставила самых наивных и благодарных болельщиков забыть о горечи, разочаровании и раздражении от недавних провалов самарского клуба. Уроженец Череповца, воспитанник ФК «Строгино» Иван Сергеев, внезапно перешедший в «Крылья» в начале минувшего сезона из столичного «Торпедо», вместе с повзрослевшими «чертановцами», несмотря на все слухи и «инсайды», продолжит выступления за самарский клуб. Его бомбардирский рекорд (40 мячей в чемпионате ФНЛ 2020/2021) уже вписан в историю «Крыльев» и российского футбола.

45 лет назад куйбышевские «Крылья Советов», вернувшись после многолетнего отсутствия в Высшую лигу СССР, сумели подняться в весеннем чемпионате страны 1976 года на шестую строчку в турнирной таблице. Главным героем той, к сожалению, короткой, но очень яркой вспышки, принёсшей куйбышевскому клубу звание «Грозы авторитетов», был лучший бомбардир в истории «Крыльев Советов» во всех дивизионах Равиль Аряпов…

Мальчик из Ставрополя-на Волге, затопленного при строительстве Жигулёвской ГЭС, мечтал играть, как Пеле. Он обыгрывал своих сверстников, не давая мячу коснуться земли. Не став заметной для всех футбольной звездой, он всё равно всегда хотел играть, как Пеле.

Диего Армандо Марадона появится на футбольном небосклоне через несколько лет после того, как лучший бомбардир провинциальной советской команды Равиль Аряпов – обиженный, травмированный, но счастливый и не наигравшийся до сих пор – завершит свои выступления в профессиональном футболе. Всю карьеру его третировали за лишний вес, отмечая при этом его феноменальный дриблинг, уникальное чувство ритма, «звериное футбольное чутьё» и бесстрашие.

Равиль Аряпов, на всю жизнь запомнивший, как волжская вода затапливает его родной Ставрополь, навсегда останется игроком одной команды - куйбышевских «Крыльев Советов». В 17 лет он совершил самый большой переезд в своей биографии. Первый и единственный. Из Тольятти в Куйбышев. «Блуждающий форвард», как определил его амплуа Виктор Карпов, оказался однолюбом. Возможно, по воле судьбы и обстоятельств. Возможно, Аряпов не сумел бы по-настоящему раскрыться в больших командах. Возможно…

Всесильное время не может, так и не может затопить счастливые мгновения искренней радости и страсти. И в памяти наивных самарских болельщиков игра этого коренастого, плотного, обаятельного и гордого паренька всегда будет казаться первороднее, осязаемей игры великого Марадоны. Потому что только в Куйбышеве могли безответственно воскликнуть: «Смотри-ка, а этот аргентинский Диего, неуловимый футбольный Колобок, вылитый наш Рава»...

Он не верил и не верит в футбол «второго сорта». Потому что футбол – это всегда «здесь и сейчас». И его красота, его космическая природа, органическая техника и пластика универсальны. Несмотря на грубость, грязь, корысть, лицемерие и несправедливость повседневности…

Форвард и лучший бомбардир «Крыльев Советов» во всех лигах отечественного футбола Равиль Вельмухаметович Аряпов родился 1 февраля 1948 года в Ставрополе-на-Волге, в городе, ныне известном во всем мире по фамилии почти забытого итальянского коммуниста Пальмиро Тольятти. А имя Равиль в татарской культуре означает «светлый юноша», «ангел». Рава ангелом, конечно, никогда не был. Но в 18 лет обрёл «Крылья». Куйбышевские «Крылья Советов».

Мама будущей самарской звезды и лучшего куйбышевского футболиста 1970-х работала кондуктором, а папа – кондитером. В их семье было трое детей. Старший брат, сестра и младший – футболист. Потому что в футбол Рава играл всегда. Во всяком случае, без футбола он себя не помнит. А когда его семилетнего зачислил в клубную секцию на стадионе «Труд» тренер Аркадий Филиппович Тупицын, футбол стал для него всепоглощающей страстью.

Крепкого, шустрого, отчаянно смелого, удивительно техничного, стремящегося обыгрывать всю команду соперников и забивающего по пять-семь мячей в каждой игре подростка в 16-летнем возрасте зачисляют в состав местного «Труда». И в 1966 году Равиль Аряпов дебютирует в классе «Б» чемпионата СССР. Уже тогда за ним начинается охота тренеров-селекционеров. Молва о светловолосом крепыше-дриблёре, способном на крошечном пятачке разделаться сразу с тремя-четырьмя дядьками-защитниками, играючи, издевательски надежно прикрывать мяч корпусом и совершать внезапные рывки и забегания – моментально долетела до Куйбышева. Посмотреть на тольяттинского Пеле из «Крыльев» сначала приехал знаменитый Ширяев, а потом - по поручению Виктора Карпова - и его ближайший сподвижник Поздняков. Но Равиль панически боялся переезда, он был счастлив, он играл в футбол. Он обожал тренера «Труда», легендарного Петра Бурмистрова, который в 1953 году впервые вывел «Крылья Советов» в финал Кубка СССР. Но в октябре 1966 года задерганный звонками из обкома КПСС Петр Петрович тоже стал неумолим, признавшись своему любимому воспитаннику, что если Рава не поедет в Куйбышев, его просто-напросто уволят.

За «Труд» Аряпов забил семь мячей. А уже 29 октября 1966 года 18-летний нападающий забил в первом же своём матче за дубль «Крыльев» в Ростове-на-Дону в ворота местного СКА. В марте 1967-го Равиль дебютировал за «Крылья Советов» в международном матче. В столице острова Свободы он вышел на поле против недавнего участника отборочного турнира чемпионата мира 1966 года сборной Кубы. И играл в атаке со своим кумиром Борисом Казаковым, который относился к Раве, как к своему футбольному наследнику. Однако на очередной международный поединок со сборной Ирана Равиля не взяли, отправив в Отрадный на товарищескую игру с местным «Нефтяником». Первый официальный матч за «Крылья» Равиль сыграл 23 августа 1967 года в третьем туре второго круга чемпионата СССР на стадионе «Динамо» против столичного «Спартака» (1:2). В присутствии 20 000 зрителей. А свой первый из ста пяти мячей за «Крылья Советов» Аряпов забил в Куйбышеве 4 сентября в ворота столичного «Торпедо». Гости, ведомые Валерием Ворониным, Михаилом Гершковичем и Владимиром Бредневым, вели после первого тайма 0:1. На 47-ой минуте Борис Казаков с подачи Аряпова счёт сравнял, а за минуту до финального свистка, предварительно «уничтожив» на линии штрафной защитника сборной СССР Виктора Шустикова, Равиль буквально вколотил мяч в сетку ворот Эдуарда Шаповаленко и принёс победу своей команде. Именно с этого гола Равиль Аряпов стал игроком основного состава «Крыльев».

В последнем матче чемпионата СССР 1968 года Аряпов получил тяжелую травму - порвал связки левого плеча. Но – не было бы счастья, да несчастье помогло. Домашнюю еду в больницу Раве носила Вера Спиркина. Сестра Людмилы Спиркиной – жены главного кумира болельщиков «Крыльев» Бориса Казакова. Так вместе с футболом в жизнь Аряпова пришла любовь. В 1969 году Равиль и Вера поженились. И его отношения с гениальным Борисом Казаковым стали в полном смысле родственными. В 1970 году у Равиля и Веры родился сын Саша, а в 1976-м – дочь Лена.

В разгар сезона 1969 года в «Крыльях» разразился скандал. Из клуба, обвинив начальника команды Григория Фридлянда в финансовых махинациях, уходит Виктор Иванович Карпов. Кто же знал тогда, что с этого момента начнётся долгое и бесславное падение исторической команды…

Но Равиль Аряпов живёт и бредит игрой. Молодого, самобытного форварда, бьющего с обеих ног, блестяще играющего на опережении, перепрыгивающего высокорослых защитников, смело, даже нахально берущего игру на себя, начинают зазывать к себе практически все столичные и республиканские клубы. Аряпов прячется от настойчивых селекционеров. Дело доходит то того, что он отказывается лететь по вызову тренерского штаба молодежной сборной СССР, чтобы там его, как сам он выразился, «не заарканили» и сразу не увезли на базу какого-нибудь московского гранта…

В 1969 году «Крылья» покинули Высшую лигу. В 1971 году непростительно рано команда попрощалась с Борисом Казаковым. Лидером, кумиром, радостью, надеждой, наградой и наслаждением куйбышевских болельщиков становится «доморощенный Пеле», которого весь город зовёт Рава. А у Равы фигура, как у Марадоны. А у главного тренера Виктора Кирша бзик, что если Равиль сбросит лишний вес, то из футбольного ангела он превратится в футбольного бога. Рава парится в бане, следит за питанием и едва не падает в обморок. Хорошо, что проницательный Григорий Фридлянд убеждает форварда не заниматься глупостями и обещает говорить Киршу после каждого взвешивания, что у Аряпова нет ни капли лишнего веса. В 1974 и 1975 годах капитан «Крыльев» Аряпов становится истинным королём куйбышевского футбола, пусть и всего лишь в Первой лиге. В 1974-м он забивает 19 мячей, а в 1975-м - и вовсе 25 мячей в 26 матчах плюс удостаивается звания лучшего игрока Первой лиги.

Радуясь впечатляющим голевым рекордам в ФНЛ Ивана Сергеева, всё же отметим, что уровень советской Первой лиги был на несколько порядков выше второго по силе российского дивизиона.

«Крылья» возвращаются в элиту советского футбола. 1976-ой год становится последним настоящим взлётом «Крыльев Советов» в советской истории клуба…

А домоседа Раву вновь рвут на части ведущие клубы страны. Особенно настойчиво – обладатель Кубка кубков и суперкубка Европы киевское «Динамо» во главе с Лобановским. Но Рава неисправим. Он остаётся в Куйбышеве, предпочитая титул «маленького куйбышевского короля» неясной судьбе на прославленной чужбине.

В весеннем чемпионате СССР 1976 года в Высшей лиге «Крылья» занимают достойное шестое место, а их капитан и лучший бомбардир забивает шесть мячей. И на самом взлёте футбольного куража, дриблинга и признания Равиля начинают терзать старые и новые травмы. Другие лидеры команды в отличие от Аряпова, черпавшего - как Антей - энергию от родной почвы, ради того, чтобы выступать за сборную СССР ушли в московские клубы. И «Крылья» в 1977 году вновь проваливаются в Первую лигу. Мучительно восстанавливающийся после травм Аряпов сидеть на скамейке запасных не мог. Обожать игру и не играть – было для него за пределом боли. 29 мая 1978 года в Ярославле в матче с местным «Шинником» 30-летний капитан и лучший бомбардир «Крыльев» всех времён и народов сыграл свой последний матч в большом футболе.

Мастер спорта СССР Равиль Аряпов в 12 сезонах забил за «Крылья Советов» в чемпионатах СССР 105 мячей в 361 матче. Пять сезонов подряд он был капитаном команды. Аряпов закончил исторический факультет пединститута. Тренировал мальчишек на «Восходе», потом на Авиационном заводе, потом в ДЮСШ № 9, потом в ШВСМ у Карпова. Был тренером в дубле «Крыльев Советов», вторым тренером «Юнита», а с 2007 года вновь становится тренером молодежного состава «Крыльев». И всегда с ним рядом была и есть его Вера, его жена. Вместе с ней он пережил страшное потрясение – в 1999 году погиб их сын Александр. Сейчас Равиль уже дедушка - у него трое внуков, один из которых замечательно танцевал в ансамбле «Задумка». А сам Равиль так и остался Равой. И даже почти не изменился. Ведь больше всего на свете седой мальчик Рава любил играть в футбол. И играл, играл, играл. И забивал, и забивал, и забивал, оставаясь самым неукротимым на поле ветераном «Крыльев Советов». В 2013 году лучший бомбардир «Крыльев Советов» пережил инсульт, а уже летом того же года вышел на острие атаки команды ветеранов. Всю карьеру его третировали за лишний вес, отмечая при этом его феноменальный дриблинг, уникальное чувство ритма, «звериное футбольное чутьё» и бесстрашие.

Его игрой с фирменным и отчаянно рискованным дриблингом восхищались Виктор Карпов, Борис Казаков, Константин Бесков, Валерий Лобановский, но более всего – многотысячная торсида «Крыльев».

Он не верил и не верит в футбол «второго сорта». Потому что футбол – это всегда «здесь и сейчас». И его красота, его космическая природа, органическая техника и пластика универсальны. Несмотря на грубость, грязь, корысть, лицемерие и несправедливость повседневности…

Невероятная уверенная стать и необъяснимая застенчивость – два несовместимых качества, которые всегда отличали и продолжают отличать этого обаятельного, ненасытного голеадора. Вечного мальчишки Равы Аряпова, который, как ребёнок, часто бродит по комнатам Музея самарского футбола и с ностальгическим удивлением смотрит на самого себя, запечатленного на афишах и рисунках болельщиков.

После затопленного родного Ставрополя его навсегда приютил футбол. Блаженная, счастливая Атлантида, которую – пока он чувствует мяч, как живое существо – затопить не сможет никто.

 

Он неизменен. Как прежде, как встарь

жизнь утонула в футболе.

Местный Пеле, самобытный технарь

рвётся на поле.

Рвётся на поле опять и опять.

Рвётся на поле.

Сколько забил ты за «Крылья»? Сто пять?

Не наигрался ты что ли?

Помнишь, как мама кричала: «Домой!

Рава, ты скоро?!»

Помнишь, как в детстве стоял над водой,

что затопила твой город?

Ставрополь. Куйбышев. Волга. Итиль.

Светловолосая стрижка.

Голубоглазый мальчишка Равиль

так и остался мальчишкой.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

20. ПОСЛЕДНИЙ ВЗЛЁТ, или КИРШ НЕИСПРАВИМЫЙ

Футбол в Самаре, конечно же, больше, чем футбол. Даже в самые провальные годы и периоды истории Куйбышев-Самару по посещаемости матчей чемпионата страны опережали только три-четыре российских города – Москва, Ленинград-Петербург, Ростов-на-Дону, в 90-е Волгоград и в последнее время Краснодар. Но можно ли говорить о наличии местной школы футбола, о каком-то собственном стиле «Крыльев Советов»? Ведь за исключением одного сезона «команды лысых» Виктора Карпова, комбинационного расцвета при Александре Тарханове и самодостаточных сбалансированных команд Гаджи Гаджиева и Леонида Слуцкого «Крылья» вынуждены были играть от соперника, так или иначе воссоздавая «волжскую защепку» Александра Абрамова, «самарское катеначчо» или «волжско-скандинавский» контратакующий стиль, главная цель которых – сохранение прописки в элите отечественного футбола.

Сейчас мы с нетерпением ждём, как трансформируется увиденный нами в ФНЛ пластичный, «искренний» атакующий футбол Игоря Осинькина и его чертановских воспитанников на уровне российской Премьер-Лиги. Если же говорить о «самарской школе», то ныне, признаемся, её просто нет. Достаточно применить так называемый «принцип басков», то есть, пусть и гипотетически, составить «Крылья Советов» (таким образом, как неудивительно, сформирована сегодня владикавказская «Алания») исключительно из уроженцев и воспитанников местного футбола. Сергей Божин, Максим Мухин, Егор Голенков, Арсен Захарян, Наиль Умяров, Данила Смирнов, Артур Юсупов… На этом, пожалуй, перечень конкурентоспособных игроков для РПЛ можно считать практически исчерпанным. Время, когда из местных воспитанников, ставших лидерами грандов советского футбола или оставшихся в Куйбышеве (Галимзяна Хусаинова, Бориса Казакова, Вадима Редкина, Владимира Гришина, Владимира Бреднева, Александра Соколова, Альфреда Фёдорова, Бориса Коха, Владимира Сахарова, Анатолия Фетисова, Равиля Аряпова и др.) можно было попытаться даже составить сборную СССР и уж точно РСФСР, кажутся сейчас едва ли не античными…

Вряд ли можно говорить всерьёз и о самарской тренерской школе. К москвичу Александру Абрамову, фактическому создателю «Крыльев», именно в Куйбышеве ставшему большим тренером, можно прибавить только трёх Викторов, местных воспитанников, возглавлявших «Крылья Советов» в элите отечественного футбола. Виктора Карпова, Виктора Кирша и Виктора Антиховича. Всем им удалось подняться с командой в высший дивизион (класс А, Высшую лигу) из дивизиона первого. Правда, принявший «Крылья» во второй лиге Антихович стал тренером команды Высшей лиги России, лишь благодаря распаду СССР.

Всего из тридцати трёх главных (в советское время они именовались старшими) тренеров в истории «Крыльев Советов» одиннадцать напрямую представляли местный клуб и местный футбол. Но Валерия Богданова, Анатолия Кикина и Александра Цыганкова «хватило» всего на несколько месяцев, а остальные работали в клубе в Первой и Второй лигах…

Так получилось, что одного из самых незаурядных, странных, самобытных, противоречивых, стойких и независимых игроков и тренеров «Крыльев», человека драматической на грани трагедии футбольной судьбы сегодня почти не вспоминают. А ведь именно он стал главным конструктором последнего «советского взлёта» в истории куйбышевских «Крыльев Советов».

Виктор Владимирович Кирш родился в Самаре 1 сентября 1933 года. Семья инженера-строителя Владимира Кирша жила в самом центре некогда купеческого города – на улице Алексея Толстого (ранее – улица Обороны, Дворянская, Казанская). Во время Великой Отечественной войны Витя занимался гимнастикой и хоккеем, а с 11 лет работал на станкостроительном заводе. В 15 лет он пришёл на построенный немецкими военнопленными стадион «Динамо» посмотреть, как играют его товарищи. А потом и сам присоединился к игре. Его заметил и отметил замечательный детский тренер, фронтовик Михаил Сенин – «открыватель» Александра Гулевского, Галимзяна Хусаинова, Владимира Бреднева, Бориса Казакова.

Среднего роста, крепкий, сухощавый, резкий, очень умный и очень жёсткий Кирш, прекрасно читающий игру, стал незаменим в юношеской команде «Динамо». Он с равным успехом действовал в центре и на фланге полузащиты, под нападающими и на острие атаки. Много забивал, обладал очень сильным, прицельным ударом, бесстрашно шёл в стыки и силовые единоборства. В 1950 году Кирш в составе сборной Куйбышева выигрывает Кубок РСФСР. А в начале 1952 года его, идеально подходящего для «волжской защепки», приглашает в дубль «Крыльев» Александр Абрамов. Вместе с дублем, где он сразу стал ключевым футболистом, Виктор занял третье место среди резервистов лучших команд СССР.

Дебютировал за основной состав «Крыльев» Виктор Кирш уже при Петре Бурмистрове 21 июня 1953 года в Харькове против местного «Локомотива» (2:5). Он играл на позиции левого полузащитника, а на правом фланге действовал капитан команды Виктор Карпов, а в группе атаки - Вадим Редкин, Виктор Ворошилов, Александр Гулевский и Фёдор Новиков. В этом, одном из самых звёздных составов «Крыльев», на полгода ставших тогда «Зенитом», уже осенью Кирш становится одним из лидеров. В четвертьфинале Кубка СССР куйбышевцы обыгрывают в Москве столичное «Торпедо» 1:0 – единственный мяч с подачи Кирша забивает Фёдор Новиков. В полуфинале также в Москве куйбышевский «Зенит» уверенно переигрывает «Локомотив» 2:0 – второй мяч после навеса Кирша вколачивает головой Григорий Горностаев. 10 октября 1953 года в первом своём финале в истории куйбышевская команда на равных противостояла московскому «Динамо». Гол динамовца Сергея Сальникова на 7-ой минуте матча стал единственным в той игре. Куйбышевцы, в составе которых самым молодым был 20-летний Кирш, несколько раз могли отыграться. Но сначала Лев Яшин, а после травмы легендарного голкипера Владимир Беляев отразили удары из убойных позиций Гулевского и Бориса Запрягаева. А Виктор Кирш в качестве персонального опекуна сумел практически выключить из игры одного из лучших форвардов страны Константина Бескова.

Судя по рассказам Виктора Ивановича Карпова, сегодня Кирша по манере игры можно было бы сравнить с полузащитником сборной Дании и «Тоттенхэма» Пьером-Эмилем Хёйбьергом, который стал лидером своей сборной после сердечной драмы с Кристианом Эриксеном. Кирш, будучи ниже датчанина, отрабатывал и в защите и в нападении, обладал разрезающей длинной передачей, умело действовал во «второй атакующей волне» и на подборах, нередко нанося разящие удары после выноса мяча защитниками соперников из своей штрафной площади, отлично исполнял «стандарты» и выигрывал воздушные дуэли.

В чемпионате СССР 1954 года Виктор Кирш провёл 19 матчей из 22-х и забил важнейший победный мяч в гостях в ворота ленинградского «Зенита», избавивший «Крылья» от мучительной борьбы за выживание в лиге сильнейших.

В 1955 году «Крылья Советов» покинули класс А, но сразу за один сезон вернулись в элиту. Чемпионат в классе Б Виктор Кирш провёл на позициях левого и центрального нападающих. В результате «Крылья» заняли первое место, а Виктор с 17 мячами стал лучшим бомбардиром. В 1957 и 1958 годах Кирш был лучшим бомбардиром «Крыльев» и в международных матчах с болгарскими, румынскими и финскими клубами.

В 1959 году Виктор Кирш становится капитаном команды, он безусловный лидер и на поле, и в раздевалке. Несмотря на то, что рядом с ним играли Николай Кольцов, Виктор Карпов, Альфред Федоров, Вадим Редкин, Галимзян Хусаинов, Владимир Бреднев…

Резкий, прямолинейный, волевой Кирш часто спорит с партийными чиновниками и спортивными функционерами, которые пытались учить футболистов, как правильно играть, демонстрировать идеологическую «чистоту» и настраиваться на матчи.

21 апреля 1960 года «Крылья» на куйбышевском стадионе «Динамо» уступили ЦСКА со счётом 0:3. Судьбу матча решил, в том числе, обидный автогол Владимира Бреднева. Представитель обкома ВЛКСМ и начальник команды Константин Борисов решили готовить игроков к следующему матчу через разучивание под баян комсомольских песен – «для сплочения и подъёма боевого духа спортсменов». Кирш не выдержал и, угрожая бутсой, выгнал баяниста с базы клуба в доме отдыха «Ударник». Последовал донос в областной комитет КПСС. «За идеологическую диверсию и разложение коллектива» мастер спорта СССР Виктор Кирш был отчислен из команды мастеров «Крылья Советов» (Куйбышев). Заступничество главного тренера Александра Абрамова не помогло. Осенью «Крылья» вылетели из класса А, Абрамов был уволен…

Виктор Кирш уехал в Калининград играть за «Балтику» в классе Б. Очень болезненно переживал разрыв с родным городом и родным клубом, случившимся на самом взлёте его карьеры. В 27 лет он решил завершить карьеру игрока и стать тренером.

Его мечтой было превратить «волжскую защепку» Абрамова в настоящий тотальный футбол. Мечта по большому счёту так и не осуществилось. Как говорил сам Кирш, ему не хватало классных игроков, страшно мешало некомпетентное вмешательство функционеров, очень мутное, лицемерное финансирование и система вознаграждения футболистов, официально числящихся работниками заводов. Махинации, договорняки, воровство…

Тем не менее, Киршу удалось стать настоящим тренером. Дважды вместе с калининградской «Балтикой», где под его руководством играли в том числе и опальные куйбышевские игроки, он занимает второе место в классе Б, останавливаясь лишь в шаге от высшего дивизиона. А после двух «потерянных» лет в северодонецком «Химике» Виктор Кирш возглавляет «Автомобилист» (Нальчик) и становится кумиром кабардино-балкарских болельщиков.

Как написано в «Летописи кабардино-балкарского футбола», «республиканскую команду из тяжелого кризиса вывел Виктор Владимирович Кирш. Сезон 1970 года можно смело считать удачным для нальчикского коллектива. Первый круг «Автомобилист» закончил на первом месте. Во втором круге на команду обрушилась череда неудач. Трагически погиб один из лучших защитников команды Станислав Афонин, на длительный срок выбыли из-за травм Рафик Батраев, Христофор Ксандопуло, Анатолий Шаповалов, заболел основной вратарь коллектива – Владимир Смолеев. В итоге нальчане уступили первое место своему основному конкуренту ярославскому «Шиннику». После окончания чемпионата четыре сильнейшие команды из двух российских зон провели в Нальчике турнир по принципу «каждый с каждым» на первенство РСФСР. Нальчане во второй раз в своей истории завоевали звание чемпионов. К золотым жетонам и алым лентам чемпионов РСФСР «Автомобилист» прибавил ещё и приз «Справедливой игры», которым награждается самая корректная команда республики. Кирш привил команде остроатакующий футбол и при этом наладил дисциплину в обороне. Для соперников «Автомобилиста» стало неожиданностью, что нальчане могли обороняться и атаковать всей командой, нередко выводя на голевые позиции полузащитников и защитников.

С первых же туров сезона 1971 года «Автомобилист» возглавил турнирную таблицу. Первый круг нальчане прошли без единого поражения, с тремя ничьими, обеспечив отличную разницу мячей 37-8. «Автомобилист» начал второй круг с 35 очками, тогда как у ближайшего преследователя – «Волги» было 26 очков. Этот солидный запас прочности позволил нальчанам досрочно стать победителем зоны с 55 очками. После успешного окончания первенства «Автомобилисту» предстояло участие в турнире за право играть в первой лиге, который был проведён в Сочи. Коллектив из Нальчика занял второе место, уступив первенство пермской «Звезде», от которой отстал на два очка. Путёвка в первую лигу была успешно завоёвана».

В начале 1972 года безобразно изгнанный из родного клуба капитан команды возвращается в родные «Крылья Советов» главным тренером и заслуженным тренером РСФСР. Вывести из бесславного кризиса куйбышевский футбол и куйбышевский клуб, куда он попал после ухода Виктора Карпова и вылета из высшего дивизиона в 1969 году, Кирш окончательно так и не сумел. Да и не мог. Но он стал последним тренером «Крыльев» в советской истории, которому удалось подарить куйбышевским болельщикам и футболистам ещё четыре чемпионата СССР в Высшей лиге.

Сразу поднять «Крылья» в элиту советского футбола Киршу не удалось. Для этого понадобилось четыре сезона. В 1972 году куйбышевцы занимают 4 место в Первой лиге. В 1973-м опускаются на восьмое место. В 1974-ом – «Крылья» вновь четвёртые. И, наконец, в 1975 году уверенно становятся чемпионами Первой лиги и после шестилетнего перерыва возвращаются в Высшую лигу страны. Свои лучшие матчи в «Крыльях» при Кирше сыграли местные футбольные звёзды Равиль Аряпов, Анатолий Фетисов, Геннадий Платонов, Александр Куприянов, Анатолий Блохин, Павел Шмельков, Вадим Лосев, Евгений Шкондин, Валерьян Панфилов. До уровня игрока сборной СССР вырос в Куйбышеве приглашенный Киршем защитник Василий Жупиков.

В весеннем чемпионате СССР 1976 года «Крылья» сенсационно обыграли будущих чемпионов московское «Динамо» (1:0), обладателя европейского Кубка обладателей кубков киевское «Динамо» (2:1), днепропетровский «Днепр» (1:0), ленинградский «Зенит» (2:1), столичный «Локомотив» (3:0) и ворошиловградскую «Зарю» (4:2), удостоились призов «Гроза авторитетов» и «Кубок прогресса». Взлетели на шестое место в Высшей лиге, что стало вторым по успешности результатом за всю советскую историю куйбышевского клуба.

В осеннем чемпионате 1976 года «Крылья» выглядели значительно скромнее, но – заняв 11 место – спокойно сохранили за собой место в элите. А ещё именно «Крылья» Виктора Кирша осенью 1976 года обыграли со счётом 1:0 и отправили знаменитый, легендарный и самовлюблённый московский «Спартак» очищаться и возрождаться в Первой лиге…

Накануне сезона 1977 года команду покинули три ведущих футболиста Юрий Смирнов, Сергей Краев и фундамент обороны Василий Жупиков. Никакого усиления клуб не получил. Однако оглушительного провала – «Крылья» заняли последнее 16 место, отстав на 15 очков от 15 места, никто не ожидал. Виктор Кирш подал в отставку.

Но уже в середине следующего сезона, благодаря усилиям начальника команды Григория Фридлянда, Кирш вновь становится главным тренером «Крыльев». Куйбышевцы, которых к сезону подготовил Александр Гулевский, шли на первом месте. Вместе с Гулевским в команду пришли чемпионы СССР в составе ворошиловградской «Зари» защитник Владимир Абрамов и нападающий Юрий Елисеев, вратарь симферопольской «Таврии» Геннадий Лисенчук, полузащитник «Кривбасса» Анатолий Быткин. Кирш дополнил состав Раифом Сибгатуллиным, Юрием Пилипко и вернувшимся в Куйбышев Вадимом Лосевым. «Крылья» укрепили своё лидерство, стали значительно больше забивать и за тур до окончания первенства Первой лиги обеспечили себе первое место.

В чемпионате СССР 1979 года в Высшей лиге команда Виктора Кирша, в отличие от провала 1977 года, долгое время отчаянно боролась за выживание. Увы, постаревшие «Крылья» оказались не в силах сохранить прописку в элите отечественного футбола. Перед сезоном 1980 года врача при Кирше-игроке и начальника команды при Кирше-тренере Григория Фридлянда обвинили в финансовых злоупотреблениях и под угрозой возбуждения уголовного дела уволили. В обком КПСС была направлена жалоба на Фридлянда, которую обязали подписать и футболистов. В знак протеста Виктор Кирш ушёл из «Крыльев». На этот раз уже навсегда. Вместе с ним ушли тренеры и игроки, отказавшиеся подписывать донос на начальника команды.

Мучительный сезон 1980 года отбросил «Крылья» во Вторую лигу. Больше десяти лет некогда самая известная областная команда прозябала в болоте советского футбола, лишь дважды и всего на сезон выныривая в Первую лигу…

Виктор Владимирович Кирш - советский футболист, тренер. Полузащитник, нападающий. Финалист Кубка СССР 1953 года. Мастер спорта СССР. Заслуженный тренер РСФСР. С 1953-го по 1960 год провёл за «Крылья» в чемпионатах СССР 114 матчей и забил 18 мячей. Всего за куйбышевскую команду сыграл 131 матч и забил 25 мячей. С 1972-го по 1977 год и с июня 1978-го по 1980 год главный тренер куйбышевских «Крыльев Советов». Впоследствии тренировал «Нарт» (Черкесск), СКД (Самара), работал главным тренером самарской ДЮСШ № 9. В 2006 году Российский футбольный союз назначил Киршу ежемесячный грант «за значительный вклад в развитие отечественного футбола».

Виктор Кирш умер в Самаре 30 июля 2010 года после долгой и продолжительной болезни.

Так получилось, что одного из самых незаурядных, странных, самобытных, противоречивых, стойких и независимых игроков и тренеров «Крыльев», человека драматической на грани трагедии футбольной судьбы сегодня почти не вспоминают. А ведь именно он стал главным конструктором последнего «советского взлёта» в истории куйбышевских «Крыльев Советов»…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

21. Рождённый летать, или Александр Куприянов

Сможет ли футбол в Самаре вновь стать настоящей эмоциональной и карнавальной отдушиной, неформальным общегородским праздником и символом наивной региональной веры? Так, как это случилось в жестокое и напряжённое послевоенное время, в период «оттепели» и несбывшихся надежд, в годы застоя и социальной апатии?..

На гребне очередной волны пандемии мы с нетерпением ожидаем старта «Крыльев Советов» в чемпионате России в Премьер-Лиге, куда команда Игоря Осинькина триумфально вернулась после третьего за последние семь лет бесславного провала в ФНЛ. В межсезонье бюджетному областному клубу удалось сохранить костяк команды и ведущих, молодых и весьма перспективных футболистов – воспитанников московской школы «Чертаново». Более того, число чертановцев в Самаре даже выросло – к «Крыльям» присоединились Максим Глушенков, отданный в аренду московским «Спартаком», и один из самых ярких юниорских талантов страны, уроженец Саратова 16-летний Сергей Пиняев. Кто из них сможет вырасти в больших мастеров, кому суждена настоящая большая карьера в большом европейском футболе? И суждена ли? Жаль, что среди нынешних футбольных звёздочек «Крыльев» нет ни одного, стартующего в большом футболе, собственного самарского воспитанника…

23 июля 2021 года своё 69-летие отмечает Александр Куприянов. Автор тысячного гола «Крыльев» во всех чемпионатах СССР. Последний из могикан куйбышевского футбола. Последний из плеяды больших талантов местного куйбышевского разлива, успевших заиграть при Викторе Карпове или сразу после него. Галимзян Хусаинов, Борис Кох, Альфред Фёдоров, Борис Казаков, Владимир Сахаров, Равиль Аряпов, Анатолий Фетисов, Валерьян Панфилов - ближайшие предшественники и одноклубники Куприянова. И он, казалось, вот-вот превратится в форварда всесоюзного масштаба. После юношеских и молодёжной сборной СССР он обязательно будет вызван в главную команду страны. Ведущие советские клубы всеми правдами и неправдами начнут охотиться за ним…

Увы, невероятно одарённый, коренной куйбышевец Александр Куприянов, в котором только слепой мог не разглядеть породу большого мастера, так и остался местной достопримечательностью. Его совершенно справедливо сравнивали с Борисом Казаковым, а сам Борис, выводя на поле многообещающего юношу, говорил, что Куприянов должен пойти дальше, чем он. «Саша техничней, универсальней, многогранней и такой же длинный»…

Высокий, обаятельный, статный, мобильный и координированный воспитанник куйбышевской футбольной школы «Восход», наверное, чуть-чуть опоздал. После трагического 1969 года, когда «Крылья Советов» уже без покинувшего клуб Виктора Карпова вылетели из Высшей лиги, команду возглавил заслуженный и знаменитый бывший футболист московского «Динамо», но, к сожалению, посредственный тренер Всеволод Блинков.

«Крылья» объединили с «Металлургом». Из самобытной провинциальной команды «Крылышки» стали превращаться в заурядный периферийный клуб. Борис Казаков для Блинкова был уже «отработанным материалом» и в 1971 году в возрасте 30 лет простился с родным клубом. Валерьян Панфилов и экстраординарный Равиль Аряпов ещё не превратились в лидеров.

И всё-таки, и всё-таки, и всё-таки. Почему надежда куйбышевского футбола, игрой которого любовались самые рафинированные болельщики, так и не вошёл в советский футбольный пантеон? Отличные природные данные, изумительная работа с мячом, поставленный удар (кручёный и пласированный), выверенный дриблинг, прыгучесть, способность сыграть на опережение. Оторваться от защитников и нацеленно пробить головой. Александр Куприянов обладал и всеми качествами диспетчера, разгоняя точными, остроумными передачами атаки и нередко успевая их завершать. Но очень ярко начав, он затем остановился в своём развитии. Куприянов, как будто, сам недооценил себя, растворился в повседневности клуба Первой лиги, остановился, позволяя себе после самоотдачи и удовольствия от особой игры становиться за пределами футбольного поля обыкновенным парнем с Безымянки с традиционными для советских футболистов компаниями и выпивками.

Ему обязательно был нужен свой тренер, влюблённый в него, способный бережно и тактично превратить замечательно одарённого юношу во взрослого, зрелого мастера…

Впрочем, самоотверженный и щедрый Александр Куприянов на протяжении одиннадцати сезонов играл практически без травм и замен. И только в «Крыльях Советов». В его активе, в том числе, четыре чемпионата в Высшей лиге при Викторе Кирше. И до его преждевременного ухода из футбола болельщики и партнёры продолжали считать Куприянова одним из самых умных, надёжных и полезных игроков «Крыльев». И Аряпов, и Платонов, и Фетисов, и Панфилов до сих пор говорят о нём с искренним восторженным уважением, не понимая, почему он стал героем лишь одного клуба и одного города.

От падения до падения. Он дебютировал за куйбышевские «Крылья Советов» в 1970 году после завершения «легендарной эпохи» куйбышевского футбола, когда наша команда на протяжении четверти века была одной из лучших и самых запоминающихся провинциальных команд Советского Союза. И ушёл из команды и футбола в 1980 году, когда «Крылья» провалились в болото Второй лиги. Начинал центрфорвардом, затем был ведущим полузащитником и распасовщиком. А на прощание отыграл два сезона на позиции центрального защитника. Ему было всего 28 лет, и он мог бы играть и играть. И ведь он умел и любил играть по гамбургскому счёту. Так как играли его сверстники и когда-то партнёры по юношескому и молодёжному футболу - Гуцаев, Якубик, Нодия, Буряк, Олег Блохин…

Александр Куприянов, уступающий по количеству сыгранных матчей за родной клуб только Валерьяну Панфилову и Равилю Аряпову, впервые появился на поле в форме «Крыльев Советов» 3 июля 1970 года в Тбилиси в матче чемпионата СССР в Первой лиге против местного «Локомотива». Свой первый мяч за «Крылья» Куприянов забил 1 августа в ворота киевского СКА на стадионе «Металлург». Александр заменил на 33-ей минуте Юрия Юткина и уже через десять минут сравнял счёт в матче. Правда, под занавес встречи гости сумели вырвать победу – 1:2. Этот матч я забыть не смогу никогда. Перед стартовым свистком меня, восьмилетнего мальчишку, попросили подарить цветы Борису Казакову. Вручив цветы, я ещё несколько минут смотрел на своего кумира. Прозвучал свисток, началась игра, я забыл, в какую сторону мне бежать, и едва не был раздавлен футболистом киевского СКА. Спас меня полузащитник «Крыльев» Геннадий Платонов. Он вынес растерянного первоклассника за пределы поля, а начинавший игру на скамейке запасных Александр Куприянов передал меня отцу…

В первом сезоне за «Крылья» Куприянов забил два мяча, лучший бомбардир команды Борис Казаков отметился 14-тью забитыми мячами, Аряпов – десятью. «Крылья Советов» финишировали лишь седьмыми.

В 1971 году после ухода Бориса Казакова Куприянов становится бесспорным игроком основного состава, забивает в чемпионате восемь мячей, а «Крылья» вновь не могут вернуться в Высшую лигу, заняв шестое место. В 1972 году Виктор Кирш, сменивший на посту главного (старшего) тренера Блинкова, переводит Куприянова на позицию под нападающими, то есть под Равилем Аряповым и Сергеем Краевым. Тем не менее, Куприянов сумел девять раз в 35 матчах поразить ворота соперников, а «Крылья» поднялись на четвёртую строчку в таблице первенства Первой лиги.

В 1973 году на счету полузащитника Куприянова 6 мячей. «Крылья» буксуют и завершают сезон только восьмыми. Развивающий традиции Абрамова Виктор Кирш очень много внимания уделяет интенсивности игры, мечтая о тотальном футболе, но нередко воспроизводя принципы «волжской защепки». В 1974 году «Крылья» вновь поднимаются на 4 место, но по игре наконец-то становятся похожими на команду, которая способна вернуть Высшую лигу в Куйбышев. 15 апреля 1974 года в Душанбе Куприянов забивает в ворота «Памира» 1000-й гол куйбышевской команды в чемпионатах СССР. Всего в том самом результативном для Александра первенстве на его счету 13 забитых мячей.

Возвращение в элиту советского футбола, причём с первого места, состоялось в 1975 году. Возможно лучшим для последних куйбышевских звёзд – Равиля Аряпова, двадцать пять раз поражавшего ворота противников, и левого нападающего Анатолия Фетисова. Да, и для самого Куприянова, забившего девять мячей и постоянно ассистировавшего Аряпову и Краеву (20 мячей). «Крылья» после долгого перерыва обрели комбинационную игру, показав агрессивный результативный футбол. Они забили в чемпионате 1975 года 78 мячей, опередив «Кайрат» и «Таврию» на 20 мячей, а финишировавшее на второй строчке минское «Динамо» на 26.

В весеннем чемпионате 1976 года, когда «Крылья Советов» заняли шестое место, Куприянов сыграл 8 матчей из 15-ти, в осеннем первенстве – 13 матчей. В печальном 1977 году «Крылья» вновь вылетают – в активе Александра Куприянова 18 матчей и два забитых мяча. Увы, по-прежнему необходимый команде и наконец-то добравшийся до Высшей лиги Куприянов уже не был похож на звезду. Теперь он больше работал, чем творил.

И всё же в 1978 году «Крылья» вновь, в последний раз в советской истории, взлетают в Высшую лигу. После ухода Равиля Аряпова Куприянов обретает статус лидера и главного плеймейкера команды, завершив сезон с шестью забитыми мячами и десятью голевыми передачами.

В провальном для «Крыльев» сезоне 1979 года Александр Куприянов вынужденно становится центральным защитником. Он очень грамотно читает игру, первым пасом начинает атаки и, несмотря на то, что «Крылышки» вылетают, приглашается в сборную РСФСР на летнюю Спартакиаду народов СССР вместе с Виктором Капаевым, Геннадием Лисенчуком, Вадимом Лосевым и Валерьяном Панфиловым. Российская республиканская сборная доходит до полуфинала и занимает 4 место. Куприянову присваивают звание «Мастер спорта СССР». Но он уже понимает, что пора уходить. Он, конечно, мастер. Но он всегда мечтал летать, он был рождён летать, а «Крылья» падали, мучительно цепляясь уже всего лишь за место в Первой лиге…

1980 год начался со скандального ухода Виктора Кирша, продолжился отчаянной работой на посту наставника команды Альфреда Фёдорова, а позже Владимира Замятина. Собрания, чистки, доносы, идеологические проработки и «странное финансирование». Необыкновенные приключения бывшего выдающегося советского защитники и спартаковца Евгения Ловчева в Куйбышеве, который был и играющим тренером, и главным бомбардиром. И самым скандальным, и самым обиженным. В трудный и мутный этот период Куприянов остался в команде, он провёл в горьком и позорном сезоне на позиции центрального защитника 31 матч и даже забил четыре мяча. «Крылья» вылетели во Вторую лигу. Тех «Крыльев», в которые он пришёл в 1970 году, больше не было. И не будет никогда. Александру Куприянову всего 28 лет…

Последним матчем для Куприянова стала игра с симферопольской «Таврией» 2 ноября 1980 года на стадионе «Металлург». «Крылья» уступили со счётом 1:2. При счёте 0:2 на 63-ей минуте Евгений Ловчев один мяч отыграл. На 76-ой минуте вместо Сергея Белоусова на поле вышел Александр Куприянов. «Крылья» прижали гостей к их воротам, последние минуты своей большой футбольной жизни Куприянов вновь был нападающим. За несколько секунд до финального свистка он едва не сравнял счёт – мяч после его удара головой чиркнул о штангу и вылетел за пределы поля…

Потом была долгая жизнь без большого футбола. Была и, надеемся, будет. Рядом с «Крыльями». С его единственной командой. 23 июля 2021 года выдающемуся футболисту «Крыльев Советов», отцу двух сыновей Александру Ивановичу Куприянову исполнилось 69 лет.

Александр Куприянов - советский футболист. Нападающий, полузащитник и защитник куйбышевских «Крыльев Советов». Мастер спорта СССР. Воспитанник юношеской команды ФК «Восход» (Куйбышев). Один из самых талантливых футболистов своего поколения выступал за юношеские и молодёжную сборные СССР. Болельщики называли рослого, техничного и результативного форварда «наследником Бориса Казакова». С 1970-го по 1980 год сыграл за «Крылья» в чемпионатах СССР 329 матчей и забил 59 мячей, ещё 28 матчей (один гол) провёл в розыгрыше Кубка СССР. Двукратный победитель Первой лиги чемпионата СССР (1975, 1978), четвёртый призёр Спартакиады народов СССР в составе сборной РСФСР (1979). Заслуженный ветеран «Крыльев Советов».

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

22. ЛОБОС ПЕРЕВЕРНУЛ ГЛОБУС

Он никогда не отбивал и не ловил мячи в эффектно акробатических прыжках. Он не позировал, как любил говорить знаменитый советский вратарь и не менее известный российский комментатор Владимир Маслаченко, для фотографий в газете «Пионерская правда». Он не был громок, артистичен, атлетичен и брутален. Никто не помнит его зычных криков-команд защитникам. И ростом для голкипера (187 см) обладал он далеко не выдающимся. Но если начать ностальгировать по самоотверженному, не поддающемуся панике и стрессам, надёжному, преданному игре и команде футболисту и мотиватору (которого так не хватает сегодня «чертановским», лёгким, техничным, но малоопытным и не всегда справляющимся с излишним волнением «Крыльям»), то мы неизбежно вспомним его. Голкипера, проявившего свои лучшие профессиональные и человеческие качества в самые драматичные сезоны распроданных и разломанных, но не разбившихся и не покинувших высший дивизион самарских «Крыльев»…

Второй чилиец в российском футболе стал первым среди вратарей «Крыльев Советов» по числу сыгранных матчей в постсоветской истории клуба. 129 матчей в Премьер-Лиге. 6 – в Кубке УЕФА и Лиге Европы. 7 – в Кубке страны. Больше него за всю историю «Крыльев Советов» на «последней линии» сыграли только Анатолий Блохин (309 матчей) и Виктор Гаус (217). Но они, к сожалению, большинство своих игр провели за куйбышевскую-самарскую команду в Первой и Второй лигах.

30 июля 2021 года в день матча второго тура РПЛ, в котором «Крылья» сыграют на опустошённой пандемическими ограничениями «Самара Арене» со столичным «Спартаком», Эдуардо Эухенио Ландаета Лобосу исполнится 40 лет. Очень бы хотелось, чтобы Иван Ломаев или Богдан Овсянников побили самарский рекорд Лобоса и потеснили чилийца с первого места в символической сборной «Крыльев Советов» в российской истории клуба.

Эдуардо Лобос, соотечественник великого поэта Пабло Неруды, диктатора Аугусто Пиночета и убитых его хунтой президента Сальвадора Альенде и барда Виктора Хары, родился в небольшом городе Курико в 170 километрах от столицы страны Сантьяго. С пяти лет он встаёт в футбольные ворота и удивляет своих товарищей и скаутов, уже в одиннадцать лет прочно заняв позицию первого голкипера своей коммуны. «Этот мальчишка, как магнит, притягивает к себе мячи», - говорили о нём детские тренеры, отмечая его абсолютное бесстрашие, спокойствие, недетскую суровость, отменную реакцию, ювелирную, но очень экономную технику и невероятно точный, природный, интуитивный выбор позиции. В 12 лет он уезжает из родного дома в Сантьяго и живёт в интернате академии самого титулованного чилийского клуба «Коло-Коло». В 1999 году в 17-летнем возрасте он дебютирует за взрослую команду, а в 21 год становится чемпионом Чили. Всего за «Коло-Коло» Эдуардо провёл 49 матчей, параллельно выступая за юношеские и молодёжную сборную страны. В 2004 году Лобос, ради большей игровой практики, переходит в клуб «Аудакс Итальяно», главной звездой которого являлся форвард Умберто Суасо. Именно Суасо порекомендовали Герману Ткаченко приобрести для «Крыльев». Однако главный тренер самарцев Гаджи Гаджиев, просмотрев переданные ему видеокассеты, просит президента клуба вместо форварда купить 23-летнего вратаря, поразившего его своим хладнокровием и удивительным выбором места в воротах, позволявшим голкиперу без риска и эпатажа справляться с самыми сложными ударами.

2005 год Лобос собирался начать в клубе «Уачипато», владелец которого решил всерьёз конкурировать с «Коло-Колой» и другими лидерами чилийского футбола. Но за неделю до старта чемпионата Чили Эдуардо улетел в Португалию на сборы самарских «Крыльев Советов» и после первой же контрольной игры подписал 17 января 2005 года с российским клубом трёхлетний контракт. Так Лобос оказался на противоположном конце глобуса. В городе и команде, о которых еще три недели назад ничего не знал. «Услышав, что «Крылья» будут играть в Кубке УЕФА, я подумал, что это отличный шанс показать себя в Европе и в дальнейшем перейти в один из итальянских или испанских клубов», - вспоминал Эдуардо, задержавшийся в Самаре почти на шесть лет.

Перед презентацией новичков в Самаре Лобосу подарили фотоальбом об истории куйбышевского футбола, где на первой странице была размещена фотография одного из первых голкиперов «Крыльев» Павла Лобова…

Впрочем, Эдуардо даже не предполагал, в какой водоворот событий на берегах огромной реки Волги он уже вскоре попадёт. Бронзовые «Крылья» с высококлассными игроками международного уровня (Соузой, Кингстоном, Бутом, Овие, Короманом, Колодиным, Карякой) начали распадаться. Герман Ткаченко распродавал самую играющую команду, и уже в конце июня скромный, молчаливый Лобос вместе с Андреем Гусиным станет лидером, хребтом и характером клуба, отчаянно не желающего умирать. Вопреки обстоятельствам, руководству области и своему владельцу.

Лобос дебютировал за «Крылья» 12 марта 2005 года в матче первого тура против владикавказской «Алании». На «Металлург» пришли 27 тысяч зрителей, а термометр показывал минус десять градусов по Цельсию. Эдуардо, на родине которого считанные часы в году градусник термометра опускается чуть ниже нуля, не дрогнул ни в прямом, ни в переносном смысле слова. Он действовал спокойно, уверенно и безошибочно, а «Крылья Советов» уверенно победили 2:0.

В июле преданные и проданные «Крылья», заново слепленные Гаджиевым, начали мучительную борьбу за выживание. Вожаком команды становится капитан, защитник и одновременно лучший бомбардир Андрей Гусин. Примером стойкости, профессионального достоинства и самоуважения – Эдуардо Лобос.

Самой сложной, на грани падения и истерики, для «Крыльев» и их болельщиков стал душный июль 2005 года. С 10-го по 31 июля самарская команда проигрывает пять матчей подряд. 17 июля после поражения во Владикавказе (0:2) в раздевалке внезапно для всех Эдуардо Лобос через переводчика просит всех футболистов встать напротив него и громким, ровным, спокойным голосом произносит: «Если вам на всё наплевать, если вам не стыдно и не больно, если вы уже видите себя в других командах – не позорьтесь! Не мне вас учить, я приехал сюда с другого конца света. Но так нельзя. Уважайте себя! Кто не хочет, пусть не играет! Лучше играть вдесятером или вдевятером, лучше играть с дублёрами, но играть, а не позориться! Так нельзя!».

Ещё через неделю после поражения от «Терека» (0:1), когда Огнен Короман был удалён за неспортивное поведение, Лобос взял за плечи сербского футболиста и, глядя ему прямо в глаза, сказал: «Не мучайся, не издевайся над футболом и командой. Я тебя прошу. Пока прошу». В этот момент Эдуардо был похож на Леона-киллера, сыгранного Жаном Рено. Он вообще был похож на героя Рено. Особенно, когда его жена Паулина отпускала к нему на поле дочь Хавьеру…

6 августа «Крылья» выдали великолепный домашний матч против ЦСКА, который рвался к очередному чемпионству и совсем недавно выиграл Кубок УЕФА. Игра, настоящая, страстная, выразительная, красивая игра завершилась ничьей 2:2. На голы Игнашевича и Гусева «Крылья Советов» ответили мячами Гусина (с пенальти) и фантастическим голом Бабу Адаму за минуту до финального свистка. Это был «момент истины». Всем болельщикам стало ясно – эти «Крылья» будут жить и будут летать…

15 сентября «Крылья Советов» сыграли один из самых выдающихся, по атмосфере, самоотдаче, красоте игры, матчей в своей истории, сокрушив на «Металлурге» в напряжённой борьбе «АЗ» (Алкмар) в первом отборочном раунде Кубка УЕФА со счётом 5:3.

В 2005 году Лобос провёл несколько невероятных матчей не только с человеческой, но и с подлинно футбольной, вратарской точки зрения. 24 сентября он несколько раз спасает свою команду, а «Крылья» вырывают важнейшую победу у «Сатурна» 1:0. 2 октября в Москве команда Гаджиева уступила «Спартаку» в Москве 0:1. Сразу после свистка к Эдуардо подбежал главный тренер москвичей Александр Старков, чтобы запечатлеть восторг и уважение чилийскому голкиперу, не менее десяти раз выручавшему свою команду.

А потом был выигрыш у «Амкара» 1:0 и форменный разгром ФК «Москва» Леонида Слуцкого 4:1.

Несмотря на античные подвиги Лобоса и сохранение «Крыльев» в Премьер-Лиге, почти весь следующий сезон чилиец провёл на скамейке запасных. Гаджи Гаджиев очень хотел, чтобы Александр Макаров стал вратарём сборной России. Однажды Хиддинк вызвал Макарова на сборы, но так ни разу и не выпустил его на поле даже в товарищеском матче.

В 2007 году Лобос вновь становится основным голкипером «Крыльев». 3 ноября 2007 года самарская команда выигрывает самый важный матч сезона у московского «Локомотива», что позволяет ей вновь сохранить место в элите российского футбола. При счёте 0:1 Лобос отражает удар с 11-метровой отметки в исполнении Дмитрия Торбинского, ещё трижды выручает команду после ударов из убойных позиций Дмитрия Сычёва. А во втором тайме забивают дважды Марко Топич и ещё раз Давид Муджири, принося «Крыльям» три спасительных очка.

В 2008 и 2009 годах Эдуардо играет вообще все матчи. Удивительно спокойно, достойно и надёжно. Звёздная самарская команда Леонида Слуцкого с Иржи Ярошиком и Яном Коллером заняла шестое место и добилась права выступать в Лиге Европы.

А затем наступил подлый 2009 год, когда «Крылья» долгое время шли в призовой тройке и разбились о подлость и сговор. 13 июня 2009 года в Грозном самарские «Крылья Советов» провели один из самых стыдных своих матчей. После первого тайма «Терек» вёл 2:0. Сразу после перерыва, гости, имевшие все шансы даже бороться за чемпионство и неожиданно прилетевшие в столицу Чеченской республики без Ярошика и Коллера, сравняли счёт. Оба мяча, взяв игру на себя, сумасшедшими ударами забил Евгений Савин. И тут начался спектакль, который практически все СМИ назвали предательством футбола. «Терек» беспрерывно атаковал, а защита «Крылья» безучастно смотрела, как хозяева поля расстреливают ворота Лобоса. Чилиец в одиночку отстаивал честь самарской команды, почти тридцать минут отбивая удары в упор и выгребая мяч из-под ног, раз за разом выходящих с ним один на один грозненцев. За шесть минут до финального свистка и Лобос оказался бессилен, когда Бендзь вколотил мяч головой в сетку ворот без всякого сопротивления защитника Белозерова…

2010 год начинается со слухов о «смерти» «Крыльев Советов». Из-за долгов клубу грозит банкротство. Болельщики устраивают массовые акции протеста, проводят митинги, пикеты и объявляют голодовку. Дело доходит до того, что решение о финансировании клуба принимает правительство России во главе с Владимиром Путиным. Главный тренер Юрий Газзаев и президент клуба Виктор Развеев перед первым матчем с «Зенитом» располагают только семью игроками основного состава. В первых шести турах «Крылья» терпят шесть поражений. Эдуардо Лобос залечивает травму и, вернувшись к 5 туру, в оставшихся матчах уже никому не уступает место в воротах. 25 июля 2010 года в Самару приезжает московский «Спартак» и все 90 минут матча беспрерывно штурмует ворота «Крыльев». И ведь даже нельзя было сказать, что Лобос творил чудеса. Но всё, что летело в створ ворот – а спартаковцы владели мячом больше 80% игрового времени и нанесли 19 точных ударов – становилось добычей спокойного, сурового Эдуардо-киллера…

В последних решающих трёх турах Лобос тоже не пропускает. «Крылья» под руководством Александра Тарханова обыгрывают в предпоследнем туре столичное «Динамо» (1:0) и завершают сезон нулевой ничьей в Санкт-Петербурге. В итоге 13 место, спасение и праздник самарских болельщиков, освещающих своими улыбками морозную мглу 28 ноября 2010 года.

В январе 2011 года Эдуардо Лобосу сообщили, что дальше «Крылья» полетят без него. Самым любимым футболистом самарского чилийца был голландский голкипер Эдвин ван дер Сар, выступавший до 46-ти лет. Лобос, возвратившись на другой край глобуса, защищал ворота чилийских клубов до 39 лет. Женился во второй раз. Сыну Матиасу семь лет.

Эдуардо Эухенио Ландаета Лобос (родился 30 июля 1981 года) - чилийский футболист, вратарь. Чемпион Чили (2002). Выступал за футбольные клубы «Коло-Коло» (Сантьяго) и «Аудакс Итальяно» (Ла-Флорида). С 2005-го по 2010 год вратарь и один из лидеров самарских «Крыльев Советов» на поле и в раздевалке. Провёл за «Крылья» в чемпионатах России, розыгрышах Кубка России, Кубка УЕФА и Лиги Европы 142 матча и пропустил 183 мяча. Впоследствии защищал ворота чилийских клубов «Унион Эспаньола» (Сантьяго), «Коло-Коло» (Сантьяго), «Сантьяго Уондерерс», «Сан-Маркос» (Арика), «Кобресаль» (Эль-Сальвадор), «Эвертон» (Винья-дель-Мар). За сборную Чили сыграл 3 матча. За молодёжную сборную Чили провёл 8 матчей. В 2019-2020 годах тренировал команду чилийской Высшей школы тренеров.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

23. Стрелок Ворошилов, или Взлетевший с «Крыльями»

«Времена не выбирают. В них живут и умирают», - написал замечательный русский поэт Александр Кушнер. Времена не выбирают, но их всё равно сравнивают. И иногда не только умирают, но и выходят победителями. Конечно, невозможно сравнивать первые послевоенные десятилетия, на которые (особенно после смерти Сталина и недолгого освобождения от страха) пришёлся взлёт отечественного футбола, и циничное нынешнее время. И тот футбол, грубый, осязаемый, страшный и великий, бывший карнавальной, эмоциональной, психологической и просто праздничной человеческой отдушиной, стирающей все социальные барьеры, с прагматичной коммерческой индустрией тоже сравнивать трудно. Впрочем, игра, настоящая игра, настоящая страсть и настоящее мастерство, если они есть, и сегодня смывают все условности и подлоги, возвращая нас в первозданную стихию футбола.

95 лет назад, 15 августа 1926 года, родился выдающийся футболист, легенда советского футбола, внезапный мастер, уникальный снайпер, однофамилец наркома обороны, дитя мучительного, жестокого советского быта и войны…

Именно он забил больше всех мячей в официальных матчах лучшему вратарю мира Льву Яшину. Именно он дважды на знаменитом лондонском стадионе «Стэмфорд Бридж» поражал ворота «Челси», который незадолго до этого в 1955 году впервые в своей истории выиграл чемпионат и Суперкубок Англии. Именно он стал «сердцем» беспощадной, оборонительной и контратакующей «волжской защепки» и капитаном куйбышевских «Крыльев Советов» в 1951 году, когда команда Александра Абрамова добилась своего высшего достижения в советской истории, поднявшись на четвёртую строчку в элитном дивизионе страны…

Виктор Ворошилов родился 15 августа 1926 года в селе Всехсвятском под Москвой (сейчас на этом месте находится столичный район Сокол в Северном административном округе). Переехав после начала Великой Отечественной войны в столицу, он был палочкой-выручалочкой своей дворовой команды, забивая мячи с любой дистанции – едва ли не от своих ворот. Но по-настоящему заниматься футболом Виктор стал лишь в пятнадцать лет. В первый год войны у подростка, по 14 часов работавшего токарем на опытном производстве Конструкторского Бюро Илюшин, сил на игру почти не было. Осенью 1942 года он пришёл в футбольную секцию московского стадиона «Юных пионеров». Крепкого, вихрастого, стройного и бесстрашного мальчишку называли то «рязанец», то «американец». Он играл с открытой улыбкой, почти не опуская глаз, поражая тренеров сферическим видением поля, длинными точными передачами на ход партнёрам и невероятным прицельным «артиллерийским» ударом с дальних дистанций. При этом его удары со средних дистанций и из пределов штрафной площади были похожи на выстрелы. Мяч по стремительной прямой траектории летел на высоте одного метра и вонзался в сетку в притирку со штангами. В 1945 году Ворошилова привёл в команду мастеров «Крылья Советов» (Москва) знаменитый лётчик-испытатель Владимир Коккинаки со словами: «Вот вам, мазилы, настоящий снайпер».

Однако проявить себя в столичных «Крыльях» Виктор не сумел. Он видел себя на позиции полусреднего или правого нападающего, а его пытались наигрывать на позиции, говоря сегодняшним языком, опорника. В 1948 году столичные «Крылья» вылетели из Первой группы (Высшей лиги). Ворошилову было уже 22 года, и он очень хотел играть. На сборах в Пятигорске и Сочи его увидел творец «волжской защепки» Александр Абрамов и убедил молодого форварда переехать в Куйбышев. На тренера куйбышевских «Крыльев» произвели сильное впечатление не только феноменальные удары и выверенные передачи Виктора, но и его атлетизм, его способность после потери мяча моментально вступать в отбор и наказывать соперников за ошибки при начале своих атак. Абрамов так хотел заполучить Ворошилова, что в конце 1948 года полетел в Москву, чтобы лично встретиться с родителями будущего плеймейкера, снайпера, пенальтиста и голеадора.

С 1949 года Виктор Ворошилов – второй оттянутый центрфорвард (периодически правый нападающий) куйбышевских «Крыльев Советов», легендарная «восьмёрка», главный ассистент «короля куйбышевского футбола» Александра Гулевского.

Ворошилов дебютировал за куйбышевскую команду 17 мая 1949 года. Дебют оказался кошмарным. «Крылья», пытаясь сыграть в Москве со «Спартаком» на встречных курсах, «сгорели» со счётом 0:5. Всю вину за поражение взял на себя тренер Абрамов, который уже в конце этого сезона ошарашит столичных грандов своей «волжской защепкой» и новаторским для того времени агрессивным прессингом на чужой половине поля в отдельные периоды матча.

В чемпионате 1949 года Ворошилов сыграл 27 матчей, к концу первенства стал почти незаменимым игроком основы, а его новая команда вполне достойно завершила сезон на 10 (из 18) месте. Свой первый мяч в элите советского футбола Виктор забил 25 сентября 1949 года в ворота харьковского «Локомотива». «Крылья» победили 2:0.

В 1950 году Ворошилов, живший в Куйбышеве исключительно в гостиницах «Жигули» и «Центральная», становится любимцем местных болельщиков: от заводчан до интеллигенции, от местного начальства до криминальных авторитетов, от артистов до конструкторов. Его удивительные вспарывающие оборону соперников передачи, безупречные пенальти, агрессивный отбор, после которого Гулевский и Смыслов нередко выбегали вдвоём на одного защитника и, прежде всего, дальние удары вызывали аплодисменты на трибунах куйбышевских стадионов - сначала «Локомотива», а потом «Динамо». Особенно восхищала болельщиков нарочитая, артистичная манера Ворошилова – перед ударом он принимал вид древнегреческого атлета и как будто бы всем телом вкладывался в мощный – почти всегда в створ ворот – пушечный удар. Даже когда вратарь отражал мяч, тут же на добивании оказывались Гулевский, Смыслов, Новиков, Синяков.

Cвязка «Ворошилов – Гулевский» во главе «волжской защепки» вызывала раздражение и восхищение любителей футбола в стране. Беспощадные контрвыпады из «глухой» обороны вынуждали лучшие команды СССР заранее нервничать и играть с опаской и оглядкой. С 1949-го по 1951 год куйбышевские «Крылья» трижды обыгрывали ЦДКА (при двух ничьих и одном поражении). После временного расформирования армейского клуба «Крылья» в 1952 году обыграли ВВС и сыграли вничью с МВО. В чемпионатах 1950–1953 годов в семи матчах с московским «Динамо» куйбышевцы дважды побеждали, четыре раза сыграли вничью и лишь однажды проиграли.

В апреле 1950 года Виктор Ворошилов во второй раз в жизни испытал жуткий всепоглощающий страх. Первый раз – мальчишкой. В 1941 году, когда ему показалось, что разбомбили дом, где в этот момент находилась его мать. А во второй раз, когда его неожиданно вызвали к Сталину. Чуть позже выяснилось, что требует его к себе не «отец народов», а сын генералиссимуса Василий, создававший команду ВВС.

- Ты кем Клименту Ефремовичу будешь? - спросил Василий Сталин Виктора Ворошилова.

- Никем. Однофамилец.

- Меткий. Злой. Бьёшь очень хорошо. Хочешь в мою команду?

- Ммм…

- Хочешь?

- Хочу…

- Пиши заявление на моё имя.

После этой беседы Ворошилов мимо кабинета, где он должен был написать заявление, сразу побежал в Центральный совет профсоюзного общества «Крылья Советов» и рассказал об этом разговоре. В команду Сталина он очень не хотел. Ему посоветовали моментально, не заезжая к родителям, отправиться в Куйбышев. И ждать…

Прошло несколько месяцев. Перед матчем четвертьфинала Кубка СССР 23 октября 1950 года в Москве с клубом ВВС Виктора Ворошилова пробил холодный пот. На разминке он поймал ехидный взгляд командующего военно-воздушными силами Московского военного округа Василия Иосифовича Сталина. Ворошилов решил играть, как в последний раз. В одном из эпизодов он не позволил вынести мяч из своей штрафной защитнику ВВС (тоже ставшему большим игроком в куйбышевских «Крыльях») Константину Крыжевскому, тот замешкался, развернулся и коряво пробил прямо в Гулевского – футбольный снаряд рикошетом влетел в сетку ворот. «Крылья» победили 1:0.

В раздевалку куйбышевской команды поздравить команду Александра Абрамова пришёл Василий Сталин. В гробовой тишине он подошёл к Ворошилову. «Ну, сукин сын, думаешь, я не помню?! Обыграл Сталина, да? Со мной Симонян так не финтил, Бобров таких фортелей не выкидывал, а ты?! Ладно, играй», - сказал ему сын вождя, если верить воспоминаниям Виктора Фёдоровича.

В чемпионате 1950 года «Крылья» финишировали на седьмом (из 19) месте. Гулевский забил 16 мячей, а «подносчик снарядов» Ворошилов – семь.

В 1951 году Ворошилов стал капитаном команды и забил десять мячей в чемпионате, став лучшим бомбардиром «Крыльев». А сами «Крылья» пропустили вперёд себя лишь три команды - ЦДСА, «Динамо» (Тбилиси) и «Шахтёр» (Сталино). Причём третье место куйбышевцы отдали шахтёрам при равенстве набранных очков только из-за поражения в личных встречах (0:1; 0:0).

В начале 1952 года Ворошилова и Гулевского вызывают в сборную Москвы для подготовки к Олимпийским играм в Хельсинки. Обоих куйбышевцев включают в расширенную заявку Олимпийской сборной СССР, но в последний момент «отцепляют» от состава. Как ни странно, но это спасает лидеров «Крыльев» от больших неприятностей.

Во втором раунде 20 июля 1952 года сборная СССР сыграла вничью со сборной Югославии 5:5, отыгравшись с 0:3. В переигровке 27 июля советская сборная уступила югославам со счётом 1:3. Все советские газеты стали «клеймить позором» футболистов и тренеров за поражение от «оппортунистов Иосипа Броз Тито». Начались репрессии. Команда ЦДСА была расформирована, многие футболисты и тренеры были лишены спортивных званий и государственных наград.

Чемпионат СССР в классе А (высшем дивизионе страны) провели всего в один круг среди всего 14 команд. Ворошилов с 4 забитыми мячами вновь стал лучшим бомбардиром «Крыльев», а куйбышевская команда заняла в первенстве 8 место.

Чемпионат 1953 года «Крылья» проводят под руководством помощника Абрамова, бывшего защитника, автора первого гола куйбышевской команды в чемпионатах СССР Петра Бурмистрова. На вторую половину сезона «Крылья Советов» переименовывают в «Зенит». Ворошилов уже безусловный лидер и капитан команды, на его счету 6 мячей и больше десяти голевых передач. Куйбышевский «Зенит» финиширует седьмым и доходит до финала Кубка СССР, обыграв по пути московские «Торпедо» (1:0) и «Локомотив» (2:0). В финале куйбышевцы в упорнейшей и абсолютно равной игре уступили (0:1) столичному «Динамо».

В 1954 году Виктор Ворошилов забивает свой первый мяч Льву Яшину (из восьми, по другим данным из семи забитых им будущему вратарю сборной мира). Это случилось на стадионе «Динамо» в Куйбышеве 13 сентября 1954 года. На 29-ой минуте матча Ворошилов пробивал в ворота Яшина пенальти со стороны Петропавловской церкви. Как вспоминал мой отец, капитан «Крыльев» перед ударом обменялся репликами с Яшиным, улыбнулся и аккуратно вколотил мяч под штангу на высоте одного метра. Судья почему-то потребовал перебить пенальти. Ворошилов также спокойно повторил свой удар – в тот же угол и на той же высоте. Лев Яшин оба раза прыгал в противоположный угол. Тем не менее, динамовцы тогда победили 3:1.

Чемпионат 1954 года оказался сложным и противоречивым для «Крыльев». Ушёл в «Торпедо» Гулевский, и Ворошилову пришлось быть и главным конструктором игры, и главным завершителем атак. Капитан «Крыльев» в итоге стал с 8 мячами лучшим бомбардиром команды, занявшей в классе А лишь 11 место (из 13). За Ворошиловым уже «охотятся» столичные «Спартак», «Динамо» и «Локомотив». В августе он привлекается к матчам за сборную Москвы, затем выезжает в турне «Спартака» по Бельгии и Англии. 26 сентября Ворошилов выходит на поле в Будапеште и забивает мяч в первом матче второй сборной СССР против сборной Венгрии (3:0).

В 1955 году «Крылья» впервые покидают элитный дивизион советского футбола, заняв 11 место (из 12), ниже оказался только минский «Спартак». Ворошилов отыграл все матчи без замен и опять стал лучшим бомбардиром команды (7 мячей). 11 сентября 1955 года он вывел «Крылья» с капитанской повязкой на первый международный матч клуба со сборной Индии (4:1).

По окончании сезона Ворошилову за «выдающийся вклад в развитие советского футбола и пропаганду физической культуры» было присвоено звание «Заслуженного мастера спорта СССР». Прожив почти семь лет в куйбышевских гостиницах и став в нашем городе «всесоюзно знаменитым игроком», Виктор Ворошилов женится на москвичке и переходит в столичный «Локомотив».

За «железнодорожников» Ворошилов будет играть до 36-летнего возраста, наденет капитанскую повязку, забьёт ещё семь мячей Льву Яшину, завоюет Кубок СССР в 1957 году и «серебро» чемпионата СССР 1959 года. Будет регулярно выезжать в международные турне в составе московских «Динамо», «Спартака» и ЦСКА. И забивать, забивать и забивать. 11 ноября 1957 года, играя за столичных армейцев, он дважды забьёт «Челси» на «Стэмфорд Бридж». ЦДСА разгромит лондонцев, двумя годами ранее впервые завоевавших чемпионство и Суперкубок Англии, со счётом 4:1.

В чемпионате СССР 1961 года 35-летний Ворошилов станет лучшим бомбардиром «Локомотива» с двадцатью забитыми мячами…

Виктор Фёдорович Ворошилов - выдающийся советский форвард и бомбардир. Капитан куйбышевских «Крыльев Советов» и московского «Локомотива». Мастер спорта СССР (1953). Заслуженный мастер спорта СССР (1955). Финалист (1953) и обладатель Кубка СССР (1957). Невероятно моторный, с резким стремительным стартовым рывком, Ворошилов владел длинным проникающим пасом и сокрушительным по силе и точности ударом с любой дистанции. За куйбышевские «Крылья Советов» (1949 – 1955) сыграл 185 матчей и забил 48 мячей (в чемпионатах СССР - 167 матчей и 43 мяча; в Кубке СССР – 17 игр и 5 мячей). С 1956-го по 1962 год – форвард и капитан столичного «Локомотива», за который провёл 191 матч и забил 69 мячей (в чемпионатах СССР - 177 матчей и 65 мячей; в Кубке СССР 14 игр и 4 мяча). По одному матчу сыграл за сборную СССР (30 августа 1958 года отличился голом в ворота сборной Чехословакии) и Олимпийскую сборную страны. Регулярно приглашался выступать за лучшие клубы СССР в международных турне. Член символического клуба имени Григория Федотова, как автор 117 голов в высшем дивизионе чемпионата СССР и розыгрыше Кубка страны. Четыре раза входил в список 33 лучших футболистов СССР, в 1958 году был признан лучшим правым нападающим страны. Его имя увековечено на Аллее Славы московского стадиона «Локомотив». После завершения карьеры игрока работал тренером в столичном «Локомотиве», донецком «Шахтёре» и детско-юношеской школе «Локомотива», был избран президентом «Футбольного клуба ветеранов России». Награждён орденом «Знак почёта» и медалью «За заслуги перед Отечеством».

Умер Виктор Фёдорович в Москве 5 марта 2011 года на 84-ом году жизни.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

24. «Маленький летающий танк»

Однажды он на самом деле был:

Жизнелюбив, надёжен и нешумен.

Он после смерти долго ещё жил,

Пока мне не сказали, что он умер…

Он очень любил футбол. Это и была его настоящая жизнь. Любил без всякого пафоса. Почти незаметный вне игры, человек с заводской окраины, из очень простой семьи. С обаятельным бесхитростным лицом. Ребёнок войны. Небольшого роста, застенчивый крепыш. Доброжелательный, улыбчивый. Обычный, иногда даже заурядный, вполне советский человек, осторожный, провинциальный - он полностью перевоплощался на поле, воплощался, становился самим собой. Становился неукротимой и неотъемлемой частью команды.

Он не был «звездой первого ряда». Но в лучшие звёздные свои моменты он сам становился игрой, её смыслом, её плотью и духом. Он жил игрой и умирал вместе с ней. Был ей беззаветно предан. И не боялся там, в отличие от здесь, никого и ничего.

За пределами игры у него не было никаких особенных амбиций. Приветливый, чуть замкнутый, взрослый ребенок, который до конца жизни любил кино, историческую и приключенческую литературу. И футбол.

Характер, воля, бесстрашие. Невероятная самоотдача. Болельщики не помнят, чтобы он кричал или корчился от боли. Он играл на сопротивлении, на преодолении – себя, обстоятельств, боли. Заводил команду. Не останавливался и упрямо шёл вперёд, доигрывая каждый эпизод, как бы безнадежно не выглядели шансы отыграться или вырвать победу. После матча, добравшись домой, когда уже никто кроме родителей этого не видел, падал без сил…

Прикрывая мяч корпусом, даже не обыгрывал – сминал, разрывал, таранил одного, двух, а то и трёх соперников (когда не было адресата для передачи или чувствовал нерешительность партнёров). Удивительный напор, прессинг. Он вступал в отбор, возвращался назад и нередко «обкрадывал» соперников. Он забивал очень важные мячи. Любым возможным способом. Хлёстким резаным ударом. Мощным ударом из последних сил. Кивком головы. Бедром. Плечом.

После ухода Бориса Казакова и его однофамильца Анатолия Казакова он три сезона был необходимым, незаменимым игроком, любимцем куйбышевских болельщиков, лидером и лучшим бомбардиром команды, которая не сломалась и не обрушилась после ухода ведущих своих форвардов. Более того, дошла до финала Кубка СССР и провела один из самых знаменитых (а может, и самый знаменитый) матчей в своей истории. В полуфинале Кубка команда Виктора Карпова сокрушила яшинское «Динамо» со счётом 3:2. И ещё два сезона после возвращения Бориса Казакова он оставался невероятно полезным и нужным команде.

Виктор Иванович Карпов вспоминал, как много значил для него этот самоотверженный форвард и человек в середине 60-х. Самый верный и надежный. Глядя на которого, товарищи по команде начинали играть, начинали верить в себя и бороться с превосходящими в классе соперниками. «Он часто выручал команду, заводил, вносил перелом в игру, он дорабатывал до конца каждый эпизод. И «Крылья» спасались, благодаря ему, - рассказывал мне Карпов, - Его не надо было мотивировать, уговаривать, он сам отдавал себя целиком на поле. Как он укрывал мяч корпусом и взламывал, сминал оборону! Его так и звали «маленький танк». А я не так сильно ценил его. Ценил, конечно. Понимал, как много он значит, особенно в тяжелых играх. Он заслуживал большего. Рано мы с ним расстались».

Анатолий Жуков родился 19 августа 1943 года в Куйбышеве. В небольшой комнатке. В одноэтажном бараке. В посёлке «Юнгородок». Двумя годами раньше сюда в самые страшные дни и месяцы войны его родители - Петр Максимович и Антонина Дмитриевна – эвакуировались из Воронежа вместе с Авиационным заводом. Отец работал начальником производственно-диспетчерского бюро, мать – кладовщицей.

Анатолий с шести лет пропадал на безымянских пустырях. Мальчишки постарше сначала ставили отчаянного бесстрашного карапуза в ворота, а потом – на острие атаки. Так, скорее, для смеха. Но карапуз, не обращая внимания на ушибы и ссадины, «выгрызал» мячи у защитников, выбрасывался под прострелы и всё чаще и чаще забивал. Девятилетнего Толю заметил бывший защитник «Крыльев» Виктор Федосов и уже через полтора года сразу взял его в юношескую заводскую команду, которая тренировалась на, к сожалению, уничтоженном ныне стадионе «Крылья Советов». А «крёстным футбольным отцом» для Жукова стал ещё один легендарный защитник главной куйбышевской команды, друг и партнёр Виктора Карпова Иван Ширяев.

В 1958 и 1959 годах Анатолий Жуков – лучший бомбардир и капитан юношеской сборной города Куйбышева. Моторный, таранный, заводной, абсолютно неуступчивый юноша получает приглашение в юношескую сборную РСФСР, а потом и СССР. И там тоже выбирается капитаном.

В 17 лет Анатолий Жуков дебютирует на взрослом уровне. Ширяев возглавляет сызранский «Нефтяник», который тогда являлся, говоря современным языком, фарм-клубом «Крыльев». С 1960-го по 1963 год Анатолий забил за сызранцев в классе Б 12 мячей. Костяк команды в это время вместе с ним составляли Геннадий Сахаров, Юрий Капсин, Анатолий Кикин.

В 1963 году по настойчивой рекомендации Ширяева Анатолия Жукова лично приглашает в «Крылья Советов» Виктор Карпов. Виктор Иванович, наблюдая за игрой дубля, увидел в Жукове то, что всегда восхищало его в легенде советского футбола и бывшем партнёре по команде Викторе Ворошилове. Нацеленность на борьбу, потрясающую самоотдачу, голевое чутьё и настоящий спортивный характер.

Перед сезоном 1964 года «Крылья» остаются без своего голеадора и главной звезды Бориса Казакова, которого «призывают» в ЦСКА, и его однофамильца, тоже очень результативного форварда Анатолия Казакова, перешедшего в донецкий «Шахтёр».

«Я думал, что команда обезглавлена. И надеялся на чудо, - рассказывал Виктор Иванович, - Хотя у меня были Николай Осянин, Борис Кох и Анатолий Кикин. Но чудом стало то, как заиграл тогда Толя Жуков. Девятый номер. Безотказная девятка».

Анатолий Жуков дебютировал за «Крылья Советов» 1 апреля 1964 года в Кишинёве. В «день дурака» Жуков дважды упустил верные возможности забить, а куйбышевцы уступили «Молдове» со счётом 0:1.

Первый и первый победный мяч за «Крылья» 20-летний Анатолий Жуков забил 2 мая 1964 года на 9-ой минуте матча 7 тура чемпионата СССР в классе А (Высшая лига) на куйбышевском стадионе «Динамо». В присутствии 20 тысяч болельщиков. В ворота московского «Спартака». В ворота великолепного голкипера сборной СССР Владимира Маслаченко, основного конкурента Льва Яшина. Протаранив защитников Афонина и Ларина и в последний момент перебросив мяч через бросившегося ему в ноги вратаря.

«Крылья» обыграли «Спартак» со счётом 1:0. Это была первая победа команды Карпова в чемпионате. До этого были четыре ничьи и два поражения.

А 4 июня «Крылья Советов» стартовали в розыгрыше Кубка СССР и триумфально дошли до финала, переиграв 7 сентября в фантастическом гостевом полуфинале московское «Динамо» со счётом 3:2 и обидно уступив в решающем поединке киевским динамовцам (0:1).

В чемпионате 1964 года куйбышевская команда финишировала на 10 (из 17) месте. Лучшим бомбардиром клуба стал Борис Кох с 6 мячами. Анатолий Жуков в своём первом сезоне отметился четырьмя голами.

В 1965-ом и 1966-ом годах «маленький танк» Жуков становится летающим. В двух подряд чемпионатах он – лучший бомбардир команды (соответственно 9 и 8 мячей). «Крылья», несмотря на проблемы с составом и уходом лучших игроков в столичные клубы, порой в мучительной, иногда в героической борьбе сохраняют прописку в элите советского футбола. Жуков забивает решающие мячи. Иногда под смех трибун, когда защитники срывают с него трусы и майку, а он, не замечая обнаглевших оппонентов, проталкивает мяч в сетку ворот.

В 1965-ом году «Крылья» вновь успешно играют в Кубке СССР и доходят до полуфинала, где уступают столичному «Спартаку» в Москве 2:4. У куйбышевцев отличились Анатолий Жуков и вернувшийся в «Крылья» Анатолий Казаков. В этом матче отличился ещё один воспитанник «Крыльев» Галимзян Хусаинов, но уже в статусе капитана москвичей.

В 1967 году в Куйбышев возвращается Борис Казаков, и Жуков постепенно уходит на второй план, оставаясь по-прежнему невероятно полезным игроком. Анатолий в чемпионате 1967 года забил пять мячей, играя вторым центрфорвардом, и нередко ассистируя главной звезде куйбышевского футбола.

В 1968 году «Крылья» весь сезон надсадно боролись за сохранение места в Высшей лиге. Жуков нередко вынужден был играть в опорной зоне и постоянно отрабатывать в обороне. Тем не менее, он сумел забить семь мячей – всего на мяч меньше, чем Борис Казаков. Команда Карпова, проиграв три последних матча чемпионата, всё-таки осталась в элите. Заняв 18-ое место из 20-ти. Следующий сезон станет для «Крыльев» катастрофическим. Склоки, интриги. Партийные проверки. Манипуляции с финансированием. Конфликт начальника команды Григория Фридлянда с Виктором Карповым. И уход последнего из клуба всей его жизни. Как выяснилось, навсегда. А ведь Карпову было всего 42 года.

Но Анатолий Жуков за этой драмой с элементами трагедии наблюдал издалека. В начале 1969 года Карпов, уже подпускавший в основу Равиля Аряпова и Анатолия Фетисова, отпустил таранного форварда в донецкий «Шахтёр».

Последний гол за «Крылья» Анатолий Жуков забил 6 октября 1968 года в Минске – куйбышевцы уступили местному «Динамо» 1:4. А последний матч за родную команду он сыграл 8 ноября в Ереване, где «Арарат» победил, реализовав сомнительный пенальти.

Проведя два не слишком успешных сезона за «Шахтёр», Жуков успел ещё поиграть за ташкентский «Пахтакор», ждановские «Азовец» и «Металлург». И очень рано, в 29 лет, завершил карьеру футболиста в балаковском «Корде», где на два коротких года собрались «опальные» игроки «Крыльев» под руководством «опального» Виктора Карпова.

Анатолий Петрович Жуков, разведясь с первой женой, попытался остаться в Жданове, где шесть лет работал детским тренером. В 1978 году он вернулся в родной город, где жил его сын, где его ждали уже очень пожилые родители. Жуков тренировал детскую команду «Энергия» на Красной Глинке, работал слесарем на Авиационном заводе, курьером, почтальоном, связистом, охранником в Речном порту. И старался не пропускать ни одного матча «Крыльев». И никогда не бил в себя грудь и не называл себя заслуженным ветераном «Крыльев Советов».

И очень переживал поражение «Крыльев» в финале Кубка СССР от «Терека» (0:1). И очень рано умер. На 62-ом году жизни… От разрыва сердца. Большого человеческого сердца. 22 октября 2004 года… В «бронзовый» год «Крыльев».

На следующий день он собирался на «Металлург» - «Крылья», шедшие после 26 туров на 4 месте, принимали футбольный клуб «Москва». 23 октября, несмотря на ветер и снег, на стадионе собрались 35 тысяч зрителей. Перед началом этого матча диктор по стадиону не объявил о смерти замечательного форварда. На руках самарской команды не было траурных повязок. Но команда Гаджи Гаджиева, проигрывая после первого тайма 0:1, сумела вырвать победу у команды Валерия Петракова со счётом 2:1 и вернулась в борьбу за медали. Скромный и мудрый Жуков сказал бы, что главное – это победа твоей команды. Тем более такая - страстная и волевая. Он умел прощать и любить…

Анатолий Петрович Жуков - советский футболист. Нападающий, тренер. Мастер спорта СССР. Финалист розыгрыша Кубка СССР (1964) и полуфиналист Кубка СССР (1965). С 1964-го по 1968 год форвард куйбышевских «Крыльев Советов». Выступал за юношеские и молодежную сборные СССР, привлекался в Олимпийскую сборную страны. За «Крылья» сыграл 174 матча и забил 36 мячей (в чемпионате СССР в Высшей лиге – 164 игры и 34 мяча, в Кубке СССР – 10 матчей и 2 мяча). Всего в чемпионатах страны и розыгрышах Кубка СССР провёл 312 матчей и забил 57 мячей. В 1965 (9 мячей) и в 1966 (8 мячей) годах был лучшим бомбардиром куйбышевской команды в чемпионате СССР.


Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

 25. Самый первый бомбардир, или Дело Сергея Румянцева

 Первый лучший бомбардир куйбышевских «Крыльев». Благодаря его удивительным голам в 1945 году «Крылья» ворвались в элиту советского футбола.

Автор первого гола сборной авиационной промышленности Куйбышева 3 мая 1942 года. «Команды капитана Карелина», как тогда по ошибке назывались «Крылья Советов», потому что первым капитаном был Николай Михеев. А он в этой команде был лидером и голеадором.

Он мог бы стать героем исторической драмы и захватывающей киноленты. Было в нём что-то от Павла Корчагина, от образа «коммуниста» Евгения Урбанского, от играющих в футбол в трагические дни Гражданской войны героев «Зленого фургона» Александра Казачинского и наивно фантастических футбольных персонажей Льва Кассиля.

Комсомольский вожак, организатор военного и авиационного производства в «безымянских степях города Куйбышева», обаятельно харизматичный кавалер и «душа компании», невероятно одарённый природой футболист, жестокий и решительный мотиватор, сталинист-романтик, правдоруб, болезненно переживающий преступления и репрессии. Страстно любивший футбол, игравший в него нередко без всякой подготовки, почти без тренировок – на кураже, на силе воли и духа, на весёлой неудержимой наглости и твёрдости характера.

Сергей Румянцев родился в городе Ливны Орловской губернии Российской Империи 105 лет назад – 28 августа 1916 года. Его дед участник страшных и героических событий Первой мировой войны, солдат прославленного Ливенского полка, который сумел отстоять крепость Осовец от наступления войск кайзеровской Германии. Немецкая армия, пытаясь сломить сопротивление русского полка, применила газобалонный хлор. Больше половины обороняющихся в жутких конвульсиях, выхаркивая лёгкие и теряя зрение, скончались от ядовитых химических газов. Когда немцы уже собирались войти в крепость, внезапно началась знаменитая «атака мертвецов». Полуживые солдаты и офицеры Ливенского полка с лицами, замотанными бинтами и тряпками, пошли в контрнаступление и заставили кайзеровцев отступить. Дед Сергея Румянцева тогда чудом остался жить, умерев от последствий химического отравления в начале Гражданской войны.

После Октябрьской революции семья Румянцевых переехала в Воронеж. В 1934 году Сергей становится центральным нападающим команды Авиационного завода №18 и сборной города. С 1939-го по июнь 1941 года – он лучший бомбардир профсоюзной команды «Крылья Советов» (Воронеж). Вместе с воронежскими «Крыльями» становится чемпионом города и победителем первенства Центрального совета Всесоюзного общества профсоюзов авиационной промышленности.

В сентябре 1941 года вместе с Авиационным заводом №18 секретарь заводского комитета ВЛКСМ и одна из звёзд воронежского футбола эвакуируется в Куйбышев. Несмотря на изматывающую работу, он возрождает на заводе футбольную команду, а позже становится центрфорвардом сборной Куйбышева и «команды капитана Виктора Новикова».

В конце апреля 1942 года в «запасной столице», где уже размещены иностранные посольства, союзное правительство, структуры Верховного Совета СССР, столичные деятели культуры, ведущий филиал Совинформбюро и более 20 заводов, входящих в наркомат авиационной промышленности СССР (из Москвы, Воронежа, Смоленска, Киева, Донецка, Днепропетровска, Харькова, Белоруссии и Прибалтики), создаётся футбольная команда мастеров «Крылья Советов».

12 апреля 1942 года на письме исполняющей обязанности председателя ЦК профсоюза работников авиационной промышленности Г.И. Лисицыной от 29 марта 1942 года на имя народного комиссара авиационной промышленности А. И. Шахурина появилась резолюция заместителя наркома П.В.Дементьева: «Было бы неплохо организовать сильную футбольную команду в Куйбышеве и Молотове, а вызывать в Москву лучшую нецелесообразно». Сформировать «сильную футбольную команду» в Куйбышеве из эвакуированных сюда, прежде всего, из Москвы и Воронежа футболистов, а также местных воспитанников предстояло председателю областного общества «Крылья Советов» Николаю Могучих и тренеру Александру Абрамову. Обращение Лисицыной в Государственном архиве Российской Федерации отыскал самарский футбольный историк Владимир Внуков. В этом письме профсоюзная начальница просила поскорее отправить в Москву 27 футболистов, ранее эвакуированных в Куйбышев и Молотов.

В недавнем времени тренер московских «Крыльев Советов», а теперь производственный диспетчер Государственного завода №24 имени М.В. Фрунзе Александр Абрамов после 12-часовой заводской смены просмотрел в Куйбышеве несколько десятков футболистов – рабочих и сотрудников эвакуированных авиационных предприятий. Среди них были и опытные, известные, титулованные футболисты, успевшие до войны поиграть в элите советского футбола. Такие, как Николай Михеев (первый капитан «Крыльев») и Виктор Новиков (будущий капитан и играющий тренер нашей команды).

Целенаправленная подготовка к первому выставочному матчу сборной авиационной промышленности Куйбышева велась «в режиме особой секретности». На Безымянке настоящего футбольного поля не было, и заводчанам, получавшим небольшой «футбольный паёк», приходилось добираться до стадионов «Буревестник» (первоначально «Спартак», затем «Крылья Советов») и «Локомотив» на поездах и попутных грузовиках.

3 мая 1942 года «авиаторы» провели свой первый матч с куйбышевским «Локомотивом» на одноимённом стадионе. Этому матчу предшествовал оборонно-физкультурный праздник, который открыл один из старейших футболистов города, многолетний вратарь и капитан сборной Самары, директор Куйбышевского инженерно-строительного института Виктор Крузе. «Команда капитана Карелина», как тогда были названы «Крылья Советов» (в действительности первым капитаном «Крыльев» был Николай Михеев, а Карелин к тому времени уже вернулся в Москву) уступила «Локомотиву» («команде товарища Константина Иванова») со счётом 3:5. Из-за режима повышенной военной секретности настоящие названия команд не разглашались. Правда, есть неофициальные свидетельства, что «оборонно-физкультурный праздник» посетил и страстный футбольный болельщик, посол Великобритании в СССР Ричард Стаффорд Криппс.

Перед первым – после страшного, трагического и кровопролитного начала Великой Отечественной войны – весенним спортивным праздником над стадионом «Локомотив» прозвучал голос Юрия Левитана, зачитавшего последние сводки Совинформбюро. После короткой, но «зажигательной», как сообщила «Волжская коммуна», речи Виктора Крузе выступили отправляющиеся на фронт офицеры Красной Армии. В честь открытия 32-го футбольного сезона в Куйбышеве по беговым дорожкам прошёл парад физкультурников, советско-венгерский гроссмейстер Андор Лилиенталь, чемпион Куйбышева Вульфсон, мастер Верете и чемпион города по шашкам Духинов дали сеансы одновременной игры в шахматы и шашки, а на футбольном поле выступили гимнасты. Затем на стадионе провели легкоатлетические соревнования и военизированную игру «Оборона и наступление». После чего под рёв голодных трибун на поле выбежали «команды Карелина и Иванова».

Точные составы команд не оглашались. «Крыльям Советов», костяк которых составили эвакуированные мастера, работавшие на заводе №1 имени Сталина, Авиационном заводе №18 имени Ворошилова и заводе №24 имени Фрунзе, противостояла одна из сильнейших команд города. Капитаном железнодорожников был секретарь областного комитета ВЛКСМ, форвард и один из лучших бомбардиров довоенного Куйбышева Константин Иванов. Играли за «Локомотив» («команду Иванова») и Виктор Мурзин, который позже станет ключевым защитником «Крыльев». И полузащитник Юрий Чайко, после войны выступавший за столичное «Торпедо». И 18-летний Владимир Савдунин, будущий фронтовик-разведчик, прославленный защитник московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР, четырёхкратный чемпион СССР и обладатель Кубка СССР по футболу в составе московского «Динамо».

Железнодорожники сразу после стартового свистка обрушили шквал атак на ворота несыгранной «команды Карелина» и ушли на перерыв, ведя 4:0! После перерыва запахло настоящим разгромом — «ивановцы» повели 5:0. Три мяча забил сам Константин Иванов и дубль сделал Владимир Савдунин. Однако опытные футболисты авиационных заводов, среди которых выделялся Сергей Румянцев, сумели после пламенной речи комсорга в перерыве перестроиться и во втором тайме переломили ход матча, отквитав три мяча. Точных задокументированных данных нет, но свидетели той игры вспоминали, что ответным хет-триком отметился именно Румянцев. Однако сил и времени отыграться будущей главной команде Куйбышева-Самары не хватило. К концу встречи, писал корреспондент «Волжской коммуны» В.Ярошев, «создаются все предпосылки к тому, чтобы сквитать счет, но обе команды не выдерживают начального темпа. Сказывается отсутствие достаточной тренировки. Последние минуты проходят в безрезультатной перестрелке дальними ударами». В матче открытия в Куйбышеве 32-го футбольного сезона со счётом 5:3 победила команда Константина Иванова.

Выдающийся самарский-куйбышевский футболист, железнодорожник Константин Иванов тоже был героем своего времени. В 1941-1942 годах Иванов – секретарь обкома ВЛКСМ. По инициативе Константина Сергей Румянцев становится секретарем Кировского райкома ВЛКСМ. Оба рвутся на фронт. Иванов вскоре добивается своего и героически погибает в кровавом месиве Сталинградской битвы. А Румянцева вызывают в ЦК ВЛКСМ и НКВД, где запрещают покидать Куйбышев. С 1943-го по 1946 год Сергей занимает пост секретаря горкома ВЛКСМ, ответственного «за ударную работу молодежи и подростков на особо важных военных производствах».

В свободное от лихорадки тыловых буден и ночных совещаний время Сергей Румянцев играет в футбол. Он вожак и на поле, забивая почти во всех матчах. Продавливая защитников, нанося мощные удары не только с обеих ног, но и головой.

3 июня 1945 года Румянцев вместе с куйбышевскими «Крыльями Советов» дебютирует в чемпионате СССР Второй группы (тогдашней Первой лиги). Стадион «Локомотив» переполнен – заняты не только все скамейки на трибунах и даже не только забиты все проходы. Десятки людей висят на осветительных мачтах и сидят на козырьках трибун.

Как вспоминал Сергей Румянцев, «с первых минут мы пошли в решительную атаку на ворота горьковского «Торпедо». Но ни мне, ни Синякову, ни Пукало, даже с близкого расстояния не удалось забить гол. А вскоре горьковчане заиграли быстрее, перехватили инициативу. В один из моментов наш защитник Мурзин допустил оплошность, и нападающий гостей тут же ударил по воротам. Вратарь Головкин не ожидал удара, бросился, но было уже поздно — мяч влетел в ворота. После перерыва мы снова захватили инициативу, но все время начеку был вратарь горьковчан. За двадцать минут до конца мяч от защитника «Торпедо» уходит на угловой. Соломатин, заменивший во втором тайме Дьякова, точно подает, и подоспевший Петя Бурмистров головой вколачивает мяч под перекладину. Кажется, мяч сначала зацепил штангу. 1:1 - закончился этот матч. Хотя до конца мы атаковали, зажали горьковчан. У них двух игроков удалили. Я мог забить, Синяков едва не забил. Но тогда не получилось. А потом мы начали выигрывать всех подряд. Разгромили спартаковцев Ленинграда, победили «Балтфлот». Куйбышевские болельщики были счастливы, они нас на руках носили. Мы продолжили свои победы в Новосибирске, Челябинске, Свердловске, Перми… 1945 год. Только-только страна победила фашистов. Нам не хватало продуктов питания, в столовых нас тоже тогда не кормили. Ездили со своими «кусками», с тем, что собирали нам родные и друзья. Мы стали первыми. Мы вышли в Первую группу лучших советских команд!».

Вспомним первый состав первых «Крыльев» в чемпионате СССР: Александр Головкин, Виктор Мурзин, Иван Рожков, Петр Бурмистров, Борис Герасимов, Виктор Новиков (капитан и играющий тренер), Дмитрий Синяков, Иван Пукало, Сергей Румянцев, Иван Дьяков (Павел Соломатин), Константин Ратников.

Румянцев, из-за комсомольской работы вынужденный пропускать тренировки, часто прилетал на выездные матчи на военном самолёте и также сразу после игры возвращался в Куйбышеве. Из-за экстренных вызовов Сергей пропустил и пять матчей. Однако именно он забил важнейшие мячи «Крыльев» и стал лучшим бомбардиром команды. Румянцев в 12 матчах 13 раз поражал ворота соперников. Первую победу в чемпионате и первую крупную – над ленинградский «Спартаком» (3:0) – принёс дубль Румянцева. Он забивал ДКА (Новосибирск), челябинскому «Трактору», московским «Крыльям Советов» и ВВС. Дважды сделал хет-трик – в ворота свердловского «Зенита» и одесского «Пищевика». Куйбышевские «Крылья Советов» за тур до конца первенства обеспечили себе первое место, обойдя очень сильные столичные клубы МВО и ВВС.

«Год победы, год торжества. Год нового расцвета футбола, спорта. Прошли почти четыре тяжелых военных года невзгод, горестей со счастливым, победным концом. Работаю секретарем горкома ВЛКСМ уже второй год, очень тяжело работу совмещать с игрой в футбол», - писал Румянцев в своём дневнике.

В следующем чемпионате, уже в Первой группе (Высшей лиге СССР того времени) Сергей Румянцев отыграл только десять матчей. После тяжелого старта он убеждал партнёров, что они не имеют права сдаваться – они настоящие мастера и никому не должны уступать. Он сделал несколько голевых передач, но сам в элите советского футбола отличиться не смог. Силы духа и характера было сколько угодно, но физических сил почти не тренировавшемуся центрфорварду явно не хватало. Карьеру футболиста он завершил в куйбышевском «Тракторе», где успел забить ещё несколько эффектных голов в первой зоне РСФСР.

После футбола и комсомола Сергей Георгиевич Румянцев почти семь лет отработал председателем Куйбышевского городского комитета по делам физкультуры и спорта. А в 1956 году вернулся в родные «Крылья». Под руководством в прошлом замечательного футболиста ЦДСА, ВВС и московского «Торпедо» Вячеслава Соловьёва куйбышевская команда в 1955-ом вылетела из класса А. И вновь потребовался темперамент Румянцева. Он, как герой Сергея Шакурова в фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих», пробуждал «боевой» дух куйбышевских футболистов. «Крылья Советов» снова за один сезон поднимаются в элиту.

В 1958 и 1959 годах Румянцев помогает в третий раз возглавившему «Крылья Советов» Александру Абрамову. А Вячеслав Соловьев, кстати, вдохновленный Румянцевым, в 1961 году приведёт к первому чемпионству киевское «Динамо».

В 1960 году Румянцев опять возвращается – на этот раз на родной куйбышевский Авиационный (бывший воронежский) завод. Он работает начальником планово-диспетчерского бюро сборочного производства, заместителем парткома завода, председателем заводского комитета профсоюза.

Сергея Румянцева не стало в 1982 году. Ему было всего 66 лет.

Сергей Георгиевич Румянцев - советский футболист, центральный нападающий. Лучший бомбардир куйбышевских «Крыльев Советов» в первом для команды чемпионате СССР (группа II, 1945). Комсомольский и профсоюзный работник. Начальник команды «Крылья Советов» (1956-1959). В первом для «Крыльев» чемпионате СССР забил 13 мячей в 12 матчах. Вёл дневник, в котором отражены подробности становления «Крыльев» и атмосфера в Куйбышеве в годы Великой Отечественной войны. С 1942-го по 1946 год сыграл за куйбышевские «Крылья Советов» около ста матчей и забил больше 80 мячей. В чемпионатах СССР провёл 22 игры и 13 раз поразил ворота соперников. Ещё один мяч Румянцев отправил в ворота московских «Крыльев Советов» в 1/16 розыгрыша Кубка СССР (1:3) 27 сентября 1945 года. Награждён двумя орденами Трудового Красного Знамени.

 

 Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

 26. Корни и Крылья Геннадия Сарычева

Сельский уроженец. Сибирский самородок. Гусар и стиляга в юности. Джентльмен в молодости. Профессор в зрелости. Неостановимый рассказчик, обнаруживающий самого себя в любой футбольной истории. Почти античный атлет и стройный, тихий седовласый книгочей, сочиняющий по случаю оды и посвящения. В его гостиничном номере репетировал выдающийся актер Николай Засухин. С ним дружили музыканты, артисты и литераторы. Знаковый футболист. Самый центральный защитник команды Виктора Карпова первой половины 1960-ых. Воспитатель и однолюб. Человек, обладающий удивительным физическим и душевным здоровьем. Заслуженный ветеран и тренер «Крыльев», России и Афганистана.

Геннадий Сарычев родился 14 декабря 1938 года. В селе Усть-Чарышская Пристань Усть-Пристанского района Алтайского края. Отец будущего футболиста - Андрей Иванович - родом из села Крутологова, что под Новониколаевском. Его дед Иван Андреевич был знаменит на всю округу тем, что в молодости обгонял на спор скакунов. Из Крутологова и его мать Варвара Георгиевна Кириллова, до замужества певчая в сельском храме. В Гражданскую войну Сарычевы и Кирилловы воевали и в Красной Армии, и в армии Колчака. Отец служил пограничником-красноармейцем, конным милиционером, заготовщиком мяса для голодного Новосибирска. В Новосибирске родились две сестры и старший брат Геннадия. Сам Гена был самым младшим и самым любимым. В 41-ом отец уходит на фронт, получает ранение, берёт с боями Кенигсберг, где сын будет впоследствии работать тренером «Балтики», освобождает Польшу и - о чудо - возвращается живым в Новосибирск.

«Мне всегда везло. Мне везло в жизни», - любит благодарно повторять Геннадий Андреевич. Поздно начав заниматься футболом, внук обгонявшего лошадей деда стремительно прошёл юношескую и первую заводскую команды и стал, как бы сейчас сказали, профессиональным футболистом. С 18 лет, с 1957 года, он играет за команду мастеров «Сибсельмаш» (Новосибирск) в классе «Б». Рассудительный, предельно надёжный, «разворотливый», хорошо читающий игру, абсолютно неуступчивый в единоборствах, уверенно снимающий верховые мячи и невероятно выносливый защитник, увиденный однажды в игре, сразу врезался в память наставника «Крыльев», изобретателя «волжской защепки» Александра Абрамова.

В 1958 году после настойчивых телефонных уговоров Александра Кузьмича Абрамова и его личной телеграммы, которая сейчас хранится в музее самарского футбола, Сарычев вместе с товарищем Анатолием Жерибицким отправился в далекий Куйбышев на Волге. Жеребицкий вынужден был уехать домой. А Геннадий неожиданно быстро становится ключевым игроком «Крыльев», в которых доминируют воспитанники местного футбола. Сближается с лидерами команды – сверходарённым Галимзяном Хусаиновым и первым «крыльевским» плеймейкером, умницей и аристократом Альфредом Фёдоровым. Взаимодействует на равных с Николаем Карасевым, Николаем Кольцовым, Владимиром Гришиным, Виктором Киршем, Анатолием Казаковым, Владимиром Бредневым и Вадимом Редкиным.

Он незаменимо влился в «Крылья» ещё при Абрамове, а позже, при главном тренере Викторе Карпове, пережил с командой свой наивысший игровой, эмоциональный и человеческий расцвет.

Геннадий дебютировал за основной состав «Крыльев Советов» в чемпионате СССР 21 апреля 1960 года в домашнем матче против ЦСКА. На куйбышевском стадионе «Динамо» в присутствии 20 тысяч зрителей «Крылья» уступили со счётом 0:3, но Сарычев оказался единственным защитником хозяев поля, который сыграл практически без ошибок. И стал с той игры основным центральным защитником команды на долгие, противоречивые, обидные и радостные семь сезонов.

Уже в первом своём сезоне в элите советского футбола Сарычев провёл несколько без всякого преувеличения выдающихся матчей. К примеру, ставшую легендарной встречу с киевским «Динамо» в гостях, когда куйбышевцы разгромили великолепную команду столицы Украины со счётом 3:0. Атлетичный Сарычев полностью выключил из игры Виктора Каневского и Валерия Лобановского, показав удивительную для молодого игрока тактическую грамотность и технику. Благодаря хладнокровной игре Геннадия и его отменному первому пасу «Крылья» разогнали три стремительные контратаки, которые завершили Гришин, Хусаинов и Анатолий Казаков.

Позже жертвами «стальной сибирской хватки» Сарычева станут Юрий Севидов, Олег Копаев и чемпион Европы 1960 года, автор победного «золотого» мяча сборной СССР Виктор Понедельник.

В первом своём куйбышевском сезоне Сарычев отыграл 25 из 30 матчей. «Крылья» в предварительном турнире заняли 7 место из 11-ти, а в финальных играх за 13-18 места оказались шестнадцатыми. Увы, тогда действовала так называемая «республиканская квота», и «Крылья Советов», опередившие донецкий «Шахтёр» и алма-атинский «Кайрат», не по спортивному принципу покинули Высший дивизион (класс А) СССР.

По окончании сезона Сарычеву предлагает квартиру в центре Ленинграда и гарантированное место в команде «Адмиралтеец», сумевший на время закрепиться в элите. Провожать Геннадия на вокзал приходит 34-летний Виктор Иванович Карпов, сменивший на тренерском мостике Абрамова, и большинство футболистов «Крыльев». Карпов вывел Сарычева на перрон и сурово произнёс: «Оставайся. У нас будет отличная команда. Оставайся. Потом не простишь себе». И Сарычев остался в Куйбышеве. Ему опять повезло.

В команде класса «А» ленинградском «Адмиралтейце» Сарычеву выступать было не суждено. Впереди его ждал незабываемо сочный, весёлый и даже счастливый исторический этап в трудной биографии «Крыльев». Фантастической провинциальной «команды лысых».

Обладая группой молодых одарённых игроков в группе атаки, в подавляющем большинстве воспитанников любительских клубов Куйбышева и области, «Крылья» решили отказаться от «волжской защепки» в пользу агрессивной наступательной игры. Однако в первых четырёх турах куйбышевская команда, одержав две победы, дважды проиграла. 17 июня 1961 года с «подачи» шутника и заводилы Геннадия Широчкина все футболисты «на фарт» решили побриться наголо, «смыть с себя все неудачи» и поклясться быть единым целым и обязательно вернуться с командой в элиту советского футбола. Постриглись все игроки (за исключением вратаря Александра Соколова, который в тот день был освобожден от тренировки) в парикмахерской в районе Оврага подпольщиков (ныне Постников овраг) в Куйбышеве, недалеко от клубной базы, которая тогда располагалась в Доме отдыха «Ударник».

Вечером 17 июня болельщики, заполнившие стадион «Динамо», сначала не узнали своих футболистов, а «команда лысых» под смех и аплодисменты трибун разгромила липецкое «Торпедо» со счётом 5:0. Отличились Борис Казаков (трижды), Анатолий Казаков и Владимир Гришин (с пенальти). А ослепительно лысый центральный защитник Геннадий Сарычев наглухо зацементировал центр обороны, выиграв практически все единоборства и верховые дуэли. После этого куйбышевские «Крылья Советов» триумфально выиграли зональный и финальный турниры, став чемпионами РСФСР и вернувшись в высший дивизион советского футбола. В том сезоне «Крылья» забили 80 мячей и только 27 пропустили.

По итогам сезона воспитанники куйбышевского футбола вратарь Александр Соколов, защитники Владимир Гришин и Борис Спиркин, полузащитники Владимир .Бреднев, Альфред Федоров, Владимир Соловьев и Вячеслав Садовников, нападающие Геннадий Широчкин и Борис Казаков были удостоены звания «Мастер спорта СССР». Как и ещё три лидера этой команды — 24-летний воспитанник московской ФШМ, вратарь Николай Карасёв, 23-летний уроженец Кировской области, форвард Анатолий Казаков и 22-летний защитник, воспитанник новосибирского футбола Геннадий Сарычев. А выйти на замену уже были готовы Борис Вальков, Борис Кох, Геннадий Сахаров, Анатолий Майоров, Анатолий Кикин, Юрий Капсин, Евгений Гецко.

Не слишком высокий, но прыгучий, резкий, никому не уступающий в стыках, жесткий и безупречно корректный Сарычев попадает в список 33-х лучших игроков России и становится капитаном сборных класса "Б" и РСФСР. На доске почёта возле куйбышевского горкома КПСС на улице Куйбышева вывешиваются портреты кумиров болельщиков, новоиспеченных мастеров спорта СССР - Бориса Казакова, Владимира Соловьева и Геннадия Сарычева.

Стиляга и гусар Сарычев был одновременно трогательно галантен и даже застенчив. Глядя на него, думалось, что он должен быть Дон Жуаном, а он стал верным рыцарем одной Прекрасной Дамы, оказавшись однолюбом. Увидев однажды сошедшую как будто с киноэкрана, где она могла бы быть героиней Феллини, студентку индустриально-технического института Цецилию Лифшиц, дочь героя-фронтовика, гвардии-полковника, чьим именем посмертно была названа улица в латвийском Добеле, он навсегда вручил ей и руку, и сердце, и душу. Они вместе уже 60 лет. У них две дочери и четверо внуков.

Начиная с 1963 года в «Крыльях» начинаются конфликты, возникают группировки, меняются игроки. Но в 1964 году куйбышевская команда едва не становится первым советским клубом, который добился права играть в европейских кубках. Увы, этим клубом стало киевское «Динамо».

После сенсационной победы в полуфинале Кубка СССР над столичным «Динамо» 3:2 (в ворота Льва Яшина дважды забил Анатолий Кикин и однажды Николай Осянин), когда Сарычев и Соколов несколько раз в концовке игры не позволили раздосадованным москвичам уйти от поражения, «Крылья» всерьёз решили выиграть свой первый большой трофей в истории.

На спартаковской базе в Тарасовке, где куйбышевцы готовились к финалу, были идеальные, слишком идеальные условия... Как рассказывали мне в стенах Музея самарского футбола Виктор Карпов и участники того исторического матча Юрий Капсин, Анатолий Кикин, Борис Кох, Александр Соколов и Геннадий Сарычев, посмотреть на подготовку к игре амбициозных провинциалов приезжал заместитель председателя Федерации футбола СССР Владимир Мошкаркин и, между прочим, проговорился: «Жаль, но не получится у вас выиграть Кубок. Куйбышев из-за авиационных и секретных военных производств – город, закрытый для иностранцев. А наша Федерация на будущий год впервые получит право выставить клуб на розыгрыш Кубка обладателей Кубков европейских стран. Так, что сами поймите»… По словам Виктора Ивановича Карпова, никаких распоряжений он не получал. Наоборот, команда, обиженная на слова Мошкаркина, отчаянно настраивалась на, возможно, главный матч в своей жизни. Вместо спокойной, дозированной подготовки футболисты накануне финала тренировались до позднего вечера. Перетренировались. И «перегорели»…

27 сентября 1964 года значительно больше половины зрителей, а их в «Лужниках» собралось тогда 90 тысяч, болели за куйбышевские «Крылышки». Болел за «Крылья» на Центральном стадионе имени Ленина и первый космонавт Юрий Гагарин.

И подопечные Виктора Карпова сразу после стартового свистка Тофика Бахрамова (того самого, что потом будет линейным арбитром в финале чемпионата мира 1966 года) в первые 15 минут, прессингуя и стелясь в подкатах, заставляли ошибаться своих именитых соперников. На 4-ой минуте после навеса Владимира Гришина из убойной позиции бил головой Анатолий Жуков – выручил Виктор Банников. А на 17-ой минуте Владимир Гришин после навеса неловко срезал мяч прямо на ногу Каневскому, и тот с близкого расстояния поразил сетку ворот Александра Соколова. Отвечавший за Каневского Сарычев накрыть форварда киевлян не успел. «Крылья» боролись до конца. Соколов взял несколько «мёртвых» мячей. Сарычев в качестве последнего защитника прервал проходы Каневского, Серебрянникова, Бибы. Но были шансы и у «Крыльев». Могли отличиться Николай Осянин и Анатолий Жуков. Был близок, чтобы искупить вину за результативную ошибку Гришин, но с его мощным ударом метров с 30-ти в невероятном прыжке справился Банников.

«Моей вины в голе не было. Но и сваливать все на Гришина нельзя. Было сумасшедшее напряжение, от ошибки никто не застрахован. Персонально за Каневского всё-таки отвечал я, но накрыть его после внезапной срезки Володи Гришина уже никак не мог. Обидно. Больше мы не ошибались. Играли отчаянно, с огромным желанием. Хоть у киевлян и была отличная команда», - признавался мне Геннадий Андреевич.

А потом началась мучительная борьба за выживание, психологическая усталость и отчужденность. После 1965 года «Крылья» теряют серьезные турнирные надежды. И центральный защитник Сарычев, игравший постоянно и без замен, пропускавший игры чрезвычайно редко, только из-за серьезных травм, уезжает в днепропетровский «Днепр» по протекции знаменитого советского тренера Виктора Маслова. После трех отличных сезонов рядом с Пильгуем и Бибой, а затем еще и под руководством Валерия Лобановского, признанный одним из лучших защитников Украины 31-летний атлет и сибиряк Сарычев неожиданно завязывает с футболом и возвращается в Куйбышев.

С конца 1971 года он работает вторым тренеров «Крыльев», а в 1973 году возглавляет на целых пять сезонов рязанский «Спартак».

Выпускник исторического факультета Куйбышевского пединститута заканчивает Высшую школу тренеров и в 1980 году несколько месяцев помогает Альфреду Федорову спасать «Крылья». Увы, куйбышевская команда из-за скандалов, интриг, финансовых разбирательств и нарушений, грубого вмешательства партийных и футбольных функционеров проваливается во Вторую лигу.

После окончания Высшей школы тренеров Сарычев уезжает в Магнитогорск. Но уже вначале 1982 года его всё-таки зовут в «Крылья», в разрушенные до основания «Крылья». Когда он пришёл в клуб, в его распоряжении, как вспоминал Геннадий Андреевич, было всего четыре футболиста основного состава…

Восставшие из пепла «Крылья», благодаря спокойному, объективному и самоотверженному стилю Сарычева, раскрывавшему сильные качества и неординарные способности сложных по характеру футболистов, доверявшему им и умеющему найти оптимальное сочетание на поле, в 1984 году вернулись в Первую лигу. Он верил Анатолию Быткину, Владимиру Королеву, Вячеславу Попову, любимцу болельщиков Александру Бабанову и капитану-голеадору Виктору Развееву. И они его не подвели…

Однако уже в следующем сезоне, когда в предварительном турнире Восточной зоны Первой лиги куйбышевцы шли на 7 месте (из 11), Сарычева беспардонно убирают из команды. Обкомовским и заводским начальникам не нравится, что их - «их высочеств», по словам Сарычева, - не пустили в клубную баню и не стали обслуживать на базе команды. К тому же вежливый Сарычев вдруг упрямо заявил, что не будет подписывать «сомнительные» финансовые документы и участвовать в «откатах». Начались конфликты и внутри тренерского штаба, и внутри команды. В середине 1985 года аккуратный, воспитанный, но самолюбивый Сарычев уходит, а «Крылья» уже без него скатываются на 20-ое место в финальном турнире и, заняв последнее место в переходном турнире, снова проваливаются во Вторую лигу.

В 1987 году Сарычев с подачи Вячеслава Колоскова уезжает вместе с женой в Афганистан - тренировать сборную этой страны. И, несмотря на регулярные обстрелы и жестокую атмосферу бессмысленной войны, два года он, по его словам, неожиданно счастлив…

В 1989 году Сарычев выводит в Первую лигу калининградскую «Балтику». Затем возглавляет кемеровский «Кузбасс», но вскоре по зову заболевшего Константина Бескова становится наставником подмосковной «Пресни», а еще чуть позже кисловодского «Асмарала» и петрозаводской «Карелии». Именно у него заиграл на профессиональном уровне бронзовый призер чемпионата Европы 2008 года и нынешний наставник «Зенита» Сергей Семак. Его Сарычев моментально разглядел в группе воспитанников луганского спортинтерната.

Пять сезонов под руководством Сарычева находился в семерке лучших команд первой лиги нижнекамский «Нефтехимик». Еще год он консультировал калининградскую «Балтику». А потом, теперь уже навсегда вернувшись в Самару, открывал и развивал таланты в «Юните», поддерживал своего ученика Александра Бабанова, когда тот возглавлял тольяттинскую «Ладу». Был главным тренером Центра подготовки ПФК «Крылья Советов».

В командах Сарычева играли Юрий Севидов и Юрий Гаврилов, Василий Калинов и Юрий Рожков. Среди открытых им игроков такие известные футболисты, как Сергей Колотовкин, Сергей Семак, Александр Точилин, Эдуард Демин, Ансар Аюпов, Виталий Сафронов. И до сих пор он гордится своими местными воспитанниками - самарцем Сергеем Бучиным и тольяттинцем Александром Бабановым, которого с нежной иронией называет местным Марадоной.

Геннадий Андреевич Сарычев - советский футболист, центральный защитник, тренер. Мастер спорта СССР (1961). Чемпион РСФСР (1961). Финалист розыгрыша Кубка СССР (1964). Заслуженный тренер РСФСР (1984). Заслуженный тренер Афганистана (1988). Заслуженный ветеран ПФК «Крылья Советов». С 1960-го по 1966 год сыграл за куйбышевские «Крылья Советов» 165 матчей (155 - в чемпионатах СССР и 10 – в Кубке СССР). В 1967-1969 годы – центральный защитник днепропетровского «Днепра», за который провёл 102 матча. С 1981-го по 1985 год – главный тренер «Крыльев Советов», в 1984 году вывел куйбышевскую команду в Первую лигу СССР. В 1987-1988 годах – главный тренер сборной Афганистана. В дальнейшем тренировал «Балтику» (Калининград), «Кузбасс» (Кемерово), «Асмарал» (Кисловодск), «Карелию» (Петрозаводск), «Нефтехимик» (Нижнекамск), «Ладу» (Тольятти). Тренировал и консультировал детско-юношеские команды ШОР (Самара) и ДФК «Юнит», работал главным тренером Центра подготовки футболистов «Крыльев Советов». Удостоен персональной стипендии Российского Футбольного Союза «в знак выдающихся заслуг перед отечественным футболом».

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

27. Рыжий самородок, или Блудный сын самарского футбола

Фантастический футболист. Один из самых известных в Советском Союзе воспитанников куйбышевского футбола. Невероятное органическое футбольное существо. Настоящий футбольный «зверь». До поры до времени абсолютно взбалмошный и неуправляемый, несколько раз едва не поставивший крест на своей спортивной карьере – из-за глупости, дерзости, необъяснимой дикости и вольности, хулиганства и алкоголя. Рыжий, светлый, белый. Смешной, красивый русский человек с какой-то отчаянной копной волос с лёгким, но ясно различимым золотым отливом. В его лукавом весёлом лице, во всём его облике было что-то от Есенина и своенравного волжского казака.

Несмотря на загулы, исчезновения, полуторагодичную дисквалификацию его любили тренеры и без всякого преувеличения обожали болельщики. Он играл в молодёжной, Олимпийской и первой сборной СССР. Меньше, чем хотел, мог и должен был играть. Он привёл столичное «Торпедо» к пока последнему в истории знаменитого клуба чемпионству. Он блистал во всех смыслах в розыгрыше Кубка европейских чемпионов и Кубка УЕФА. И всегда был лидером, солистом, который при этом азартно, страстно, самоотверженно и очень эффективно работал на всю команду. По харизме, технике, футбольному остроумию, импровизации рядом с ним в советском футболе второй половины 1970-х можно поставить лишь Фёдора Черенкова. Только крепкий, резкий, заводной, агрессивный, артистичный технарь и пахарь в одном лице с нефтяной окраины Куйбышева в отличие от нежного и изящного Фёдора Фёдоровича отличался невероятными бойцовскими качествами и непредсказуемостью. Как главный герой «Полёта над гнездом кукушки» в исполнении Джека Николсона.

Мечтательно оглядывая футбольное поле, он, казалось, слишком далеко отпускает от себя мяч. Но при первой же попытке его «обокрасть» - моментально проталкивал футбольный снаряд вперёд, разгонялся, на замахе обыгрывал одного, второго, третьего оппонента, пробрасывал мяч мимо четвёртого. И сразу после этого отдавал тонкую, умную, проникающую передачу, раз за разом выводя партнёров на ударные позиции, либо один на один с вратарём.

Он владел превосходным по точности длинным пасом. У него было удивительное видение поля, постоянное, непросчитываемое никем, вихревое движение. В лучших своих матчах он проделывал огромный объём работы. Он не только своеобразно работал с мячом и издевательски обыгрывал соперников, но и постоянно открывался под партнёров. Успевал обороняться, «выжигать» центр поля и стремительно, весело, нахально и победоносно атаковать.

Он заводил не только товарищей по команде, но и весь стадион. Заражал всех своим невероятным куражом. Невысокий, юркий, техничный, харизматичный, самоотверженный и реактивный футболист со сложным и ранимым характером был способен в одиночку переломить характер игры. Он устраивал зрелище, спектакль, заставлял улыбаться и смеяться, конфликтовал и спорил. И срывал оглушающие аплодисменты.

Обладал отменным, мощным и прицельным, ударом с обеих ног, был штатным пенальтистом и «народным героем СССР» для болельщиков. Сначала минского «Динамо», а потом и, прежде всего, московского «Торпедо».

За куйбышевские «Крылья Советов» он сыграл всего один сезон – свой первый сезон в Высшей лиге страны. Наставник «Крыльев» Виктор Карпов, увидев в нём ту самую гениальность, которая была в Галимзяне Хусаинове и Борисе Казакове, упрашивал его остаться в Куйбышеве хотя бы ещё на пару лет, хотя бы ещё на год. Но он не слушал никого. Кажется, даже самого себя. Ну, может, иногда старшего брата, который стал капитаном и символом «Крыльев Советов»…

Владимир Сахаров родился 5 февраля 1948 года в посёлке Палатка Тимкинского района Магаданской области. Его дед в годы сталинского террора был раскулачен и выслан с берегов Волги в край «каторжан и разбойников». Первые годы жизни провёл вместе с родителями и старшим братом Геннадием, будущим капитаном «Крыльев», во Владивостоке. Через несколько лет Сахаровы вернулись на родину и поселились на 116 километре в Куйбышеве. Родители работали на нефтеперерабатывающем заводе. А братья почти всё время играли в футбол. Впрочем, старший Геннадий хорошо учился, а младший Володя старался ни в чём ему не уступать на улице. И в игре. Геннадий с детства был образцовым защитником, аккуратным, бесстрашным, с прямой аристократической спиной. Владимир, хулиган, «лоботряс», забияка был его полной противоположностью. И хотел быть нападающим, форвардом, голеадором. И был. Уже мальчишкой он стремился делать на поле всё. Жадный до мяча он возвращался в оборону, разгонял атаки, обыгрывал всю команду соперников, раздавал передачи и много забивал. Первым тренером неукротимого подростка стал Владимир Петрович Гудков, восхищавшийся рыжим хулиганом и пытавшийся добавить к уникальным природным данным самородка тактические и технические навыки.

Владимир проделал (с разницей в пять лет) тот же путь, что и его старший брат. Сахаров-младший феерично играл за юношескую команду «Нефтяник», а в 1966 году стал нападающим, а затем атакующим полузащитником сызранского «Тяжмаша». В конце 1966 года «рыжего самородка» Виктор Карпов приглашает сразу в основной состав куйбышевских «Крыльев Советов». Володя провёл всего три матча за дубль «Крыльев», чтобы уже в 19 лет стать одним из ключевых игроков обновленной куйбышевской команды.

Вместе с ним в сезоне 1967 года в «Крыльях» заиграла целая группа амбициозных и талантливых местных воспитанников - Владимир Корсунов, Юрий Котляров, Николай Мартынов, Равиль Аряпов, Анатолий Фетисов. Но только Сахаров-младший сразу стал ведущим игроком, проведя в чемпионате СССР 28 матчей. И действовал в связке с вернувшимся в Куйбышев (буквально сбежавшим в родной город из ЦСКА и не оставшимся в киевском «Динамо») великим Борисом Казаковым. А оборону куйбышевцев цементировал его старший брат Геннадий Сахаров. Это был первый и последний сезон, когда братья играли в одной команде.

«Крылья Советов» провели тот сезон очень достойно, а порой и ярко. После мучительной борьбы за выживание многим показалось, что в Куйбышеве на долгие годы вновь создаётся очень крепкая и самобытная команда. Увы, в 1968 году «Крылья» с надсадой сохранят прописку в высшем дивизионе, а в 1969 году после внутреннего раздрая и ухода Виктора Карпова провалятся в Первую лигу.

Но в 1967 году команда Карпова отбирала очки у чемпиона и призёров – киевского, тбилисского и московского «Динамо», играла на равных с ЦСКА, «Араратом» и «Шахтёром», обыгрывала дважды московское «Торпедо». И очень уверенно заняла 11 место из 19 команд класса «А», набрав 34 очка, как и финишировавший десятым СКА (Ростов-на-Дону).

Владимир Сахаров дебютировал за «Крылья» 2 апреля 1967 года в Алма-Ате. В присутствии 30 тысяч зрителей гости уступили «Кайрату» с минимальным счётом 0:1. Но дебютант изрядно потерзал оборону хозяев поля, активно помогал своим защитникам (в центре обороны действовали Геннадий Сахаров и Юрий Капсин) и полностью оправдал доверие главного тренера.

Первый и единственный мяч за куйбышевскую команду «рыжий» забил 8 мая в Москве в «Лужниках» в ворота столичного «Торпедо» на 40-ой минуте матча. Он обыграл двух соперников, сыграл в стенку с Борисом Казаковым и хлёстким бильярдным ударом вогнал мяч в угол ворот в противоход голкиперу Шаповаленко.

В середине сезона «рыжий» уже стал для куйбышевских болельщиков «сахарком», любимчиком, надеждой «Крыльев». После Хусаинова, Осянина, Бориса и Анатолия Казаковых в команде подрастали равноценные им звёзды – Сахаров-младший, Аряпов и Фетисов.

В конце сезона Владимир Сахаров, за которым уже активно охотились армейские и «милицейские» клубы, сообщил Виктору Ивановичу Карпову, что уходит из команды. Мол, его всё равно заберут в армию, а терять время в спортивной роте или оказаться у тренера, который не поймёт и не оценит его, он не хочет.

По словам Карпова, Сахаров-младший был одним из самых одарённых и сложных футболистов, с которыми ему приходилось работать. Как мне рассказывал Виктор Иванович, он пытался уговорить Володю остаться. Жёсткий тренер-диктатор, боготворивший Бориса Казакова, увидел в непослушном своенравном «сахарке» дарование такого же истинного большого масштаба. И поэтому, оставив всю свою суровость, несколько раз беседовал с Владимиром, а потом попробовал повлиять на него через старшего брата. Геннадий признался Карпову, что он сам порекомендовал младшего брата минскому «Динамо». Тренер минчан Александр Севидов хорошо знает, как работать с такими «дикими натурами», его сын Юрий, яркий, талантливый форвард, в то время находился в местах не столь отдалённых. И к тому же Севидову страшно нравится, как играет Володька, у него младший брат будет в хороших руках. А удержать упрямца всё равно не получится. Тем более что минчане заняли высокое 4 место в элите.

Последний матч за «Крылья» Владимир Сахаров сыграл 24 октября 1967 года в Куйбышеве на стадионе «Динамо» с ереванским «Араратом». Игра закончилась нулевой ничьей, но «рыжему», который несколько раз издевательски на замахе укладывал на газон армянских «кудесников мяча», вновь аплодировал весь стадион.

Когда стало известно, что Владимир уезжает из Куйбышева, болельщики обвинили его в рвачестве и предательстве. «Ещё ничего особенного не сделал, а уже зазвездился»…

Зная о причудах «рыжего», который мог исчезнуть в любой момент, минчане решили не рисковать. «Конвоировать» футболиста в столицу Белоруссии было поручено начальнику «Динамо» Альберту Денисенко. Как вспоминал Денисенко, «по дороге мы заехали в мою московскую квартиру. Володька отпросился на часок посмотреть столицу и вернулся к вечеру в непотребном виде — в первый же день! Потом, уже будучи лидером минского «Динамо», «рыжий» пропадал из расположения команды постоянно». В минском «Динамо» на Сахарова, играющего в весёлый, заразительный, зрелищный и очень полезный для команды футбол, обратили внимание тренеры молодёжной сборной. А Володя, после первых же матчей полюбившийся белорусской торсиде, оставался верен себе. Вот как характеризовал поведение и образ жизни «кумира миллионов» журналист Василий Сарычев: «С общими знаниями у Рыжего были проблемы — как говорится, интеллектом не страдал. Без царя в голове: мог с базы самовольно на «Волге» уехать, загулять так, что по всему Минску «собирали». Гавриил Качалин рассказывал Александру Горбылеву, как во время поездки сборной в Америку герой умудрился перебрать и упасть у здания Организации Объединенных Наций. Но принимавший в команду Сан Саныч Севидов знал ему цену как игроку и при всей внутренней интеллигентности, наверняка восстававшей против вечных фортелей парня без тормозов, многое прощал».

А партнёр Сахарова Владимир Курнев рассказал такой случай из «жития героя»: «Заезжает наша команда перед игрой в Стайки — Рыжего привозят, сложенного пополам. Другой тренер учинил бы скандал, в сапоги обул и в часть отправил, а Севидов укладывает Володю спать, как проснулся — в баню, выставляет за дубль и на следующий день два тайма за основу. И Рыжий лучший! У него здоровье было отменное, сумасшедший объем проделывал, ударище что с левой ноги, что с правой»... В минском «Динамо» Владимир Сахаров играл вместе с Малафеевым, Адамовым, Савостиковым, Реминым, Зарембо и в первый же сезон был признан одним из лучших полузащитников СССР. Его узнавали на улицах, окружали, обнимали, угощали. Его светлая с золотым отливом шевелюра не позволяла ему нигде оставаться незамеченным. Поэтому летом он носил огромную кепку, а зимой и осенью прятал голову в капюшон. Но его всё равно узнавали. «Что такое Минск?» - радостно шутили местные болельщики, - Это «Песняры» и Владимир Сахаров»». Когда «рыжий» сбежал и из Минска, пару «Песнярам» составила Ольга Корбут.

Сахаров не признавал никаких авторитетов, без остатка растворялся в игре и стал лидером и в молодёжной сборной, где выступали будущие звёзды советского футбола Чанов, Матвиенко, Долматов, Якубик, Пискарев, Гершкович, Маховиков, Нодия, Блохин, Буряк, Гуцаев. В конце 1973-го года к Владимиру приехали представители московского «Торпедо» и завода «ЗИЛ» и уговорили перейти в знаменитый московский клуб, где в его игру влюбился великий тренер Виктор Маслов и в тот момент выступал воспитанник куйбышевских «Крыльев» Анатолий Фетисов. Сахарову пообещали не только материальные блага, но и возможность стать игроком сборной СССР.

Однако в этот раз на «рыжего», которого в Москве станут чаще называть «белым», страшно обиделись не только болельщики, но и руководство клуба, и вся белорусская милиция. Все его загулы, нарушения спортивного режима, исчезновения и уличные приключения были запротоколированы. Пока Сахаров творил чудеса на поле, этим документам не давали хода. А теперь… В итоге уехавшего в Москву атакующего полузащитника дисквалифицировали на полтора года.

Всё это время «торпедовцы» платили ему зарплату как игроку дубля и рабочему строительной группы, а спортивную форму Сахаров поддерживал, выступая за цеховую команду на первенство Завода имени Лихачева. Выйти в основном составе «Торпедо» Владимир смог только в сезоне 1975 года. Главным тренером был уже Валентин Иванов, а Фетисов вернулся в Куйбышев.

Но самое фантастическое заключалось в другом. Пропустивший полтора сезона Владимир Сахаров сразу с первого матча стал главной звездой своей новой команды, показывая ещё более яростный, весёлый, классный и куражный футбол. Ему удивительным образом удавалось демонстрировать индивидуальное мастерство и быть очень полезным командным игроком. К тому же он стал играть тоньше и умнее, блестяще исполняя плеймейкерские функции. Болельщики сравнивали, отбывшего полуторагодичную дисквалификацию полузащитника с главным кумиром в истории «Торпедо» Эдуардом Стрельцовым.

С 1975-го по 1980 год куйбышевский самородок Сахаров-младший – один из лучших игроков Советского Союза. Во всяком случае, по харизме, по доставляемым эмоциям, по значению для «Торпедо» - точно. В осеннем чемпионате СССР 1976 года именно он стал главным творцом последнего до нынешнего времени чемпионства автозаводской команды. Он не только раздавал голевые передачи, но и сам забил пять мячей.

Как писал журналист и историк футбола Евгений Каменский, «блистательная индивидуальная техника, тонкое чувство игры, а главное, комбинационное наитие и подчёркнутое игровое вдохновение, думаю, делали тогда Владимира Сахарова, наряду со спартаковцем Ловчевым и железнодорожником Газзаевым, едва ли не главной достопримечательностью того золотого для Торпедо сезона-76 и вообще чемпионатов СССР середины-конца 70-ых. Сахаров был одним из тех редких игроков-импровизаторов, кто привносил в наш футбол черты особой самобытности и неординарности».

Но самым высоким, полноценным и счастливым оправданием сумасшедшей планиды Владимира Сахарова стали его выступления за московское «Торпедо» в Кубке европейских чемпионов и Кубке УЕФА. Даже больше, сочнее, подлиннее, чем несколько матчей за Олимпийскую сборную и первую сборную СССР.

Сначала Сахаров поразил, околдовал и очаровал советских и неаполитанских болельщиков. 17 сентября 1975 года в Кубке УЕФА торпедовцы разгромили «Наполи» со счётом 4:1. Сахаров был неподражаем и бесподобен. Дриблинг, проникающие пасы, издевательские замахи, гол с пенальти и голевые передачи Гришину и Беленкову. Потом чуть ли не в одиночку он переиграл стамбульский «Галатасарай» - в гостях 4:2 и 3:0 дома. Где помимо голевых передач в активе Сахарова были два мяча с пенальти.

Был одним из лучших на поле в составе обеих команд Владимир Сахаров и в противостоянии с португальской Бенфикой» в Кубке европейских чемпионов. И поразил своей игрой болельщиков и специалистов в 1978 году в матче со «Штутгартом» (2:1). Он соорудил победный гол, перехитрив сразу нескольких защитников и вратаря.

Ещё одно чудо произошло с Владимиром Сахаровым, когда в 1981 году ненасытный любимец болельщиков завершил свою игровую карьеру. Многие очень боялись, что его ждёт судьба предыдущих торпедовских кумиров – Стрельцова и Воронина. Своенравные великие мастера, уйдя из футбола, тонули в отчаянии и алкоголе. Однако Владимир Сахаров после всех своих пропаж, загулов и исчезновений, почти совершенно бросил пить и стал наслаждаться простым человеческим счастьем.

Необыкновенная слава футболиста не заразила его болезненной ностальгией по прошлому. Друзья выдающегося футболиста в один голос говорили, что главной виновницей такого преображения «рыжего» стала минская красавица, дипломат Мария Штрих, дочь легендарного минского судьи Эммануила Штриха и супруга нашего героя.

Владимир Сахаров работал тренером в Анголе, потом - в Управлении футбола Спорткомитета СССР. Позже руководил физкультурно-оздоровительным комплексом ЗИЛа, отделом Российского футбольного союза по материально-техническому обеспечению сборных команд, занимал пост генерального директора ФК «Торпедо-ЗИЛ». Дикий, своенравный, неукротимый футболист и хулиган превратился в спокойного, интеллигентного, приветливого, очень практичного человека. Только совсем уже лёгкий золотой отсвет в поседевшей шевелюре и вдруг вспыхивающие в глазах сумасшедшие искры (и то лишь тогда, когда он приходит на стадион поболеть за «Торпедо») выдают в нём рыжего куйбышевского самородка со 116 километра города Куйбышева…

Владимир Николаевич Сахаров - советский футболист, нападающий, полузащитник. Воспитанник куйбышевского футбола. Мастер спорта СССР. Чемпион СССР (1976, осень), бронзовый призер чемпионата СССР 1977 года, финалист Кубка СССР того же года в составе московского «Торпедо». Младший брат Геннадия Сахарова. За «Крылья Советов» (Куйбышев) в 1967 году сыграл 29 матчей и забил один мяч (28 матчей и 1 мяч в чемпионате СССР, 1 матч – в Кубке СССР). За минское «Динамо» с 1968-го по 1973 год провёл 192 матча и забил 26 мячей. За столичное «Торпедо» выступал с 1975-го по 1981 год, сыграв во всех турнирах 202 матча и забив 33 мяча. Провёл 9 матчей в Кубке УЕФА (4 забитых мяча) и 2 игры в Кубке европейских чемпионов. Играл за Олимпийскую сборную СССР (3 матча и 3 мяча) и за сборную СССР (4 матча). Всего на высшем уровне советского футбола провёл 430 матчей и забил 63 мяча.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

28. 110 ЛЕТ САМАРСКОМУ ФУТБОЛУ

«Я научился вам, блаженные слова: Ленор, Соломинка, Лигейя, Серафита», - писал гений русского Серебряного века Осип Мандельштам. А в Самаре в это же время звучали первые футбольные слова и имена первых городских футболистов из команд гимнастического отдела Яхт-клуба и Ученической сборной.

 

Литтли, Андреев, Табинг, Сивинцев, Смирнов, Харитонов, Киттер… Орлов, Шарапов, Кляйгсберг, Варфоломеев, Серебров…

Разве может такое присниться? Разве может такое пропасть? Ах, Самара, кричащая птица, неубитая детская страсть. Мы же были когда-то, мы были. Мы прошли сквозь распад и раскол. В темноте, словно в облаке пыли, проявляются лица и крылья, слышу музыку, вижу футбол…

Футбол в Самаре всегда был сном и преображением обыденности. Объединяющей эмоциональной альтернативой, народной религией и индивидуальной фантазией. Карнавалом, смывающим все различия и обнажающим сердца, превращающим заколдованных повседневностью и политическим режимом безродных чудаков и бедных неудачников в принцев и королей, а толпу и массу - в болельщиков и горожан. Был и неизбежно будет снова и снова…

Удивительным образом сохранившееся в Самаре после всех социальных потрясений, революций, репрессий, войн, государственного и коммерческого архитектурного произвола уникальное городское пространство как будто всё ещё помнит силуэты, голоса, звуки, запахи, походки и тени купцов и дворян, мещан и железнодорожников. Адвокатов и учителей, гласных городской думы и народников. Рабочих и ремесленников. Жандармов и масонов. Учащихся и гимназистов, священников и торговцев, грабителей и подпольщиков. Чудаков и обывателей, героев и провокаторов. Мечтателей и коммерсантов, идеалистов и циников. Свидетелей и влюблённых творцов пронзительного и простодушного самарского Серебряного века. Пока ещё почти случайным образом мерцают здесь забавная эклектика, удивительный модерн, сказочные «васнецовские» теремки и тяжёлые кряжистые дома из «летягинского» красного кирпича. И первоначальный самарский футбол…

Первые «сеятели» великой футбольной игры гуляли по Соборной площади (ныне площадь Куйбышева), ходили на работу, учёбу, в театр и публичные собрания, рестораны и в гости друг к другу по Алексеевской улице (ныне Красноармейская).

Тут на углу Алексеевской и Саратовской (с 1915 года улица Михаила Челышева, а с 1925 года улица Михаила Фрунзе) во Второй мужской гимназии учились, а после учёбы «гоняли в футбол» будущий порученец Василия Чапаева, прославленный Фурмановым, братьями Васильевыми и бесчисленными анекдотами Пётр Исаев (Петька), выдающийся советский актёр и режиссёр Николай Симонов, знаменитый бомбардир, отличник, а потом выдающийся советский онколог Александр Серебров…

А напротив, наискосок от гимназии, на месте, где в середине мрачных 1930-х годов вырос по проекту Василия Сухова конструктивистский Дом промышленности, находился на углу Алексеевской и Дворянской знаменитый Александровский «пятачок».

На площадке, принадлежавшей «частному предпринимателю Александрову», с начала ХХ века зимой заливался платный ледовый каток, а летом выступали передвижные цирковые и театральные труппы, фокусники и музыканты. Здесь же работали зверинцы, появился первый в Самаре кинотеатр-биоскоп «Электротеатр» и был устроен велодром. На «пятачке» проводились футбольные тренировки и неофициальные матчи. Команды состояли из гимназистов, семинаристов, учащихся Коммерческого и Реального училищ, воспитанников преподавателя и «зачинателя самарского футбола» Вильгельма-Августа Иоганна Силландера», а также членов самарского Яхт-клуба.

Именно здесь, а также на противоположном от общественного Музея самарского футбола «рукаве» Соборной улицы во дворе Коммерческого училища пока ещё «полузаконно» зарождался футбол в губернском городе Самаре. До того исторического дня, когда на Вокзальной площади состоялся первый в городе официальный футбольный матч.

Есть свидетельства и публикации о футбольных матчах, игравшихся с 1908 года командами железнодорожников, дачников и кротовского Сахарного завода близ станций Самара-Златоустовской дороги на территории губернии. По воспоминаниям очевидцев, своя полноценная футбольная команда в 1910 году уже была у самарского Яхт-клуба. Но настоящий публичный матч по всем правилам ФИФА, основанной 21 мая 1904 года, состоялся в Самаре 11 (24 по новому стилю) сентября 1911 года. Именно эта дата, во многом благодаря архивным поискам замечательного самарского футбольного краеведа Владимира Внукова, отмечается отныне как день рождения самарского футбола…

«Первый в Самаре футбольный матч привлек массу любопытных, кольцом окруживших площадку для футбола и с интересом следивших, как переходил огромный мяч от одной команды к другой...», – написала на следующий день, 12 сентября, «Самарская газета для всех». Ученическая сборная, составленная Силландером в основном из учащихся Реального и Коммерческого училищ, а также нескольких гимназистов, сенсационно обыграла гимнастическую команду Яхт-клуба во главе с «опытным инструктором», успевшим поиграть в футбол за команды Санкт-Петербурга, Николаем Харитоновым со счётом 2:0. Порядок немецкого преподавателя победил класс самоуверенных бывалых спортсменов.

Через неделю взрослые «гимнасты» взяли более чем убедительный реванш со счётом 9:0. Но в день рождения самарского футбола торжествовали «самарские ученики». Господин Силландер выступил и в роли рефери исторических матчей…

Чуть выше «Александровского пятачка» на улице Саратовской, где перед деревянными воротами рядом с огромной книгой стоит с «золотым ключиком» бронзовый Буратино работы Степана Карсляна, располагается музей-усадьба Алексея Толстого. В Самаре Толстой вместе с матерью и отчимом постоянно жил с 1898-го до 1901 года и потом регулярно приезжал на каникулы, поступив в Санкт-Петербургский технологический университет. После смерти матери в 1906 году он навещал отчима Алексея Бострома в родном доме до 1910 года. Ещё раз Толстой побывал уже в Куйбышеве в 1942 году. «Красный граф» окончил Самарское реальное училище на перекрёстке улиц Казанской и Успенской (ныне – А. Толстого и Комсомольской).

Училище имени императора Александра Первого открылось в 1880 году в доме купца Ивана Макке. Двухэтажный дом, один из первых каменных домов в Самаре, был построен в 1847 году. 1 января 1851 года в нём прошли торжества по случаю учреждения новой Самарской губернии и первоначально располагались резиденция первого самарского губернатора Степана Волховского и губернское управление. В 1909 году на средства Андрея и Елизаветы Субботиных здание было перестроено в стиле модерн по проекту архитектора Платона Шаманского и стало трёхэтажным. С 1944 года здесь помещалось Суворовское военное училище, одним из его питомцев был известный русский поэт Геннадий Русаков. С 1964 года в доме Макке располагался военно-медицинский факультет Куйбышевского медицинского института. Сейчас на наших глазах разрушающийся оригинальный памятник истории и архитектуры, переживший несколько локальных пожаров, остро нуждается в незамедлительной реставрации.

Самарское реальное училище было первым специальным учебным заведением в городе, выпускники которого имели возможность получения университетского образования по «естественной, инженерной и математической направленности». Среди выпускников училища – единственный советский лауреат Нобелевской премии по химии Николай Семёнов, астроном Леонид Семёнов, архитекторы Дмитрий Вернер, Пётр Щербачёв, Яков Ушаков-Решетников и Василий Сухов, создатель самарского художественного музея Константин Головкин, учёный-энергетик, академик, вице-президент АН СССР Глеб Кржижановский, художники Владимир Аннаев и Александр Волков. И, конечно, Алексей Толстой.

Один из основоположников самарского футбола Вильгельм-Август Иоганн Силландер являлся автором популярного «Немецко-русского словаря к Хрестоматии для преподавания немецкого языка». Первое печатное упоминание о нём в Самаре датируется 1904 годом. В «Адрес-календаре Самары за 1904 год» он значится как преподаватель немецкого языка Самарского коммерческого училища, где он также преподавал «подвижные игры». С 1905 года немецкий язык и «подвижные игры» Силландер преподавал и в Самарском реальном училище. А кроме того давал частные уроки. Газета «Голос Самары» в сентябре 1911 года называла Силландера «организатором футбола в Самаре» и утверждала, что «футбол, посеянный в Самаре преподавателем реального училища г. Силландером, дает уже хорошие плоды (в Самаре 5 команд)».

В 1914 году после начала Первой мировой войны из-за своего немецкого происхождения Вильгельм-Август Иоганн Силландер вынужден был оставить преподавание и покинуть Самару. В 1930-е годы его имя в качестве редактора и составителя появляется в выходных данных хрестоматий по детской литературе для педагогических училищ и сборников по культуре речи, изданных издательством «Учпедгиз». Одна из хрестоматий по детской литературе, которую мне удалось подержать в руках, с упоминанием «сеятеля самарского футбола» В.И. Силландера датируется 1962 годом.

Другим «крестным отцом» футбольной Самары стал Николай Павлович Харитонов - инструктор, создатель, тренер и хавбек футбольной команды гимнастического отдела самарского речного Яхт-клуба. Харитонов прибыл в Самару из Санкт-Петербурга в 1911 году. По его настойчивому ходатайству Самарская городская управа предоставила футболистам участок на Вокзальной площади, где впервые в городе появилось футбольное поле, оборудованное по правилам ФИФА. До 1913 года Николай Харитонов был хавбеком, лидером и руководителем футбольной команды самарского Яхт-клуба. В 1914 году он вернулся в Петроград, где выступал за команду «Кречет».

А одним из первых самарских футболистов, по-настоящему знаменитых на весь город, был участник исторического матча 11 сентября 1911 года Василий Сивинцев. Он родился в Самаре 31 января (12 февраля по новому стилю) 1892 года. В 1911 году становится нападающим команды и секретарём гимнастического отдела самарского Яхт-клуба. Газета «Голос Самары» писала о Сивинцеве в октябре 1911 года: «Хороший бегун г. Сивинцев, быстро опережающий всех, как только мяч попадает к нему». Василий Николаевич участвовал в первых междугородних матчах самарских футбольных команд. 1 (14) июня 1912 года он защищал цвета самарского Яхт-клуба в домашней встрече с санкт-петербургским Лесным коммерческим училищем (3:4). А 12 (25) и 13 (26) августа 1912 года в составе самарского Яхт-клуба играл в первых выездных матчах в истории самарского футбола в Уфе против местной команды «Общества физического воспитания» (3:0, 1:2). В 1913-1914 годах Сивинцев – форвард самарских железнодорожников. Последний прощальный матч в их составе он провёл 11 июля 1914 года с «дачниками» (3:4). С августа 1914 года жил и работал в Симбирске, где создал «Сборную команду Симбирского яхт-клубовского кружка» и являлся её ведущим футболистом до 1916 года. В 1920-е годы был направлен из Москвы в Ташкент для развития физической культуры и спорта. Один из организаторов футбольного клуба «Спартак» (Ташкент), на базе которого в 1957 году был создан ташкентский «Пахтакор». Умер Василий Николаевич Сивинцев в Ташкенте 12 января 1966 года.

В 1914 году в Самаре была учреждена Городская футбольная лига. В первом неофициальном городском турнире приняли участие 9 команд (две команды Второй гимназии, команда Первой гимназии, команда Реального училища, команда Духовной семинарии, команда Общежития, команда Коммерческого училища и команды «Посёлок» и «Железнодорожники»). В первом турнире, организованном Лигой, 19 апреля 1914 года на Вокзальной площади команда «Посёлок» обыграла вторую команду Второй самарской гимназии со счётом 3:1. А победителем турнира стала первая команда Второй («романовской») самарской мужской гимназии.

Первый чемпионат Самары состоялся в сентябре 1914 года. И первым чемпионом также стала команда Второй гимназии, переигравшая 14 (27 по новому стилю) сентября в финале команду железнодорожников со счётом 2:1.

Самым ярким нападающим и лучшим бомбардиром «романовцев» был Александр Серебров. Он родился в 1895 году, с отличием окончил Вторую Романовскую мужскую гимназию №2. В 1913-ом году «романовцы» выиграли все восемь матчей сезона, в том числе у безусловных фаворитов городского футбола – команд Яхт-клуба (4:1) и железнодорожников (2:1), ворота которых защищал легендарный голкипер Виктор Крузе. В 1914-ом году Серебров вместе со своей гимназической командой стал первым чемпионом Самары. В том же году он регулярно играл за сборную Самары.

В 1919-1921 годах Александр Иванович Серебров служил врачом в Красной Армии. Окончил Государственный институт медицинских знаний (1924), чтобы в будущем стать директором Ленинградского государственного онкологического института (1942-1965), академиком и основателем научной школы советских онкогинекологов.

Играли в футбол самарцы и при Комуче, и после возвращения в город большевиков. В 1919 году в Самаре создаются Отделение спорта и физического развития Отдела Всевобуча Самарского губернского военкомата, Губернский совет по физкультуре и спорту и Совет физической культуры самарского горисполкома, который занимается, в том числе, проведением соревнований по футболу. В том же году возобновляет свою работу Самарская футбольная лига.

В 1920 году начался шестой чемпионат Самары, прерванный «из-за наступивших холодов». А потом Самарская губерния оказалась в эпицентре страшного, массового, трагического голода. Следующий чемпионат города по футболу состоялся только в 1923 году. Первенствовала в нём команда «Метеор».

Существует легенда (никаких документальных свидетельств её подтверждающих пока нет), что незадолго до Первой мировой войны наивные и смешные «сеятели самарского футбола» мечтали, что однажды мировое первенство, ещё ни разу не проводившееся тогда, состоится в их родном городе в 1918 году. Они мечтали об этом ещё накануне Первой Мировой войны, ещё не зная, какие страшные потрясения ожидают и их, и Россию, и весь мир. Но через сто лет - в 2018 году – чемпионат мира по футболу пришёл в Самару наяву…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

29. Ария Альфреда Фёдорова

Белый николаевский голубь. Потомок дворян и купцов. Первый самарский плеймейкер. Вольнодумец. Танцор. Музыкант. Ценитель оперы и саксофона. Упрямый и невыносимый правдолюбец. Бескомпромиссный романтик. Оглашенный денди. Индивидуалист. Капитан «Крыльев». Стоик и эпикуреец в одном лице. Тренер и мыслитель. Аристократ, бредивший бразильским футболом и друживший с артистами, певцами и литераторами. Самарский Франциск Ассизский, понимающий язык птиц. Советский Чацкий, бросивший вызов первому секретарю обкома КПСС.

Самарскому футболу 110 лет. На будущий год своё 80-летие отметят самарские «Крылья». Имя и жизнь этого человека навсегда вписаны в историю Самары и биографию нашей команды.

Альфред Фёдоров – настоящий герой русской литературы, пропущенный через мясорубку советской идеологии и жизни. Разве можно представить его без женщин, детей и голубей, которые любили и понимали его гораздо тоньше и искреннее, чем партнёры по игре? А сам он, названный в честь героя оперы Джузеппе Верди «Травиата», до последней секунды сознания больше всего любил эту сумасшедшую игру, этот невероятный мир по имени «футбол».

Альфред Павлович Фёдоров родился 7 июня 1935 года в купеческом доме Алексеевых и Аксининых напротив пустыря, где сейчас находится универмаг «Самара». Происхождение единственного сына выпускника экономического факультета Санкт-Петербургского университета, Павла Кузьмича Федорова, будущего уникального полузащитника «Крыльев», игравшего на позиции левого хавбека и ставшего первым ярко выраженным самарским распасовщиком, раньше Валерия Лобановского освоившего «сухой лист», тщательно скрывалось. Среди его предков по отцовской линии – представители симбирского дворянского рода Федоровых и старинного княжеского рода Львовых. А по материнской – купцов Алексеевых. Кстати, дяди Альфреда - Анатолий и Юрий Аксинины – были одними из самых известных довоенных футболистов Куйбышева-Самары. Были в его роду и немцы, и англичане, и цыгане. Неслучайно, что его деда Якова так и прозвали «цыган кручёный». Об отце Алик рассказывал друзьям, что даже в уборную он ходит в галстуке и костюме. Отец был главным экономистом на судостроительных заводах. Сразу после войны работал в Австрии, откуда привёз сыну ниппельный мяч. Первый ниппельный мяч в Куйбышеве, на который приходили смотреть, как на Джоконду.

Пленные немцы, один из которых смастерил светловолосому русскому мальчику с германским именем Альфред деревянный парусник, бандиты, анашисты, от которых Алика защищали дяди, прожженные голубятники, и одноногий Блоня, игравший в футбол на костылях, заплаканные женщины, предоставленные себе сироты, братья Горкушенко и Арон Гирсон – вот кто составлял окружение будущего футбольного мастера. И, конечно, футбол на пустыре, во время войны и после Победы. А потом - на стадионе «Локомотив» у Александра Евдокимовича Чистова. Где начали своё восхождение к «Крыльям» такие титаны, как Виктор Карпов и Борис Казаков. Как Альфред Фёдоров.

В «Крылья Советов» из молодежной команды куйбышевского «Локомотива» Альфреда в 1955 году пригласил главный тренер Вячеслав Соловьев. Но при нём техничный, артистично работающий с мячом Фёдоров в основном составе не заиграл и два года вынужден был стажироваться сначала в челябинском, а затем в харьковском «Авангарде». И только Александр Абрамов по-настоящему оценил творческий дар Алика, переведя его из нападения на позицию левого хавбека. В Высшей лиге (классе «А») Альфред Фёдоров дебютировал 21 апреля 1958 года в Куйбышеве в матче с московским «Спартаком», выйдя на замену вместо Кирилла Доронина, и в первом же своём матче забил гол изумительным дальним ударом внешней стороны стопы.

«Балерина, белоручка. Ему бы на чистых мячах лишь играть. Пахать-то не хочет», - бросали в него и футбольные опекуны, а порой и партнёры с болельщиками. «Выскочка, болтун, который уверен, что всегда прав», - неслось ему вслед.

Если бы они знали, как мучительно и самозабвенно он отрабатывал свои футбольные метафоры, свои крученые передачи, удары и «цирковой» приём мяча, как, будучи далеко не самым мощным и скоростным игроком, тренировал дыхание и совершал беговые ускорения. С наслаждением и упорством придумывал и исполнял эффектные финты, шлифовал «сухой лист» и обостряющие выверенные пасы, которыми – как артист – нередко восхищал зрителей.

Евгений Гецко вспоминал, как Альфред клеил на свою ударную бутсу кусок наждачной бумаги, чтобы его передачи и пасы были подлинно бразильского качества. Как требовал от партнеров постоянно играть через него.

Когда с его передач один за другим забивали Галимзян Хусаинов, Борис и Анатолий Казаковы, Анатолий Жуков, Борис Кох, Анатолий Кикин, Николай Осянин - никто не протестовал, но когда у команды не шла игра, Фёдорова, бывало и такое, партнеры буквально бойкотировали. И в дело вмешивался Виктор Карпов, с которым у капитана Фёдорова тоже были далеко не идиллические отношения. Но тот же Карпов, споривший с «бразильцем» Аликом по вопросам подготовки, тактики и психологии, своего конфликтного плеймейкера наотрез отказался отпускать из клуба. Хотя Альфреда несколько лет подряд хотели видеть у себя почти все команды той Высшей лиги…

В 1961 году выпускник Куйбышевского строительного института Альфред Фёдоров, безусловный лидер куйбышевской «команды лысых», становится чемпионом РСФСР и удостаивается звания мастера спорта СССР, а «Крылья» под руководством Виктора Карпова возвращаются в элиту советского футбола. В 1963 году между игроками в команде назревает конфликтная ситуация, которая завершается избранием Альфреда капитаном «Крыльев».

Благодаря исключительным передачам Фёдорова куйбышевская команда доходит до полуфинала розыгрыша Кубка СССР 1964 года, где 7 сентября сенсационно обыгрывает московское «Динамо» (3:2). Именно Фёдоров выводил куйбышевских футболистов на финал Кубка страны. И именно он больше всех переживал минимальное поражение от киевского «Динамо» (0:1), утверждая, что «Крылья» могли бы победить, если бы не избрали сугубо оборонительный вариант игры.

Он хотел не пахать, а творить, а ему, как и другим куйбышевцам, твердили: «Вы крестьяне и рабочие - вы должны пахать!» Когда в том же году Виктора Карпова и капитана команды Фёдорова вызвали к председателю облисполкома Владимиру Орлову (будущему первому секретарю обкома КПСС) и начали отчитывать за «неудовлетворительные результаты, ошибочную тактику и недостаточные морально-волевые качества», Альфред резко прервал самого большого начальника в регионе. «Вот когда вы принимали производственные планы или сеяли везде кукурузу, кто-нибудь из футболистов вам давал советы? Почему же вы, ничего не понимая в футболе, учите тех, кто всю жизнь постигает эту игру?! Разве футбольное поле похоже на кукурузное?». Виктор Иванович Карпов вспоминал, как его буквально парализовали слова Федорова. Переживший эпоху сталинских репрессий выдающийся футболист и тренер ждал расправы. Но Орлов неожиданно улыбнулся и иронично заметил: «Пока и у нас, и у вас что-то не очень получается»...

В 1965 году тридцатилетнего Альфреда Фёдорова вызывают в сборную СССР, и 4 сентября он проводит второй тайм товарищеского матча со сборной Югославии. Эта игра завершилась со счетом 0:0, а Фёдоров стал первым куйбышевским футболистом, который выступал в главной команде страны именно как действующий игрок «Крыльев Советов».

Последний матч в составе родного клуба аристократ Фёдоров сыграл в чемпионате 1966 года 16 ноября дома с ЦСКА (0:0). Всего за «Крылья» он провел 233 матча. На его счету 220 игр в чемпионатах страны и восемь забитых мячей, а также 13 кубковых матчей. И сотни великолепных разрезающих кручёных передач, мягких выверенных пасов, неожиданных эффектных финтов, нацеленных «радиоуправляемых навесов»…

Тренерская карьера Альфреда Федорова началась в куйбышевском «Металлурге» в 1968 году, где он по личному приглашению директора металлургического завода Павла Мочалова проработал два года. Печально и парадоксально, но эти два сезона стали лучшими в карьере амбициозного тренера, который мечтал создать свою тренерскую доктрину вслед за Масловым, Якушиным, Бесковым, который чувствовал в себе тот же потенциал, что смогли реализовать Лобановский и Романцев.

Приняв «Металлург», плетущийся в конце турнирной таблицы второго дивизиона, он уже на будущий год выводит заводской клуб в победители 2 подгруппы 1 зоны класса «А». Комбинационный фёдоровский футбол вернул «вторую молодость» Анатолию Кикину, Геннадию Платонову, Евгению Гецко. Раскрыл голевые таланты Юрия Юткина и Александра Воронина. В 1969 году на матчи «Металлурга» собирается болельщиков даже больше, чем на игры «Крылышек». И выглядят «заводчане» интереснее, агрессивнее, веселее.

После победы в подгруппе команда Фёдорова занимает 3 место в переходном турнире и добивается права выступать во вновь созданной тогда Первой лиге СССР. Там же должны выступать и «Крылья», вылетевшие из Высшей лиги после ухода Виктора Карпова. На фоне скандалов, интриг и смутных финансовых схем обком КПСС принимает непоправимое решение и объединяет две команды. «Крылья Советов» передаются на баланс Куйбышевского металлургического завода.

В то же самое время на закрытое совещание собирают самых опытных игроков объединённых «Крыльев Советов» и принуждают их подписать письмо в обком КПСС: «Не хотим, чтобы старшим тренером команды был Фёдоров, слишком импульсивный, непредсказуемый и самоуверенный человек». Альфреду предлагают занять место второго тренера, а на должность первого вызывается экс-московский динамовец Всеволод Блинков. Гордый Федоров, которому шепчут, что через год-два он будет главным и надо просто подождать, отказывается быть вторым и уезжает создавать тольяттинское «Торпедо». И вот она, ирония судьбы, упрямый, но не злопамятный Федоров вскоре берёт в «Торпедо» тех самых ветеранов, которых заставили оклеветать его, а потом изгнали из клуба. А «Крылья» как раз с этого момента начинают своё историческое падение.

С 1970-го по 1976 год Альфред Федоров тренирует тольяттинское «Торпедо». У него вновь раскрываются бывшие игроки «Крыльев», появляется талантливая молодежь, в частности, Борис Старухин и Вячеслав Сидоров. Тольяттинский клуб, созданный Альфредом Павловичем, дважды стоит на пороге выхода в первый дивизион. Но грязные игры и здесь достают Фёдорова. В конце 1976 года не научившийся договорнякам и лизоблюдству он покидает «Торпедо». Но успевает настоять, чтобы тольяттинский клуб после него возглавил Борис Казаков.

Вскоре интеллигентный семьянин и аристократ, обожающий своего сына Максима, влюбляется в выпускницу пединститута, учительницу французского и немецкого языка, и создает новую семью, где у него рождается дочь Елена. В 1976-78 годах Фёдоров тренирует уфимский «Гастелло», в котором при нём заиграл будущий «крыльевец» Виктор Развеев. В 1979 году Альфред Павлович принимает сызранскую «Турбину». А в 1980 году, когда «Крылья», ещё год назад игравшие в элите советского футбола проваливаются в третий по силе дивизион страны, его наконец-то зовут в родной клуб главным тренером. Он приглашает блестящего и капризного Евгения Ловчева, команда начинает набирать очки, цепляться за место над зоной вылета. Но областное руководство не сдерживает обещаний перед игроками, вмешивается в тренировочный процесс, подталкивает к закулисным интригам. В сентябре Федоров снова уходит. «Крылья» проваливаются во Вторую лигу…

Потом будут магнитогорский «Металлург», саранская «Светотехника» и молдавский «Буджак» из Комрата. Работа старшим тренером в ДЮСШ-9, где раскрывается талант Зураба Циклаури. Снова тольяттинское «Торпедо», где он «открыл» будущего любимца куйбышевских болельщиков Александра Бабанова, куда к нему пришли чемпионы СССР в составе ленинградского «Зенита» - Владимир Клементьев и Анатолий Давыдов.

Вместе с распадом СССР завершается и тренерская планида Фёдорова. Больно и обидно. Замыслам и огромным планам не суждено было сбыться и на малую толику. Фёдоров, благодаря второй жене Татьяне, почти в 50 лет получает второе высшее образование, заканчивая куйбышевский пединститут. А позже становится вполне успешным предпринимателем, привозя в Самару одежду из Италии, Турции и Арабских Эмиратов. Первое, что он решил сделать, почувствовав себя обеспеченным человеком, - это начать выплачивать стипендии нуждающимся ветеранам «Крыльев».

Он по-прежнему больше всего на свете любил футбол. Футбол и голубей, с которыми дружил с самого детства. До самой своей смерти от внезапной и неизлечимой онкологической болезни - 9 октября 2001 года. Ему было всего 66 лет. Он умер во время просмотра футбольного матча. Когда в комнату вошла его жена – с подоконника взлетел белый голубь…


Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

30. Дар и удар Анатолия Казакова

Обожание болельщиков и сумасшедшие голы. Бесстрашие и самоотдача на поле, сочетающиеся с абсолютной непрактичностью и прямолинейностью в жизни. Презрение и ненависть к трусости и лести, к дежурным словам, идеологическим лозунгам, партийным здравицам и фальшивым комплиментам. Отвращение от начальников и политиков.

Драматичная, порой трагическая судьба, наполненная страстью, любовью, порывами, загулами и скандалами. Щедрость натуры и трогательная привязанность к родителям. Неприкаянность, пьянство, самолюбие и достоинство. И футбол до последних сил. Даже когда, ему было уже за шестьдесят лет, и в жизни он передвигался на своих поломанных ногах с помощью трости.

Подлинный невероятный бомбардир со сломанной карьерой. В буквальном смысле. Ничего в жизни не умеющий кроме игры в футбол, он перенёс два тяжелейших перелома обеих ног. Бесстрашный, бесшабашный и безбашенный, «взрывной» форвард. Колотушка. Однофамилец и партнёр великого куйбышевского голеадора, которого не только постоянно снабжал голевыми передачами, но и опережал поначалу по количеству забитых мячей.

Им гордились. О нём рассказывали анекдоты и легенды. Долгое время болельщики рассказывали миф о страшной силе его удара. И ведь на самом деле однажды, в 1963 году, после его мощного «артиллерийского» выстрела штанга ворот на куйбышевском «Динамо», издав хрипящий колокольный стон, треснула и рухнула на вратаря соперников. Сам бомбардир признался потом, что металлические ворота проржавели, и это проста случайность, что сломались они именно после его удара…

После его ударов рушились не только штанги, но и защитники. И головой он бил почти также сильно, как ногой.

В минувшую среду «Крылья» одержали самую крупную свою победу в Кубке России, разгромив «Знамя» из Ногинска со счётом 10:0. В 1984 году куйбышевская команда с таким же неприличным счётом обыграла в чемпионате СССР во Второй лиге владимирское «Торпедо». А предыдущий кубковый рекорд был установлен 60 лет назад. 11 июня 1961 года «Крылья Советов», которые называли тогда «командой лысых», разгромили в гостях пензенскую «Зарю» со счётом 7:0. Первый мяч в том матче забил наш герой. До сих пор, кстати, остающийся вместе с Александром Гулевским лучшим бомбардиром «Крыльев» в Кубке страны (СССР и России). На его счету, как и у «Гули», девять кубковых мячей.

Именно его, одного из двух «казаков-разбойников» куйбышевского футбола, болельщики и товарищи по клубу звали «Казак». Мощный, крепкий, даже кряжистый, со светлыми вьющимися волосами и беспощадными убойными ударами, реактивными рывками и крестьянским безжалостным дриблингом (в будущем так будет играть Уэйн Руни), таранной манерой игры он, конечно, гораздо больше был похож на вольного казака, чем аристократичный Борис Казаков. А модного изящного Борьку называли в стиляжном стиле «Боб».

Вольный человек. Футбольный мастер, кумир и бурлак. Зарабатывавший на жизнь только игрой. Мальчишкой, кумиром и бомбардиром, пахарем и грузчиком. Не учившийся нигде, кроме средней школы. Трижды женатый и одиноко ушедший из жизни в нищей обшарпанной квартире на бетонно-блочной окраине Самары.

20 сентября 2021 года ему исполнилось бы 84 года…

Анатолий Казаков родился в 1937 году в селе Дороничи Кировской области. После начала Великой Отечественной войны вместе с матерью, братом и сестрой переехал в Челябинск. День Победы Толя встретил на футбольном поле, где днём и ночью пропадал с восьми лет. В шестнадцать лет он становится одним из лидеров челябинского «Авангарда», выступавшего в классе «Б», а затем лучшим бомбардиром оренбургского и куйбышевского СКА.

Незадолго до демобилизации из армии его приглашает в «Крылья Советов» Александр Абрамов. Прямолинейный Казаков, «тащивший» на себя все свои предыдущие команды, невзирая на авторитет Александра Кузьмича, создателя знаменитой «волжской защепки», сразу ставит условие: «Играть в дубле не буду! Только в основе». Абрамов смеётся и соглашается на условие «дикаря». Отметим, что Борис Казаков в то время играл именно в дубле.

В первом же матче за «Крылья» уже в конце сезона 1959 года Анатолий Казаков на 72-ой минуте мощным ударом под перекладину забивает свой первый мяч и приносит куйбышевцам победу. Это случилось 1 октября в Ленинграде, на стадионе имени Кирова, на глазах 50 тысяч болельщиков «Зенита». Партнёрами Анатолия были Николай Кольцов, Виктор Карпов, Вадим Редкин, Альфред Фёдоров, Владимир Бреднев, Галимзян Хусаинов…

В том чемпионате Казаков забил три мяча в шести играх – после «Зенита» он поразил ворота ростовского СКА и киевского «Динамо».

Уже в следующем сезоне «колотушка Казак» с девятью забитыми мячами является лучшим бомбардиром команды. Вот только «Крылья» опускаются в класс «Б» из-за так называемой «республиканской квоты».

Зато в 1961 году Анатолий Казаков становится самым известным человеком в городе Куйбышеве. Воплощением самарского духа. Народным героем старой Самары и рабочей хулиганской Безымянки.

Футбольная дружина со смешным прозвищем «команда лысых», средний возраст которой составлял 22 года, под руководством молодого тренера Карпова громила своих соперников с особым вкусом и особой страстью. Но не сразу. Обладая целым рядом молодых одарённых игроков в группе атаки, в подавляющем большинстве воспитанников любительских клубов Куйбышева и области, «Крылья» решили отказаться от «волжской защепки» в пользу агрессивной наступательной игры. Однако в первых четырёх турах куйбышевская команда, одержав две победы, дважды и проиграла. И 17 июня 1961 года с «подачи» шутника и заводилы Геннадия Широчкина все футболисты «на фарт» решили побриться наголо.

Вечером того же дня болельщики, заполнившие стадион «Динамо», сначала не узнали своих футболистов, а «команда лысых» под смех и аплодисменты трибун разгромила липецкое «Торпедо» со счётом 5:0. Отличились Борис Казаков (трижды), Анатолий Казаков и Владимир Гришин (с пенальти). После этого куйбышевские «Крылья Советов» триумфально выиграли зональный и финальный турниры, став чемпионами РСФСР и вернувшись в высший дивизион советского футбола. В том сезоне «Крылья» забили 80 мячей и только 27 пропустили.

Больше всех наколотил Анатолий Казаков – сразу 26 мячей. И при этом Толя, регулярно теперь вызываемый в сборную РСФСР, постоянно ассистировал своему однофамильцу Борису, на счету которого в том чемпионате было 24 мяча.

Став лидером «Крыльев», Анатолий перевозит в Куйбышев из Челябинска всю свою семью: отца, мать, сестру и брата.

В 1962 году щедрость «Казака» не знает границ. Нередко он из выгодных ситуаций предпочитает откатывать мяч Борису, ведущему борьбу за звание лучшего бомбардира элитного чемпионата СССР. В итоге Анатолий отмечается восемью забитыми мячами в своём фирменном стиле после таранного взрывного дриблинга и убийственных страшных ударов, а Борис с 16 мячами занимает второе место в бомбардирской гонке Высшей лиги того времени.

В 1963 году самый результативный тандем в истории куйбышевского футбола продолжает вызывать бешеный восторг на трибунах стадиона «Динамо». Борис Казаков вновь забивает 16 мячей, Анатолий -11.

С 1960-го по 1963 год Анатолий и Борис Казаковы сотворили вместе 120 голов. 59 мячей забил Анатолий, 57 – Борис. Позже «Боб» доведёт число своих забитых за «Крылья» мячей в чемпионатах СССР до 99, а Анатолий - до 72.

В 1964 году Бориса Казакова, едва ли не под конвоем, увозят в ЦСКА. А упрямый, немногословный «Казак» ссорится с Виктором Ивановичем Карповым и уходит в донецкий «Шахтёр». За «горняков» он сыграл всего шесть матчей, повздорил с руководством клуба и, самое горькое, в безобидной ситуации в центре поля, не желая уступать сопернику, сломал ногу. Перелом оказался настолько тяжёлым, что Анатолию настоятельно советовали завершить карьеру игрока.

«Казак» возвращается в Куйбышев, и очень ранимый, жёсткий Карпов прощает одного из самых бесстрашных своих футболистов. «Крылья Советов» в 1964 году побеждают в полуфинале московское «Динамо» 3:2, когда дублем в ворота Льва Яшина навсегда прославляется Анатолий Кикин, а победным мячом с подачи Альфреда Фёдорова отличается Николай Осянин. И полуфинал Кубка, и финал с киевским «Динамо» (0:1) Анатолий Казаков пропустил. Инвалид «Казак» возвращается в большой футбол в самой концовке чемпионата и успевает, заново научившись ходить и бегать, забить четыре мяча в девяти матчах.

Один из этих мячей едва не стал причиной для громкого и грязного скандала. 10 октября 1964 года «Крылья» принимали горьковское «Торпедо». Руководство двух клубов под давлением заводских и партийных начальников договорились сыграть вничью, чтобы горьковчане сохранили прописку в элите советского футбола. До 83-ей минуты скучный «договорняк» шёл по намеченному плану. Пока мяч в центре поля не подобрал Анатолий Казаков. Мучаясь от своей «рабской» роли в этой игре, «Казак» не стал включать «бешеный» дриблинг, а со всей злости с правой ноги нанёс пушечный удар метров с тридцати пяти и едва не порвал сетку ворот где-то в районе «девятки». 1:0!

За две минуты до конца матча защитники «Крыльев» вынуждены были расступиться, чтобы нападающий горьковчан Калашников закатил мяч мимо отвернувшегося от него вратаря Александра Соколова. Двадцать тысяч болельщиков на стадионе «Динамо» стали свидетелями этого позора и проводили футболистов с поля оглушительным свистом и оскорбительными выкриками. С высоко поднятой головой покидал поле только Анатолий Казаков. Всю вину за скандал взял на себя Виктор Карпов, сказавший, что он забыл предупредить «Казака» о «партийном задании»…

Уже в следующем сезоне, в чемпионате СССР 1965 года, Казаков сумел вновь стать лучшим бомбардиром «Крыльев». На пару с Анатолием Жуковым. Жуков поразил девять раз ворота соперников в 30 матчах, «Казак» забил столько же в 24 играх. И вновь сломал ногу…

И опять вернулся. Правда, в сезонах 1966 и 1967 годов «неубиваемый» Анатолий Казаков уже не забивал. Он сделал всё, чтобы солировали Анатолий Жуков и вернувшийся домой в 1967 году Борис Казаков. Но сам, потеряв свой волшебный, неберущийся удар, забить за основную команду больше так и не смог.

Два последних мяча в майке куйбышевских «Крыльев Советов» Анатолий Казаков забил 8 мая 1967 года в Москве в ворота «Торпедо». В матче дублирующих составов. После этой игры он повторил свою фразу, сказанную в сентябре 1959 года Александру Абрамовичу Кузьмину: ««Играть в дубле не буду! Только в основе»…

Последний матч за главную команду города Куйбышева Анатолий Казаков сыграл 26 июля 1967 года. Против злополучного донецкого «Шахтёра». Игра закончилась вничью 1:1. «Крылья» ушли от поражения на 85-ой минуте. Юрий Старков отличился с подачи Анатолия Казакова…

После «Крыльев» ещё были тульский «Авангард», куйбышевский «Металлург», «Политотдел» из Ташкентской области. Потом работа за нищенскую зарплату в детско-юношеских клубах Куйбышева. До пенсии он тренировал подростков на заводе аэродромного оборудования.

Квартиру на Волжском проспекте он оставляет сыну и первой жене. Много пьёт, борется с отчаянием, пустотой и забвением. Побеждает депрессию, женится второй раз. Воспитывает второго сына. Из-за сложного характера рушится и вторая семья, а потом и третья.

И только футбол возвращает его к подлинной жизни. Сотни матчей за ветеранов «Крыльев» и любых других команд, куда его звали. Он переодевался в спортивную форму, прижимал снятую одежду тросточкой и, забывая о переломанных ногах, возвращался в детство. Играл, пока мог играть. Приходил в общественный Музей самарского футбола и говорил о том, как мечтал вырасти в по-настоящему большого футболиста. Как был им до 1964 года…

Рано утром 28 января 2009 года Анатолия Казакова не стало. Он умер во сне. Ему шёл 72 год.

Анатолий Фёдорович Казаков - советский футболист, нападающий и бомбардир куйбышевских «Крыльев Советов». Мастер спорта СССР, чемпион РСФСР (1961). Обладал мощным нацеленным ударом, голевым чутьём, отлично умел выбирать позицию и практически не проигрывал силовые единоборства. В чемпионатах СССР 1960 (11 мячей, класс «А»), 1961 (26 мячей, класс «Б») и 1965 годов (9 мячей, класс «А») - лучший бомбардир «Крыльев Советов». С 1959-го по 1967 год провёл за «Крылья Советов» 192 матча и забил 81 мяч (в чемпионатах СССР 179 матчей и 72 мяча; в Кубке СССР 13 матчей и 9 мячей).


Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

31. Спасатель «Крыльев» Дмитрий Синяков

Его имя навсегда осталось в истории «Крылья Советов». От его жизни, характера и игры сохранились только вспышки воспоминаний.

Один из первых футболистов и лидеров «Крыльев». Активный и значимый участник самых первых матчей созданной в конце апреля страшного 1942 года в «запасной столице» команды мастеров. Центральный нападающий. Десятый номер. Автор первого хет-трика «Крылышек» в чемпионатах СССР. Автор гола, который, очень вероятно, без всякого преувеличения определил будущую судьбу куйбышевской команды и куйбышевского футбола.

О нём мне рассказывали настоящие легенды и «патриархи» куйбышевских «Крыльев», его товарищи по команде Иван Дьяков и Виктор Карпов. Короткие и незабываемые впечатления из далекого, не отпускающего прошлого.

6 октября 2021 года - 100 лет со дня рождения игрока основного состава куйбышевских «Крыльев Советов», центрального нападающего и лучшего бомбардира команды в 1947 и 1948 годах Дмитрия Егоровича Синякова.

Участника первых матчей «Крыльев». Самого первого - 3 мая 1942 года, когда только что созданная команда авиационных предприятий, эвакуированных в Куйбышев, уступила местному «Локомотиву» со счётом 3:5. Первой победы 10 мая 1942 года, когда «команда Николая Михеева» (ошибочно именуемая «командой Виктора Карелина) стала весенним чемпионом города Куйбышева. Первого междугороднего матча «Крыльев» 5 июля 1942 года на стадионе «Локомотив» с московской командой ВВС, находящейся в эвакуации в Сызрани («Крылья» уступили со счётом 3:4, а Синяков забил третий мяч в ворота столичного клуба).

И первого официального матча куйбышевских «Крыльев Советов» в 1943 годe на IV Поволжской спартакиаде в Горьком. И первого матча «Крыльев» в розыгрыше Кубка СССР 31 июля 1944 года на стадионе «Крылья Советов» (он же – «Спартак», он же – «Буревестник»), в котором куйбышевцы проиграли московскому «Локомотиву» 1:5. И первого поединка в чемпионате СССР во Второй группе 3 июня 1945 года с горьковским «Торпедо» (1:1). И первой игры в Высшей лиге того времени (Первой группы) 21 апреля 1946 года в Алма-Ате против ленинградского «Зенита» (1:2).

«Травм, борьбы и синяков не боится Синяков!», - скандировали болельщики начало «кричалки», заканчивающейся другим оптимистическим, но нецензурным в адрес соперников двустишием…

Дмитрий Синяков родился 6 октября 1921 года в Воронеже. С 1935 года он выступает за детские и юношеские команды Воронежского авиационного завода №18 имени Климента Ворошилова. С 1940 года – центрфорвард воронежских «Крыльев Советов». В сентябре 1941 года вместе с авиационным заводом эвакуируется в Куйбышев. В конце 1941 года дом, в котором жила семья Дмитрия Синякова, был полностью разрушен после массированной бомбардировки Воронежа немецкой авиацией.

Уже в конце марта 1942 года вместе с другими воронежскими футболистами (Иваном и Василием Рожковыми, Борисом Герасимовым, Михаилом Ходней, Николаем Михеевым, Сергеем Румянцевым, Алексеем Колесниковым, Владимиром Теляком), будущими игроками «Крыльев», 21-летний Синяков играет за команду завода №18, именуемую «командой Михеева». В конце апреля 1942 года он зачисляется Александром Абрамовым в сборную авиационных предприятий, становится вместе с Румянцевым основным и едва ли незаменимым форвардом команды и принимает участие в первом историческом матче «Крыльев» 3 мая 1942 года.

Юркий, пластичный, стройный, прыгучий, с какой-то удивительной акробатической техникой, он постоянно бил через себя, с разворота и «ножницами». Бесстрашно шёл в борьбу, отличался удивительной выносливостью, обладал стремительной стартовой скоростью, игровой интуицией и голевым чутьём. Очень часто играл на опережение, был «королём добивания», безжалостно наказывал вратарей, отбивающих мяч перед собой.

Синяков сыграл ключевую роль в становлении куйбышевских «Крыльев», будучи ведущим нападающим при играющем тренере Викторе Новикове и основным ударным звеном в «волжской защепке» Александра Абрамова. Дмитрий не только яростно действовал в атаке, но и постоянно возвращался назад, прессингуя соперников и затрудняя им быстрое развитие атак. До появления в команде феноменального тандема «Александр Гулевский – Виктор Ворошилов» он фактически был незаменим. В первых двух чемпионатах (1945 и 1946 годов) Синяков сыграл за куйбышевскую команду все без исключения матчи.

 

В 1945 году дебютанты чемпионата СССР во Второй группе уверенно добиваются права выступать в «советской элите», а Синяков забивает пять мячей и щедро помогает Сергею Румянцеву стать с 13 голами лучшим бомбардиром команды.

26 июня 1945 года Синяков записывает на свой счёт первый хет-трик футболиста «Крыльев Советов» в чемпионатах страны. Это случилось в Новосибирске в матче с местным «Домом Красной Армии» (ДКА). Все три мяча Дмитрий забил в первом тайме – один раз ударом через себя и дважды первым успев на добивание после того, как голкипер новосибирцев Звонарёв отражал перед собой «выстрелы» самого Синякова и Павла Соломатина. «Крылья» победили 4:1 и с этого момента уже никому не уступали первого места в турнирной таблице.

На протяжении всего чемпионата СССР 1946 года в Первой группе «Крылья» отчаянно боролись за сохранение места в когорте сильнейших команд страны. Поражение в последнем туре было для куйбышевской команды «смерти подобно». 

Как писал об этой «роковой игре» в «Волжской коммуне» Иван Широчкин, «на этот раз против местной команды «Крылья Советов», идущей на последнем месте турнирной таблицы, выступала команда московского «Спартака», обладательница Кубка СССР 1946 года. После свистка судьи И. Широкова (Москва) на поле под дружные аплодисменты зрителей выходят обе команды. В составе «Спартака»: мастера спорта Леонтьев, Гуляев, Рязанцев, Смыслов, Глазков, А. Соколов, Н. Дементьев, Конов, игроки Б. Соколов и Тимаков, капитан команды заслуженный мастер спорта В. Соколов. В этом составе спартаковцы выиграли финальную встречу на Кубок СССР. В составе команды «Крылья Советов»: мастера спорта Головкин, Ржевцев, Алешин, игроки Мурзин, Скорохов, Соломатин, Пукало, Синяков, Бурмистров, Коротков, Суровцев.

Обе команды начали игру в быстром темпе. Куйбышевцы сразу ринулись в атаку, создав ряд опасных моментов у ворот москвичей, но нападение не сумело использовать благоприятную обстановку.

На четвертой минуте мяч переходит на половину поля «Крыльев Советов». В это время вратарь Головкин нерасчетливо выбежал из ворот. Мяч попадает на ногу спартаковца Глазкова и от него спокойно вкатывается в ворота. «Спартак» ведет 1:0.

Несмотря на неудачное начало, куйбышевцы продолжают бурно атаковать спартаковцев. Нападающие во взаимодействии с полузащитой разыгрывают ряд красивых комбинаций, но дважды Коротков с близкого расстояния бьет мимо ворот. Защита «Спартака» вынуждена отбиваться от яростных атак куйбышевцев. На 17-й минуте мяч попал к Суровцеву. Кажется, что счет будет сравнен, но Суровцев непростительно мажет. В таком же положении оказались Пукало и Синяков. Из-за своей медлительности они тоже не смогли открыть счет.

Местная команда наседает, часть нападающих москвичей, оттянувшись назад, помогает защите. Полузащита и защита Куйбышева, плотно прикрывая нападение «Спартака», одновременно снабжает мячом свое нападение. Ворота «Спартака» под угрозой. До конца игры в первом тайме оставалось 15 секунд, когда мяч, посланный Мурзиным в штрафную площадку «Спартака», перехватывает Синяков. Искусно обведя В. Соколова, Синяков хорошим ударом под бурные аплодисменты зрителей сравнивает счет - 1:1.

После десятиминутного перерыва куйбышевцы снова атакуют, нападение все чаще обстреливает ворота гостей. Но им не везет. Три раза мяч попадает в штангу после ударов Синякова, ряд мячей берет Леонтьев. «Спартак» мобилизует все свое умение играть, чтобы добиться победы, но безрезультатно. Матч заканчивается со счетом 1:1»…

«Крылья Советов» набирают 14 очков и на одно очко опережают минское и киевское «Динамо», занимая десятое место из двенадцати. В случае поражения куйбышевцы из-за худшей разницы забитых и пропущенных мячей вылетели бы во Вторую группу.

В 1947 году «Крылья» вновь возглавляет Абрамов, куйбышевцы играют всё смелее и агрессивнее. В итоге они сенсационно занимают высокое для себя 7 место, а Дмитрий Синяков с 9 мячами становится лучшим бомбардиром команды.

В 1948 году Синяков, забивший в 21 матче 5 мячей, – вновь лучший бомбардир «Крыльев Советов», которые на долгое время становятся старожилами Высшей лиги советского футбола.

С 1949 года в самом неудобном и «несчастливом» для столичных грандов провинциальном клубе на поле «царствуют» выдающиеся советские форварды Гулевский и Ворошилов. Дмитрий Синяков больше помогает разгонять атаки из глубины поля. В 1949 году он лишь трижды поражает ворота соперников. В 1950-ом «Крылья» вновь поднимаются на 7 место. Александр Гулевский с 16 голами устанавливает рекорд результативности куйбышевцев, а играющий под нападающими Синяков записывает на свой счёт пять мячей.

В 1951 году Дмитрий Егорович, как зовут его партнёры, вместе с командой поднимается на высокое 4 место. Это был обидный триумф куйбышевского футбола. Обидный – потому что команда Абрамова уступила бронзу «Шахтёру» из Сталино (Донецка) лишь по разнице забитых и пропущенных мячей.

Последний матч за куйбышевские «Крылья» легендарный форвард Дмитрий Синяков сыграл 20 сентября 1952 года в Москве против столичного «Торпедо». Игра закончилась вничью 1:1. «Куйбышевский гол» уже на третьей минуте с подачи Синякова забил Александр Гулевский.

В 1953 году Дмитрий Егорович оканчивает Высшую школу тренеров в Москве, возвращается в Воронеж, и уже как тренер выводит местную команду (которая первоначально именовалась «Крылья Советов», а потом «Труд») из любительской группы во Вторую группу чемпионата СССР. 

Синяков тренировал воронежский «Труд» с перерывами до 1976 года, два года возглавлял липецкий «Металлург». Легенды куйбышевских «Крыльев Советов» не стало 17 ноября 1993 года…

Дмитрий Егорович Синяков - советский футболист. Форвард, центральный нападающий, тренер. Мастер спорта СССР. Выступал за куйбышевские «Крылья Советов» с 1942-го по 1952 год. В чемпионатах СССР (с 1945-го по 1952 год) провёл за куйбышевскую команду 127 матчей и забил 32 мяча. В Кубке СССР - 9 матчей и 1 забитый мяч. Всего за «Крылья Советов» (Куйбышев) сыграл более 200 матчей и забил более 60 мячей. Благодаря его точному удару за 15 секунд до перерыва последнего матча чемпионата СССР 1946 года, с которым был бессилен справиться вратарь столичного «Спартака» Алексей Леонтьев, «Крылья» ушли от поражения и сумели сохранить место в элите советского футбола. В первом для себя первенстве на высшем уровне.

1:1! Ветер и снег. И ликующий, хрипящий, звенящий, плачущий, пьяный не только от счастья, смеющийся куйбышевский стадион «Локомотив». Вместивший тогда раза в полтора больше, чем мог вместить – 20 тысяч человек. Фронтовиков, заводчан, артистов, музыкантов, врачей, учителей, железнодорожников, сотрудников НКВД и пробравшихся на стадион без билетов мальчишек…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

32. Улыбка Валерьяна Панфилова

У него застенчивая, добрая, детская улыбка. Чуть-чуть печальная, как его - всё равно неотвратимо счастливая - жизнь. Коренной самарец. Сын коренных самарцев. Он по воле своего отца наречён почти тем же именем, что и большевик, чью фамилию 56 лет заставили носить его родной город. Его Самару.

Валерьян Панфилов. Валериан Куйбышев. Вот только Панфилов, несмотря на свою героическую фамилию и революционное имя, мятежником не был никогда. Но футбол любил и любит по-прежнему беззаветно. По-детски. Чистосердечно. Неизменно. Удивительно и радостно. Хотя едва не стал авиатором. Но стал легендой «Крыльев», сыграв за самарский клуб рекордное число матчей во всех дивизионах, а в пяти сезонах из своих тринадцати «крыльевских» не пропустив ни одной игры. Жизнь иногда била его ни за что ни про что. Но эти рекорды уже никто и никогда побить не сможет.

«Студент», как иронично называли техничного и умного распасовщика его старшие товарище по команде, даже пережив драмы, разочарования и недавнюю трагедию, так и остался приветливым, мягким и незлобивым «молодым человеком». Молодым человеком, возглавляющим клубный отдел по работе с ветеранами…

Валерьян Владимирович Панфилов родился в Куйбышеве 3 октября 1950 года. В семье железнодорожника, машиниста пассажирских поездов и медицинской работницы. В посёлке Шмидта, который горожане до сих пор называют Запанским. Именно там шестилетний Валерка начал свою большую футбольную карьеру.

А потом были переезд на улицу Урицкого и футбольные подвиги в детских и юношеских командах «Локомотива». Того самого «Локомотива», за который в разное время играли Виктор Крузе и Дмитрий Харитонов, Николай Зайцев и Виктор Карпов, Альфред Фёдоров и Борис Казаков. Тренерами, определившими судьбу «звёздочки» куйбышевского футбола, стали Станислав Судаков и Александр Чистов.

Невероятно работоспособного, не боящегося единоборств, стремительного, легкого и неукротимого, как сквозняк, и одновременно техничного, со светлой головой, с очевидными задатками конструктора атак дерзкого паренька сразу отметили, может быть, самые значимые самарские футболисты – Борис Казаков и Альфред Фёдоров. Жизнь талантливого симпатяги рифмовалась, как музыкальная фраза, - его приветили именно те, кого он больше всех любил в «Крыльях».

В 1967 году Фёдоров зачислил Валерьяна в сборную города, которая была создана для отбора молодых футболистов в «Крылья Советов». Из сорока юношей строгий и требовательный Альфред Павлович сначала оставил половину, потом еще половину. И в конце остановился на четверке счастливчиков. Первым из которых был 16-летний Панфилов.

Худенького и выносливого вундеркинда в «Крылья» позвал сам, суровый и грозный, Виктор Карпов. Но последний яркий воспитанник старой Самары под руководством Карпова так и не сыграл. Отец Валерьяна заявил знаменитому тренеру, что его сын будет строить самолёты, а перед этим учиться в Авиационном институте. Он должен быть героем, а не кумиром и чёрт еще знает кем…

Однако студент Куйбышевского авиационного института Валерьян Панфилов после занятий продолжал тренироваться и выступать за куйбышевский «Локомотив». И даже провёл несколько матчей за дубль «Металлурга». Ясный футбольный дар, призвание, предназначение и судьбу Валерьян обмануть не мог. Он буквально искрился на поле, заражая энергией и страстью партнеров и болельщиков.

На дворе стоял сентябрь 1969 года. Виктор Иванович Карпов поссорился с начальником «Крыльев» Григорием Фридляндом, заявил, что за его спиной совершаются «нечистоплотные денежные дела», и покинул клуб своей жизни. Куйбышевская команда откровенно и неисправимо вылетала из Высшей лиги…

Николай Глебов, седой мужчина с золотыми зубами, сменивший на тренерском мостике «Крыльев» Карпова, с подачи Бориса Казакова тоже полюбил легкого и шустрого студента, как прозвали Валерьяна за то, что он из Авиационного института документы так и не забрал.

18-летний студент после нескольких тренировок полетел с командой на матч очередного тура с «Пахтакором» в Ташкент. И 24 сентября дебютировал не только в игре за дублирующий состав, но и за основной, заменив на 70-ой минуте Геннадия Бобылева. В 1969 году Валерьян провёл еще две встречи - с алма-атинским «Кайратом» и столичным «Локомотивом».

В 1970 году «Крылья» возглавляет Всеволод Блинков. А Валерьян Панфилов завоёвывает прочное место в основном составе, уже к середине сезона становясь одним из ключевых игроков команды. Правым полузащитником с очевидным диспетчерским, плеймейкерским даром.

Первый мяч за «Крылья» Панфилов забил в ворота московского «Локомотива» в кубковом матче. А в чемпионате он открыл свой голевой счёт в Ярославле с «Шинником» 7 июля 1970 года.

Работа. Движение. Скорость. Борьба. Но и пауза. И смена ритма. Остроумный обостряющий пас. «Кошачье» обращение с мячом. Техничный, поставленный удар на исполнение. Лёгкость. Отличное видение поля. Способность читать игру на два-три-четыре хода вперёд. Это о нём. О Валерьяне Панфилове...

В 1970 году в жизнь большого и скромного футболиста приходит большой теннис. Он влюбляется в свою будущую супругу - чемпионку России Татьяну Потапенко. Два года он играет с ней в теннис и доигрывается до свадьбы в 1972 году. У них рождаются дочь Нина и сын Константин. Пока папа на сборах и карантинах, детей воспитывает жена. И они тоже становятся теннисистами. Нина выигрывает первенство РСФСР, а Костя в паре с Андреем Медведевым завоевывает серебро чемпионата СССР.

С 1972 года при главном тренере Викторе Кирше Валерьян Панфилов - буквально незаменимый игрок. В пяти чемпионатах (1972, 1974, 1975, 1976 и 1978 годов) он сыграл абсолютно во всех матчах. Самой тяжелой его футбольной травмой, которую он даже не заметил, был сломанный нос…

В 1975 году «Крылья» наконец-то обретают мощь и органику. Равиль Аряпов, благодаря искрометной игре Панфилова, его лучшего друга Александра Куприянова и Анатолия Фетисова, не может не забивать с их передач, навесов и прострелов много и с удовольствием. Куйбышевский клуб после шести лет отсутствия вновь в Высшей лиге.

В весеннем чемпионате СССР 1976 года «Крылья» сенсационно обыграли будущего чемпиона московское «Динамо» (1:0), обладателя Кубка обладателей кубков европейских стран киевское «Динамо» (2:1), днепропетровский «Днепр» (1:0), ленинградский «Зенит» (2:1), столичный «Локомотив» (3:0) и ворошиловградскую «Зарю» (4:2), удостоились призов «Гроза авторитетов» и «Кубок прогресса». Взлетели на шестое место в Высшей лиге, что стало вторым по успешности результатом за всю советскую историю куйбышевского клуба.

4 апреля именно Валерьян Панфилов забивает первый мяч команды после возвращения в элиту - в ворота одесского «Черноморца». А 23 мая он невероятным по красоте и силе ударом с 33 метров отправляет мяч в ворота столичного «Локомотива».

В осеннем чемпионате 1976 года «Крылья» выглядели значительно скромнее, но – заняв 11 место – спокойно сохранили за собой место в «вышке». А ещё именно «Крылья» осенью 1976 года обыграли со счётом 1:0 и отправили знаменитый, легендарный и самовлюблённый московский «Спартак» очищаться и возрождаться в Первой лиге…

Накануне сезона 1977 года команду покинули три ведущих футболиста Юрий Смирнов, Сергей Краев и фундамент обороны Василий Жупиков. Никакого усиления клуб не получил. Однако оглушительного провала – «Крылья» заняли последнее 16 место, отстав на 15 очков от 15 места, никто не ожидал. 

Виктор Кирш подал в отставку. Но уже в середине следующего сезона Кирш опять становится главным тренером «Крыльев». Куйбышевцы, которых к сезону подготовил Александр Гулевский, уверенно лидировали. Вместе с Гулевским в команду пришли чемпионы СССР в составе ворошиловградской «Зари» защитник Владимир Абрамов и нападающий Юрий Елисеев, вратарь симферопольской «Таврии» Геннадий Лисенчук, полузащитник «Кривбасса» Анатолий Быткин. Кирш дополнил состав Раифом Сибгатуллиным, Юрием Пилипко и вернувшимся в Куйбышев Вадимом Лосевым. «Крылья» укрепили своё лидерство, стали значительно больше забивать и за тур до окончания первенства Первой лиги обеспечили себе первое место.

В чемпионате СССР 1979 года команда Виктора Кирша, в отличие от провала 1977 года, долгое время отчаянно боролась за выживание. И лучшим в ней, по признанию болельщиков и специалистов, был Панфилов. Увы, постаревшие «Крылья» оказались не в силах сохранить прописку в Высшей лиге. Это был последний чемпионат «Крыльев Советов» в элите советского футбола.

Перед сезоном 1980 года врача при Кирше-игроке и начальника команды при Кирше-тренере Григория Фридлянда обвинили в финансовых злоупотреблениях и под угрозой возбуждения уголовного дела уволили. В обком КПСС была направлена жалоба на Фридлянда, которую обязали подписать и футболистов. В знак протеста Виктор Кирш ушёл из «Крыльев». На этот раз уже навсегда.

В разгар скандала подло, непростительно подло из «Крыльев» отчисляют и Валерьяна Панфилова, «назначенного» виновным в интригах, раздрае и предательствах, сотрясавших куйбышевский клуб. После 11 сезонов в команде. После блестящей игры за сборную РСФСР на Спартакиаде народов ССССР, где Валерьян и забивал, и пасовал. И открыл счёт в матче за третье место со сборной Украины (1:2), изящно ударом головой направив мяч в сетку по замысловатой дуге с правого угла штрафной площади.

Удостоенный звания «Мастер спорта СССР по футболу», неистовый на поле, но чрезвычайно застенчивый и мягкий в жизни Панфилов с молчаливыми слезами в глазах уезжает в ярославский «Шинник»…

В середине трагического сезона 1980 года спасать «Крылья» приходит Альфред Федоров и сразу призывает в команду Валерьяна. Панфилов тренируется в Куйбышеве, но заявить его Федорову так и не позволили. На поле в майке родной команды Валерьян вновь вышел уже во Второй лиге в 1981 году. А последний матч в составе «Крыльев» Панфилов сыграл 23 октября 1982 года в Нижнем Тагиле против «Уральца».

Валерьян Владимирович Панфилов – советский футболист, правый полузащитник. Мастер спорта СССР. Заслуженный ветеран ФК «Крылья Советов». Игрок сборной РСФСР, полуфиналист Спартакиады народов СССР 1979 года. В чемпионатах СССР Высшей, Первой и Второй лиг сыграл за «Крылья» в тринадцати сезонах 413 матчей и забил 49 мячей. Ещё 21 матч за куйбышевскую команду Панфилов провёл в розыгрыше Кубка СССР. Помимо Авиационного Панфилов окончил Куйбышевский педагогический институт. В середине 1985 года не смог отказать и стал старшим тренером «Крыльев». Тренировать Валерьяну не дали, но за результат (вылет из Первой лиги) снова ответил он. В 1987 году в качестве второго тренера помогал Виктору Лукашенко. Затем тренировал детские и взрослые любительские команды, клуб Второй лиги – «Ладу» из Димитровграда. Работал тренером в Центре олимпийского резерва и ДЮСШ № 9, где позже был директором. Привёл сборную самарских ветеранов к победе в чемпионате России. С 2008 года Валерьян Панфилов – бессменный руководитель отдела по работе с ветеранами самарских «Крыльев Советов». И лидер ветеранских команд, за которые десятилетия напролёт играл с той же пронзительной своей улыбкой, лёгкостью, наслаждением и мастерством.

В июле 2021 года Валерьяну Владимировичу предстояло страшное испытание. Он и его жена Татьяна заболели тяжелой формой Ковида. Были госпитализированы. Из реанимации Валерьян вернулся один. За него молились болельщики «Крыльев», помнящие его детскую, добрую улыбку и лёгкий, весёлый футбол. Игроки «Крыльев Советов», вернувшиеся в Премьер-Лигу, перед матчами надевали майки с его именем и посвятили ему свою первую победу после возвращения в элиту. 23 августа этого года он пришёл на тренировку «Крыльев» на базе клуба. Он снова вернулся…

Улыбайся - ты избранник,

Тонкий, худенький атлант.

Легкий, искренний да ранний,

Обаятельный талант.

Сердцем, страстью, болью, былью -

Не герой и не смутьян.

Просто ты сыграл за «Крылья»

Больше всех. Ах, Валерьян,

Как стремительно и гордо

Ты вдоль бровки пролетал.

Ты не думал о рекордах,

Ты играл, играл, играл.

Не о славе, не о ранге...

Просто из последних жил

На своём на правом фланге

Жизнь, как музыку, сложил.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

33. Радость болельщикам, или Баба Адаму

Детское лицо. Большая чёрная пантера с детским припухлым лицом и смешным для русского слуха библейским именем. Оживший сфинкс. Гений момента. Экзотический футбольный зверь. Выходящий сухим из любой воды и живым из джунглей самой навязчивой и плотной опеки. Праздник, который всегда был с ним. Но однажды – и с нами!

Чистосердечно трогательные, плутоватые глаза. И невероятная цирковая работа с мячом, магическая, колдовская. Удивительная пластика. Смешное, сильное, способное на непредсказуемые акробатические пируэты тело. Гнущиеся во все стороны суставы. Экстравагантный любовник, которого после матчей встречали обаятельные африканки, иногда с детьми на руках. Неизменная серьга в ухе. И голы как памятники голам. Шедевры и фокусы…

Он играл за «Крылья» в один из самых сложных, мутных, драматических периодов российской истории самарского клуба. Когда из-за интриг, политических и финансовых амбиций, вылившихся в неразрешимый конфликт между  президентом-владельцем «Крыльев Советов» Германом Ткаченко и губернатором Константином Титовым, наша команда должна была со скандалом провалиться в Первую лигу.

По ходу первого круга чемпионата России 2005 года Ткаченко устроил показательную распродажу практически всех бронзовых «Крыльев» - до сих пор самой успешной и ярко играющей самарской футбольной дружины, превратившей архаичный, самодельный стадион «Металлург» в самую посещаемую арену Восточной Европы.

Сразу после чествования в переполненной «МТЛ-Арене» бронзовых призёров чемпионата и финалистов Кубка страны 2004 года, добившихся права играть в Кубке УЕФА, из Самары уехали Алексей Поляков и Андрей Тихонов. Последний явно знал больше других своих партнёров о предстоящем банкротстве. А потом из «Крыльев» начали улетать по ходу чемпионата один за другим продаваемые направо и налево кумиры местных болельщиков: Патрик Овие, Робертас Пошкус, Александр Анюков, Лари Кингстон, Робертас Пошкус, невероятный дриблёр и голеадор Андрей Каряка, Денис Колодин… Самый техничный игрок в истории «Крыльев» Жозе Иванильду Соуза после трехмесячной задержки зарплаты «продаваться» отказался и без лишних сцен гордо и тихо улетел в Бразилию. Бесплатно играть за самарскую команду отказался и Мэттью Бут, вернувшийся в Самару только в июле. После нескольких капризных эксцессов во втором круге ушёл в «Терек» Огньен Короман.

В середине сезона президентом клуба в статусе вице-губернатора области стал одиозно известный по коммерческой работе в ЦСКА полковник Александр Барановский, а срочной комплектацией команды занялся не менее одиозный футбольный деятель Авалу Шамханов, мечтавший избавиться от главного тренера Гаджи Гаджиева.

Уйти из клуба в разгар чемпионата просил Гаджи Муслимовича и Герман Ткаченко. Но Гаджиев, переживший в Самаре свой самый большой триумф, решил остаться и попробовать в небывало кризисных обстоятельствах сохранить команду в российской элите. Тем паче, что рядом оказались преданные, настоящие люди и самоотверженные футболисты – выдающийся универсальный украинский полузащитник Андрей Гусин, вратарь Эдуардо Лобос, защитник Карен Дохоян. А вместе с ними Антон Бобёр, Сильва Леилтон, Виталий Булыга, Денис Ковба. Бросился помогать клубу создатель футбольной Академии в посёлке Приморском под Тольятти Юрий Коноплёв.

В аварийном порядке Гаджиев начал лепить мастеров из молодых и никому неизвестных Марата Бикмаева, Ивана Шпакова и Алексея Сквернюка. Клуб пополнили никому ненужные на тот момент Марко Топич, Флорин Шоавэ, Космин Бэркэуан, бесстрашный, но давно не игравший Андрей Соломатин и герой этого рассказа, темнокожий феномен Баба Адаму.

Баба Армандо Адаму, как официально именовался сей экзотический футболист в официальных документах. Получивший своё второе имя в честь божественного дьявола мирового футбола Диего Марадоны.

Ганский центрфорвард выступал за «Крылья» с 31 июля по 19 ноября 2005 года и с 19 августа по 8 ноября 2006 года. Непослушное футбольное чудо, привезённое в Россию в 2001 году когда-то очень сильным и классным игроком минского и московского «Динамо», а потом фриковатым тренером-матерщинником Анатолием Байдачным…

Самарские «Крылья Советов» в 2005 году не только сумели сохранить место в российской Премьер-Лиге, но и подарить потрясённым болельщикам несколько выдающихся матчей и вместе с ними запредельные по накалу эмоции и даже чувства подлинного счастья и человеческой солидарности. А первый матч 2-го отборочного раунда Кубка УЕФА с нидерландским «АЗ» до сих пор является самым глубоким, самым подлинным, самым фантастическим, гордым и счастливым воспоминанием для всех 26 тысяч болельщиков, пришедших на «Металлург» вечером 15 сентября 2005 года…

Баба Армандо Адаму родился во втором по величине городе Ганы Кумаси 20 октября 1979 года. И ещё не научившись толком ходить, начал играть в футбол. В 14 лет его уже называли самым гениальным и самым ленивым футболистом Ганы. А весёлый, добрый, но эмоционально взрывной и обидчивый подросток по-хлестаковски заявлял, что станет лучшим игроком планеты, что его скоро узнает и полюбит весь мир. Он очень хотел, чтобы его любили и ради этого был готов на любые футбольные трюки. Он не хотел тренироваться вместе со всеми, но самозабвенно и до бесконечности отрабатывал акробатические прыжки и удары, часами чеканил мяч ногами, головой, плечами, всеми частями тела. И играл, играл, играл. Один против двух, против трёх, против пяти соперников. А ещё он очень любил шоколад и комплименты, а также своих многочисленных родственников и девушек, которым был готов часами рассказывать о своих футбольных подвигах. Лучше наедине, но можно и по телефону. Рано став зарабатывать футболом, Баба Адаму завёл себе слугу и даже привёз его с собой в Россию.

Адаму начал выступать на профессиональном уровне в ганских клубах «Олл Блэкс» и «Асанте Котоко», после чего будущего «великого футболиста» на зарплату в четыре тысячи долларов пригласил клуб из Дубая «Аль-Шабаб».

Зимой 2001 года 21-летнюю «ганскую пантеру», уже дебютировавшую за сборную Ганы, на сборах в Объединённых Арабских Эмиратах заметил тогда тренер новороссийского «Черноморца» Анатолий Байдачный. Белорусскому тренеру показалось, что перед ним потенциальная суперзвезда масштаба Джорджа Веа (либерийского форварда, блиставшего в ПСЖ, «Милане», «Челси» и «Манчестер Сити»). Так Баба оказался сначала в новороссийском «Черноморце», а ещё чуть позже в составе «Ростсельмаша» в элите российского футбола. Тогда же Адаму вновь был вызван в национальную сборную своей страны, где успел продемонстрировать чудеса обводки и жонглирования мячом и получить тяжелую травму.

Вылечившись, Бабу в чемпионате России начал оправдывать фантастические характеристики, данные ему Байдачным. Играл он в Ростове нестабильно, что объяснялось недавней травмой, но в нескольких матчах сумел поразить и любителей футбола, и специалистов. И 28 апреля 2002 года заставил восхищаться своей странной и феноменальной игрой не только Анатолия Байдачного, но и собравшихся на «Металлурге» болельщиков самарских «Крыльев». На 22-ой минуте он «оставил в дураках» Овие, Бушманова и Полякова, выведя свою команду вперёд неуловимым ударом в стиле Рональдиньо. А на 66-ой минуте, буквально взлетев над обороной самарцев, во второй раз вколотил мяч в сетку хозяйских ворот. «Крылья», замечательно стартовавшие в том чемпионате, уже вели 3:1. Однако в концовке встречи ганец едва не сравнял счёт, обыграв трёх защитников и не попав в ворота с острого угла. «Это игрок не уровня нашего чемпионата. Он здесь временно, скоро он будет играть в Лиге чемпионов», - заявил тогда на пресс-конференции Анатолий Николаевич Байдачный.

Возможно, Бабу Адаму ныне можно назвать самым талантливым футболистом, так бездарно распорядившимся своим огромным даром, но уже осенью 2002 года ганский кудесник играл в Лиге чемпионов за столичный «Локомотив». В том числе в последних двух матчах первого группового этапа против «Галатасарая» (2:1) и «Брюгге» (2:0), сенсационные победы в которых позволили железнодорожникам вместе с «Барселоной» выйти во второй групповой турнир.

В чемпионате ганский Армандо провёл за «Локо» 8 матчей и забил лишь один, но очень красивый сольный мяч в ворота столичного «Торпедо». И стал под руководством Юрия Сёмина чемпионом России. Однако с неподдающимся дрессировке, капризным, обидчивым и не желающим взрослеть вечным вундеркиндом Юрий Павлович решил всё-таки расстаться.

2003 год Баба начал в «Торпедо-Металлурге» у сурового Валерия Петракова, который жёстко отчитывал ганца за лень на тренировках, лишний вес и просьбы разрешить ему заниматься по индивидуальной баба-адамовской программе. В итоге уже летом феномен уехал в Минск к своему «крестному отцу» Байдачному.

В минском «Динамо» Адаму в 13 матчах забил 6 мячей – один изумительнее другого. После чего вернулся в ФК «Москва», где очень старался найти общий язык с Петраковым. В 2004 году в 19 матчах за «горожан» ганец отличился лишь дважды. Валерия Петракова сменил на посту главного тренера наставник «московского» дубля Леонид Слуцкий. Слушаться начинающего тренера эмоциональный форвард, любивший шоколад и комплименты, отказался и был отстранён от тренировок.

Так в июле 2005 года Баба Армандо Адаму попал к «дедушке» Гаджиеву, спасавшему «Крылья» от провала и позора. Мудрый Гаджи Муслимович почти сразу нашёл точный подход к «ганскому внуку». «Я буду считать тебя великом игроком, а ты будешь доказывать это на поле. Великие футболисты играют на команду все 90 минут. Любишь жонглировать и творить – твори и жонглируй, но с первой и до последней минуты. И забудь обо всех проблемах. Раскрепостись и играй». И Баба Адаму стал Бабой не только Адаму, но и самарским болельщикам, и «Крыльям». Гаджиев опекал ганца, как ребёнка, защищая его от нападок Барановского и Шамханова…

Адаму сыграл за самарские «Крылья Советов» всего 23 матча и забил всего 8 мячей. Он сотворил восемь шедевров, которые настоящие болельщики будут помнить всегда. Эти голы будут нам сниться и сниться, спасая нас от отчаяния и безысходности. Как в страшном и прекрасном 2005 году.

Первый мяч за «Крылья» Баба Адаму забил 6 августа на «Металлурге». В ворота лидеров чемпионата, обладателей Кубка УЕФА и будущих чемпионов страны. Это случилось за минуту до финального свистка. Сначала Баба виртуозно принял неудобный мяч на линии штрафной и выкатил его под удар Гусину. Андрей бить не стал, а вывел один на один с Игорем Акинфеевым Темиле, который пробил прямо во вратаря. Но ганский Армандо, не выключился из игры, и черпачком через голкипера принес «Крыльям» героическую ничью – 2:2. И если до этого были сомнения, сможет ли самарская команда сохранить место в элите, то после весёлого и гордого матча с «армейцами» стало ясно, что у нас снова есть команда…

Свой второй гол ганец сотворил 11 августа, открыв счёт в первом матче 2-го отборочного раунда Кубка УЕФА с борисовским «БАТЭ» (2:0). На 8-ой минуте Темиле навесил с фланга, и Адаму в падении головой вколотил мяч в сетку.

Третий мяч за «Крылья» Баба забил 28 августа в ворота «Зенита» (1:4) с пенальти. На 70-ой минуте он нетривиально пробил с 11-метровой отметки точно в «девятку».

15 сентября восставшие из праха «Крылья» принимали на «Металлурге» в первом матче первого раунда розыгрыша Кубка УЕФА недавнего полуфиналиста этого турнира. Яркая и яростная победа в первом домашнем матче над «АЗ» (Алкмар), который тренировал знаменитый Луи Ван Гал, со счётом 5:3 стала одним из самых запоминающихся событий в новейшей истории «Крыльев». Герой и гений этой игры со смешным и почти анекдотичным именем Баба Адаму сначала на 12-ой минуте вывел один на один с вратарем Сильву Леилтона. Бразилец обыграл голкипера и закатил мяч уже в пустые ворота. 1:0!

На 45-ой минуте 26 тысяч болельщиков на стадионе и сотни тысяч у телевизоров стали свидетелями подлинного шедевра. Получив пас от Виталия Булыги, ганец издевательски перебросил мяч через защитника Влара, который потеряв ориентацию, плюхнулся на газон. Потом Адаму нежно обработал мяч грудью, вышел на рандеву с вратарём и вторым касанием поразил ближний угол ворот. 2:1!

На 62-ой минуте Денис Ковба после навеса не дал мячу покинуть поле, запустив свечу над штрафной площадью «АЗ». Мэттью Бут сбросил мяч головой в направлении Адаму, который невероятным образом сложился и через себя пробил в штангу. Мяч отлетел к противоположной штанге, откуда в отчаянном падении его добил в ворота Андрей Гусин. 4:2!

Добавим к этому мяч, забитый головой на 50-ой минуте Денисом Ковбой (3:1), и лучший гол в карьере Антона Бобра (5:3), забитый великолепным обводящим ударом на 90-ой минуте. И вновь ощутим тот детский восторг и экстаз, подаренный нам переломанными и возрождёнными «Крыльями»…

Пятый свой мяч за «Крылья Советов» ганский центрфорвард забил 23 октября 2005 года в ворота казанского «Рубина» (1:2). На 51-ой минуте Баба Адаму после подачи углового изящно подработал себя мяч грудью в районе 11-метровой отметки и, не давая футбольному снаряду опуститься на газон, мощно пробил. Вратарь казанцев Колинько отбил мяч перед собой, и форвард в акробатическом прыжке головой добил его в сетку.

29 сентября в ответном поединке с «АЗ» в Алкмаре нападающий сотворил свой очередной шедевр, но, увы, стал антигероем. На 16-ой минуте после навеса Дениса Ковбы Баба каким-то невероятным образом в окружении защитников ударом с левой ноги через себя открыл счёт в матче и довёл преимущество самарской команды по сумме двух матчей до трёх мячей. Пока Адаму был на поле – голландцы, задёрганные этим ганским чудом, атаковали слишком осторожно с постоянной оглядкой на центрфорварда «Крыльев». Но на 70-ой минуте при счёте 1:1 после единоборства с защитником Баба в порыве детского припадка, откровенно притопнув, наступил на ступню голландца. И тут же получил прямую красную карточку. В итоге «АЗ» в концовке матча дожал гостей, дважды поразив ворота Лобоса и выйдя в групповой турнир Кубка УЕФА.

30 октября самарский Армандо окончательно сохранил для «Крыльев» прописку в Премьер-Лиге. На 44-ой минуте матча с пермским «Амкаром» он мягко, как и всегда, принял мяч на грудь перед линией штрафной, сыграл в стенку с Марко Топичем, который отбросил ему мяч пяткой, и с лёту размашистым точным ударом послал мяч в правый от вратаря угол ворот. После этой победы самарская команда стала недосягаема для идущей на 15-ом месте владикавказской «Алании».

После героического спасения «Крыльев Советов» в 2005 году Баба Адаму опять исчезает. Он снова вызывается в сборную Ганы, снова получает тяжелую травму. Гаджиев требует от Барановского и Шамханова подписать ганца на второй круг. Окрепшие «Крылья», в которых тон задают Андрей Гусин, Андрей Канчельскис, Давид Муджири и Марко Топич, претендуют в чемпионате 2006 года на 5-ое место. Адаму подписывают, но странным образом его контракт истекает за два тура до конца чемпионата.

Ганец после долгого перерыва выходит на поле «Металлурга» 19 августа 2006 года против столичного «Локомотива». Только-только восстановившись от травмы, Баба заметно поправился и потерял скорость. Но не потерял уникальное звериное чувство игры, кошачью пластику и цирковую технику. Сезон 2006 года он доигрывал в роли плеймейкера, своими точными, остроумными передачами, заставив вспомнить искусство Жозе Иванильду Соузы.

Последний, восьмой, мяч за «Крылья» он забил 20 сентября 2006 года в Краснодаре в ответной игре 1/16 розыгрыша Кубка России. На 74-ой минуте Баба вышел один на один с вратарем, артистично, едва ли не танцуя, уложил его на газон и, не торопясь, плавно, улыбаясь зрителям и партнёрам, оббежал лежащего голкипера и завёл мяч в пустые ворота. Самарцы выиграли 4:1 и прошли в одну восьмую финала.

А последний матч за самарские «Крылья Советов» он сыграл 8 ноября 2006 года. Адаму заменил Топича и изрядно потерзал оборону «армейцев», едва не доведя счёт до разгромного. «Крылья» уверенно и красиво обыграв ЦСКА 2:0, шли восьмыми в турнирной таблице. Они уступали за два тура до окончания первенства всего два очка командам, занимающим 5-7 места. После этого убедительного выигрыша Барановский сообщил Гаджиеву о том, что в следующем сезоне у команды будет новый главный тренер. Потухшие «Крылья» уже без своего непутёвого Армандо проиграли два заключительных матча (1:2 нальчикскому «Спартаку» и 0:1 «Спартаку» московскому), откатившись в итоге на 10-ое место…

Баба Адаму – ганский футболист, центрфорвард. Нападающий сборной Ганы и самарских «Крыльев Советов» в 2005-2006 годах. Чемпион России 2002 года в составе московского «Локомотива». Участник Кубка африканских наций. С 1997 года выступал за клубы из Ганы и Объединенных Арабских Эмиратов. В 2001 году переехал в Россию. Играл за ростовский «Ростсельмаш», московский «Локомотив» и ФК «Москва». В 2003 году выступал за минское «Динамо». В июле 2005 года, когда главный тренер самарской команды Гаджи Гаджиев собирал после вынужденной продажи всех прежних лидеров фактически новую команду, становится игроком и новым лидером «Крыльев Советов». Несмотря на то, что Баба Адаму сыграл за «Крылья» всего 23 матча, он надолго запомнился самарским болельщикам своей оригинальной техникой, «кошачьей» пластикой, непредсказуемым дриблингом, филигранными проникающими передачами и феноменальными по сложности и красоте ударами через себя и «ножницами». В чемпионате России в 18 матчах забил за «Крылья» четыре мяча, ещё три мяча отправил в сетку ворот соперников самарской команды в Кубке УЕФА. Один гол на счету Бабу Адаму в розыгрыше Кубка России. Всего за «Крылья» он провёл 23 матча и забил 8 мячей. За российские команды сыграл 72 матча (19 забитых мячей). За сборную Ганы провёл 8 мячей и дважды отличился забитыми мячами. После России играл за клубы из Турции, Саудовской Аравии и Ганы. Последним клубом форварда в 2012 году стал «Челси», но не лондонский, а ганский - ФК «Берекум Челси»…

Перед началом сезона 2010 года, когда «Крылья Советов» вновь оказались на грани банкротства и расформирования, но были спасены в результате массовых акций протеста болельщиков, Баба Адаму прибыл на просмотр самарской команды, мечтая вернуться в «Крылья». Но главный тренер Юрий Газзаев не рискнул пригласить восстанавливающегося после очередной травмы нападающего в команду без гарантированного финансирования с неясными перспективами существования…

Скучая по короткому «самарскому счастью», Баба Адаму в ноябре 2018 года ещё раз посетил Самару и заехал на базу «Крыльев». Повзрослевший и постаревший. Он вспоминал свои невероятные голы и всё время улыбался, а на его детские глаза наворачивались слёзы.

Оживший сфинкс. Гений момента. Экзотическое футбольное существо, выходящее сухим из любой воды и живым из джунглей самой навязчивой и плотной опеки. Праздник, который всегда был с ним. Но однажды – и с нами!..

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

34. Владимир Гришин: неприкаянный «герой Куйбышева»

1 ноября 2021 года ему могло бы исполниться восемьдесят четыре. А прожил он меньше сорока лет. Даже неизвестно, сколько точно. Народная футбольная легенда при жизни. Невероятный, просто невероятный любимец, точнее, даже любимчик куйбышевских народных масс, не представляющих своей жизни и своей радости без футбола и «Крыльев». Никто не знает, как он ушёл из этой жизни, в которой познал заслуженную радость и признание, а потом невыносимые одиночество, полную растерянность и боль.

У него не было никакого образования и никакой профессии. У него не было друзей. Только многочисленные случайные кореша и приятели. Его очень ценили партнёры по команде и тренеры. Виктор Карпов несколько раз спасал его от изгнания из клуба и даже от тюрьмы. Выпускал его на матчи и брал в зарубежные поездки, когда заводское и партийное начальство требовали его наказания. Милиция неоднократно задерживала его за пьяные дебоши. Много раз его отпускали из медвытрезвителя за несколько часов до начала игры. Он подхватывал неприличные болезни, залезал в окна женских общежитий, пропадал в обществе проституток. От него ушла жена с ребёнком, потому что никакая любовь не могла исправить его…

Он страстно любил только футбол. Он и играл-то на каком-то обжигающем электрическом нерве. Насмерть. Ещё мальчишкой, а потом и зрелым футболистом он мог часами напролёт в полном одиночестве тренировать свои сумасшедшие удары. На поле после тренировок. На пустырях. Во дворе дома, оббивая стены и разбивая окна.

Невысокий, мышцы да кости. В маленьких, подростковых бутсах 38-го размера. Как у Андрея Каряки. Со смешным блатноватым лицом. Абсолютно бесстрашный и безжалостный к себе и соперникам. Преодолевающий ради игры и одобрительного рёва трибун любую боль. Товарищи по команде вспоминают, как он играл, сбросив гипс, с трещиной в ступне. Отправляя мяч больной ногой на 60-70 метров на выход своим нападающим. Как квёлый после бурной ночи, внезапно вспыхивал после стартового свистка.

Он никому не уступал в силовых и верховых единоборствах. Никого не боялся. Только своего упрямого, не поддающегося исправлению характера. Его страшные, реактивные удары с любой дистанции, его бешеные и ювелирно точные «выстрелы» с 11-метровой отметки наводили ужас на соперников и стали притчей во языцех у восхищённой самарской торсиды. Часто под восторженные «взрывы» болельщиков, когда гранды советского футбола прижимали «Крылья» к воротам, он разряжал ситуацию, отправляя мяч высоко в небо, перебивая трибуны, прямо на улицу.

Он был похож на неприкаянных героев фильмов Алексея Балабанова и Александра Рогожкина. Он был народным героем, счастьем, радостью, болью и бедой таких же неприкаянных горожан. Куйбышева-Самары. «Крыльев Советов».

Правый и самый знаменитый защитник куйбышевских «Крыльев Советов» Владимир Гришин родился в Куйбышеве 1 ноября 1937 года. Отчаянного восьмилетнего голодного мальчишку, обыгрывающего гораздо более рослых ровесников, сбивающего своими ударами самодельные штанги ворот - в самом конце Великой Отечественной войны заметили тренеры куйбышевского «Спартака». На стадионе «Спартак» (позже этот стадион назывался «Крылья Советов» и «Буревестник») и началась настоящая жизнь будущей легенды «Крыльев Советов» под руководством его первого тренера Игоря Серова. До войны куйбышевский «Спартак» (клуб прекратил своё существование в 1962 году) был одним из лидеров городского футбола, первой из местных команд, выступивших в 1937 году в розыгрыше Кубка СССР.

Хулиган Володька Гришин вскоре стал одним из самых ярких нападающих среди местных юниоров. Посмотреть на его фантастические по силе и точности пушечные удары приходил и главный тренер «Крыльев Советов» Александр Абрамов. В 1957 году Гришина призывают в армию. Он служит в Грузии, где его почти сразу зачисляют в команду мастеров Закавказского военного округа «ОДО» (СКВО). В тбилисской команде мастеров, выступающей в группе «Б» советского футбола, хватало своих техничных форвардов, и Владимир Гришин становится правым защитником. Одним из первых игроков обороны, постоянно подключавшихся к атакам и регулярно забивающим голы. Его страшные по силе удары позже сравнивали с ударами Муртаза Хурцилавы. А мы уже из нашего времени могли бы сравнить его с Рональдом Куманом и Роберто Карлосом.

Сразу после демобилизации и возвращения в Куйбышев поздней осенью 1959 года рядового запаса Гришина приглашает в «Крылья Советов» создатель «волжской защепки» Александр Кузьмич Абрамов.

Владимир Гришин дебютировал в чемпионате СССР в основном составе «Крыльев» 27 апреля 1960 года в домашнем матче против бакинского «Нефтяника» (1:1). Куйбышевская команда отыгралась на 58-ой минуте. На пас дебютанта Гришина, запустившего мяч со своей половины поля на 60 метров, откликнулся Анатолий Казаков, вышедший один на один с вратарём и с линии штрафной площади поразивший дальнюю «девятку».

Гришин в «Крыльях» сразу оказался в компании будущих звёзд советского футбола и сразу стал одним из самых колоритных, ярких и яростных футболистов. Среди его партнёров были начинавшие карьеру Александр Соколов, Геннадий Сарычев, Николай Кольцов (будущий чемпион СССР в составе кивеского «Динамо»), Владимир Бреднев (в будущем капитан столичного «Торпедо» и чемпион СССР), Альфред Федоров, Вадим Редкин, капитан команды Галимзян Хусаинов (чемпион СССР в составе «Спартака», серебряный призёр чемпионата Европы, полуфиналист чемпионата мира), Анатолий и Борис Казаковы…

Свой первый гол за «Крылья» Гришин забил в одном из самых выдающихся матчей в истории «Крыльев Советов» 20 мая 1960 года, когда куйбышевская команда разгромила в гостях фаворитов чемпионата страны киевское «Динамо» со счётом 3:0. Счёт в этой сенсационной игре на 25-ой минуте открыл Владимир Гришин - артиллерийским ударом под перекладину с линии штрафной.

В своём первом сезоне в элите советского футбола защитник Гришин отметился шестью забитыми мячами, со свистом влетевших в ворота киевского «Динамо»,  московского «Локомотива», алма-атинского «Кайрата», харьковского «Авангарда» и донецкого «Шахтёра». Однако «Крылья» из-за действовавшей тогда «республиканской квоты», опередив донецкий «Шахтёр» и алма-атинский «Кайрат», были переведены в класс «Б». Александра Абрамова на тренерском мостике сменил его помощник и недавний капитан куйбышевской команды Виктор Карпов.

В 1961 году «команда лысых», вместо «волжской защепки» показавшая остроатакующий, результативный и куражный футбол, триумфально с первого места вернулась в элиту советского футбола и стала чемпионом РСФСР. Молодые амбициозные воспитанники местного футбола и «примкнувший» к ним Анатолий Казаков наколотили за сезон 80 мячей. Семь из них – на счету Гришина.

Владимир Гришин был признан не только лучшим защитником РСФСР, но и стал самым узнаваемым и любимым игроком «Крыльев» для болельщиков. Да-да именно он, несмотря на присутствие на поле вместе с ним Бориса Казакова, Альфреда Фёдорова, Владимира Соловьёва, Казакова Анатолия и инициатора коллективной стрижки наголо Геннадия Широчкина, а чуть позже Николая Осянина, Бориса Коха и Анатолия Кикина.

Именно тогда с трибун стадиона «Динамо» начали звучать наивные кричалки: «Трещат ворота, стены, крыши, когда с мячом Владимир Гришин!». «А он такой – назад ни шагу. Ему медаль бы за отвагу!», а чаще всего - «Когда Володька Гришин бьёт, народ гуляет и поёт». За абсолютное бесстрашие, дикий нрав в борьбе, пушечные удары с 35 метров, со штрафных и пенальти Гришин получает прозвище «За Родину»…

В 1962 году «Крылья Советов» уверенно сохраняют прописку в лиге сильнейших, показывая агрессивный и весёлый футбол. Гришин трижды поражает ворота соперников, но благодаря его самоотверженной игре и длинным передачам, отрезающим оборону соперников, вторым бомбардиром страны становится с 16-тью забитыми мячами Борис Казаков. Впрочем, именно в этом сезоне болельщики в шутку присваивают Гришину звание «героя Куйбышева» - после гришинского гола с тридцати трёх метров в ворота московского «Динамо» 12 июня 1962 года. Пущенный с невероятной силою мяч от перекладины угодил в затылок вратаря динамовцев Владимира Беляева и влетел в сетку ворот. В том матче «Крылья» победили 3:1, а Гришин дважды заставил капитулировать дублёра Льва Яшина.

В 1963 году героическую игру в футбол Владимир Гришин всё чаще чередует с запоями и скандалами. Виктор Карпов утверждает, что этот защитник ему необходим и отказывается отчислить его из команды. И Владимир действительно готов умирать на поле, выручая «Крылья» и вновь оставляя их в элите советского футбола. И четырежды за сезон поражает своими не ослабевающими ударами ворота соперников (один раз в чемпионате и трижды в Кубке СССР).

В 1964 году подопечные Виктора Карпова влюбляют в себя всю страну, переиграв в полуфинале розыгрыша Кубка СССР московское «Динамо» 3:2. Лев Яшин чуть ли не со слезами на глазах вынимал мячи из сетки ворот после дубля Анатолия Кикина и решающего гола Николая Осянина. В конце этой знаменитой игры, когда москвичи пытались додавить «Крылья» и сравнять счёт, Гришин несколько раз разряжает обстановку, посылая мячи на верхние ярусы Центрального стадиона имени Ленина.

В финале Кубка СССР в упорнейшей борьбе «Крылья» уступили киевскому «Динамо» со счётом 0:1. Как рассказывали мне в стенах Музея самарского футбола главный тренер куйбышевской команды Виктор Карпов и участники того исторического матча Юрий Капсин, Анатолий Кикин, Борис Кох и Александр Соколов, посмотреть на подготовку к финальной игре амбициозных провинциалов приезжал заместитель председателя Федерации футбола СССР Владимир Мошкаркин и, между прочим, проговорился: «Жаль, но не получится у вас выиграть Кубок. Куйбышев из-за авиационных и секретных военных производств – город, закрытый для иностранцев. А наша Федерация на будущий год впервые получит право выставить клуб на розыгрыш Кубка обладателей Кубков европейских стран. Так, что сами поймите»… По словам Карпова, никаких распоряжений он не получал. Наоборот, команда, обиженная на слова Мошкаркина, отчаянно настраивалась на, возможно, главный матч в своей жизни. Вместо спокойной, дозированной подготовки футболисты накануне финала тренировались до позднего вечера. И «перегорели». Впрочем, расстроенные болельщики «Крыльев» после игры были уверены, что их команду «задушили».

27 сентября 1964 года значительно больше половины зрителей, а их в «Лужниках» собралось тогда 90 тысяч, болели за куйбышевские «Крылышки». И подопечные Виктора Карпова сразу после стартового свистка Тофика Бахрамова (того самого, что потом будет линейным арбитром в финале чемпионата мира 1966 года) в первые 15 минут, прессингуя и стелясь в подкатах, заставляли ошибаться своих именитых соперников. На 4-ой минуте после навеса Владимира Гришина из убойной позиции бил головой Анатолий Жуков – выручил Банников. А на 17-ой минуте «народный защитник» «Крыльев» неловко выбил мяч прямо на ногу Каневскому, и тот с близкого расстояния поразил сетку ворот Александра Соколова. Владимир Гришин был в том матче одним из лучших игроков «Крыльев», но эту единственную ошибку простить себе потом не мог…

В начале 1965 года Владимир в очередной раз попадает в милицию. От большого скандала Карпов Гришина спасает, но за регулярные нарушения спортивного режима всё-таки отчисляет из команды.

А из очередного запоя Владимира Гришина выводит главный тренер куйбышевского «Металлурга» Фёдор Сергеевич Новиков. Гришин становится капитаном «Металлурга», играет по-прежнему отчаянно, в сезоне 1966 года забивает шесть мячей и помогает заводской команде стать победителем турнира в 3 зоне РСФСР класса «Б». В конце сезона во время турне по Ростовской области Гришин, напившись, подрался с каким-то партийным начальником, а позже был задержан милицией в криминальном притоне вместе с «женщинами лёгкого поведения».

Одного из лучших защитников в истории «Крыльев» дисквалифицировали и лишили звания «Мастер спорта СССР».

В 1968 году Владимир Гришин пропал. Одни говорят, что он покончил жизнь самоубийством. Другие, что был убит в пьяной драке. Третьи, что он умер, уснув под забором на морозе… Как писал Александр Блок, «Ты будешь доволен собой и женой, Своей конституцией куцой, А вот у поэта — всемирный запой, И мало ему конституций!»…

Владимир Петрович Гришин – советский футболист, фланговый защитник, полузащитник, нападающий. Мастер спорта СССР. Чемпион и лучший защитник РСФСР (1961). Финалист розыгрыша Кубка СССР 1964 года. С 1960-го по 1964 год сыграл за «Крылья Советов» 122 матча и забил 22 мяча (в чемпионатах СССР – 106 матчей и 17 мячей, в Кубке СССР – 9 матчей и 5 мячей, а также участвовал в 7 международных матчах). В 1965-1966 годах капитан куйбышевского «Металлурга» (47 матчей и 7 забитых мячей). После 1967 года погиб при невыясненных обстоятельствах.

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

 

 

35. Пленник времени Иван Дьяков

Он родился и умер в ноябре. Его семья чудом избежала репрессий. А он в ранней юности рыл окопы, голодал и под открытым небом на сорокаградусном морозе вытачивал детали для легендарных бомбардировщиков Ил-2. Крепкий, рослый, гармонично сложенный деревенский красавец мог стать символом, образом, пропагандистской витриной сталинского режима. Его очень ценил, видя в нём будущее куйбышевских «Крыльев Советов», создатель «волжской зашепки» Александр Абрамов. Его забрал в Москву в команду ВВС по личной воле и прихоти Василий Сталин.

Он не стал великим и даже большим футболистом, но его решающие голы и коронные проходы через всё поле без оглядки на бьющих по ногам и цепляющих за майку и руки соперников потрясали болельщиков, спортивных функционеров и разнообразное начальство.

Он до конца жизни гордился голом в ворота «тигра» советского футбола Алексея Хомича. Голом, лишившим столичное «Динамо», команду Лаврентия Берии, чемпионства в 1947 году.

Он прожил долгую, трудную и счастливую жизнь. И до конца жизни болел за куйбышевские, а потом самарские «Крылья»…

Будущий правый нападающий «Крыльев», ВВС и рижской «Даугавы», феноменально быстрый, «вихрь» Иван Дьяков родился 9 ноября 1924 года в деревне Сузгария Рузаевского района Мордовской АССР. В крестьянской семье. Его отец был внуком сельского священника. Там же в деревне Иван в начале 1930-х начал играть в футбол, будучи капитаном и лучшим игроком сельской команды. Раскулачивание, страшный голод и угроза репрессий, а именно - высылки в Сибирь, вынудила его родителей уехать сначала в Пензу, а потом в 1940 году в Москву.

В 15 лет Иван идёт работать учеником токаря на моторостроительный завод № 24 имени Михаила Фрунзе (основанный ещё в 1912 году как завод «Гном»). Пришедший на первую же тренировку юношеской заводской команды, которая в том числе готовила футболистов для команды мастеров «Крылья Советов» (Москва), талантливый деревенский самородок сразу становится игроком основного состава.

Сильного, бесстрашного, весёлого, лихого и по-спортивному злого подростка в одиночку таранящего оборону противников отметил тогда тренер московских «Крыльев» Александр Абрамов. И кто же мог знать, что через два года в самый разгар самой страшной войны они вновь встретятся в «запасной столице», далёком Куйбышеве?..

После начала Великой Отечественной войны 16-летний Иван Дьяков записывается в ряды народного ополчения, роет окопы и сооружает оборонные укрепления под Можайском. Несколько раз попадает под бомбёжку. Награждается медалью «За оборону Москвы».

15 октября 1941 года токарь Дьяков вместе с государственным заводом № 24 эвакуируется из Москвы в Куйбышев.

Вот как он сам через много лет, приехав в Самару на 65-летие клуба, в котором играл с первого матча 3 мая 1942 года, вспоминал то жуткое и славное время: «Мне запомнились первые месяцы, когда мы, участвуя в эвакуации заводского оборудования, прибыли в Куйбышев, не в город, а фактически в чистое поле, где строили завод. До того как возвели крышу, станки поставили под открытым небом и начали работать в сорокаградусный мороз, разжигая костры около станков. Вытачивали и обрабатывали детали для легендарных самолётов Ил-2, затем эти детали отправляли на завод, где собирали до 30–40 самолётов в день. Они, собранные в 1942 году, сделав круг над испытательным аэродромом завода, сразу же отправлялись под Сталинград, в пекло великой битвы. Помню, что постоянно хотелось есть. Нам, ребятам, которым было по 16–17 лет, заводского пайка, 400 граммов хлеба, явно не хватало. Мы были счастливы, когда на завод пригнали два вагона мороженой картошки и свёклы. Так мы получали дополнительное питание в виде отвара из этих овощей. Когда меня пригласили играть в футбол в заводской команде, наш тренер сначала на несколько дней ввёл режим усиленного питания. Мы первые время меньше тренировались, а больше ели и отдыхали. Только восстановив наши истощённые, но молодые и здоровые организмы, он начал проводить тренировки с необходимой для спортсменов физической нагрузкой. Ежедневные интенсивные тренировки сделали своё дело. Футболисты команды набирали хорошую физическую форму, но главное – было желание на крыльях победы стать лидерами советского футбола»…

В октябре 1941 года эвакуировался в Куйбышев вместе с заводом №24 и выдающийся советский футбольный тренер, а тогда производственный диспетчер Александр Кузьмич Абрамов.

В конце марта и апреле 1942 года Абрамов после 12-часовой заводской смены просмотрел несколько десятков футболистов – рабочих и сотрудников эвакуированных авиационных предприятий. Среди них были и опытные, известные, титулованные футболисты, успевшие до войны поиграть в элите советского футбола. Такие, как Николай Михеев (первый капитан «Крыльев») и Виктор Новиков (будущий капитан и играющий тренер нашей команды). Был среди них и 17-летний реактивный деревенский самородок Иван Дьяков.

По воспоминаниям одного из первых вратарей «Крыльев» военной поры, позже многолетнего председателя Куйбышевского горисполкома Алексея Росовского, когда он работал на авиационном заводе №1, «в марте 1942 года в цехах были вывешены объявления: «Ребята, игравшие до войны в футбол, приглашаются на организационное собрание в комитет комсомола». А в начале апреля 1942 года областной профсоюзный комитет «Крылья Советов» собрал всех футболистов Безымянки на спортивной площадке 9-го ГПЗ на углу улиц Калинина и Физкультурной».

В конце апреля «в режиме секретности» началась целенаправленная подготовка к первому выставочному матчу сборной авиационной промышленности Куйбышева. На Безымянке настоящего футбольного поля не было, и заводчанам, получавшим небольшой «футбольный паёк», приходилось добираться до стадионов «Буревестник» (первоначально «Спартак», затем «Крылья Советов») и «Локомотив» на поездах и попутных грузовиках.

3 мая 1942 года сборная предприятий авиационной промышленности провела свой первый матч с куйбышевским «Локомотивом» на одноимённом стадионе. Этому матчу предшествовал оборонно-физкультурный праздник, который открыл один из старейших футболистов города, многолетний вратарь и капитан сборной Самары, директор Куйбышевского инженерно-строительного института Виктор Крузе. «Команда капитана Карелина», как тогда были названы «Крылья Советов» (в действительности первым капитаном «Крыльев» был Николай Михеев, а Карелин к тому времени уже вернулся в Москву) уступила «Локомотиву» («команде товарища Константина Иванова») со счётом 3:5.

Точные составы команд не оглашались. «Крыльям Советов» (название футбольного клуба перестали скрывать только в конце войны), костяк которых составили эвакуированные мастера, работавшие на заводе №1 имени Сталина, №18 имени Ворошилова и №24 имени Фрунзе, противостояла одна из сильнейших команд города. Капитаном железнодорожников был секретарь областного комитета ВЛКСМ, форвард и один из лучших бомбардиров довоенного Куйбышева Константин Иванов. Через несколько месяцев Константин уйдёт на фронт и погибнет в 1944 году. Играли за «Локомотив» («команду Иванова») и Виктор Мурзин, который позже станет ключевым защитником «Крыльев». И полузащитник Юрий Чайко, после войны выступавший за столичное «Торпедо». И 18-летний Владимир Савдунин, будущий фронтовик-разведчик, прославленный защитник московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР, четырёхкратный чемпион СССР и обладатель Кубка СССР по футболу в составе московского «Динамо».

Железнодорожники сразу после стартового свистка обрушили шквал атак на ворота несыгранной «команды Карелина» и ушли на перерыв, ведя 4:0! После перерыва запахло настоящим разгромом — «ивановцы» повели 5:0. Три мяча забил Константин Иванов и дубль сделал Владимир Савдунин. Однако футболисты авиационных заводов сумели перестроиться, переломить ход матча и отквитать три мяча. Точно неизвестно, но свидетели той игры вспоминали, что ответным хет-триком отметился Сергей Румянцев. Значился в составе «авиационной сборной» и юный Иван Дьяков, по его словам, вышедший, точнее выскочивший на поле во втором тайме, когда «Крылья» стали переигрывать железнодорожников…

Иван Дьяков стал участником и первого матча куйбышевских «Крыльев Советов» во главе с играющим тренером Виктором Новиковым в чемпионате СССР в воскресенье 3 июня 1945 года на стадионе «Локомотив» с горьковским «Торпедо».

Как вспоминал Сергей Румянцев, «с первых минут мы пошли в решительную атаку на ворота горьковского «Торпедо». Но ни мне, ни Синякову, ни Пукало, ни Ване Дьякову даже с близкого расстояния не удалось забить гол. А вскоре горьковчане заиграли быстрее, перехватили инициативу. В один из моментов наш защитник Мурзин допустил оплошность, и нападающий гостей тут же ударил по воротам. Вратарь Головкин не ожидал удара, бросился, но было уже поздно — мяч влетел в ворота. После перерыва мы снова захватили инициативу, но все время начеку был вратарь горьковчан. За двадцать минут до конца мяч от защитника «Торпедо» уходит на угловой. Соломатин, заменивший во втором тайме Дьякова, точно подает, и подоспевший Петя Бурмистров головой вколачивает мяч под перекладину. Кажется, мяч сначала зацепил штангу. 1:1 — закончился этот матч. Хотя до конца мы атаковали, зажали горьковчан. У них двух игроков удалили. Я мог забить, Синяков едва не забил. Но тогда не получилось. А потом мы начали выигрывать всех подряд. Разгромили спартаковцев Ленинграда, победили «Балтфлот». Куйбышевские болельщики были счастливы, они нас на руках носили. Мы продолжили свои победы в Новосибирске, Челябинске, Свердловске, Перми… 1945 год. Только-только страна победила фашистов. Нам не хватало продуктов питания, в столовых нас тоже тогда не кормили. Ездили со своими «кусками», с тем, что собирали нам родные и друзья. Мы стали первыми во Второй группе. Мы вышли в Первую группу лучших советских команд!».

В 1946 году куйбышевские «Крылья» с невероятным трудом сумели сохранить место в элите советского футбола. Спасительным стал гол в последнем матче первенства, забитый старшим товарищем и наставником Ивана Дьякова Дмитрием Синяковым. Куйбышевцы сыграли вничью 1:1 с обладателем Кубка СССР 1946 года московским «Спартаком» и остались в Первой группе.

В 1947 году «Крылья» вновь возглавляет Александр Абрамов, и хорошо знакомый ему, теперь уже возмужавший 22-летний Ваня Дьяков становится одним из ведущих игроков куйбышевской команды.

Первый свой мяч за «Крылья Советов» в чемпионате СССР Дьяков забил 22 июля 1947 года в Москве в ворота команды Василия Сталина ВВС. Иван открыл счёт уже на первой минуте матча, прорвавшись по правому флангу со своей половины поля, сместившись в центр, протаранив трёх защитников и пробив под перекладину. Сталин-младший вскочил со своего места, потряс кулаками, зло сплюнул и зловеще улыбнулся. Тот матч «сталинские соколы» всё-таки выиграли 2:1.

Свой второй мяч Иван Дьяков забил 12 августа 1947 года в ворота тбилисского «Динамо». И снова совершив безжалостный таранный рейд метров на пятьдесят.

Третий гол Дьякова стал историческим. 3 сентября 1947 года куйбышевская команда сенсационно и беспощадно обыграла в Москве «Динамо» со счётом 1:0. Дьяков «обокрал» в центре поля Константина Бескова, прокинул мяч мимо Савдунина и Блинкова, а перед штрафной площадью «динамовцев» ушёл на скорости от капитана соперников Семичастного и расстрелял ворота великого Алексея Хомича. Это поражение для «Динамо» стало роковым. По итогам сезона они, как и ЦДКА, набрали 40 очков, но по разнице забитых и пропущенных мячей заняли второе место. А за той «судьбоносной игрой», в которой Дьяков «обидел» лучшего вратаря СССР Хомича, наблюдал с трибун  и командующий ВВС Московского военного округа Василий Иосифович Сталин.

Последний гол в своём последнем матче за куйбышевские «Крылья» Иван Дьяков забил 5 октября 1947 года. Правый нападающий (иногда его именовали правый средний форвард) в тот момент этого, конечно, не знал. Он играл у своего любимого тренера Абрамова, он стал лидером команды, которая в том сезоне стала впервые «грозой авторитетов». Куйбышевцы по ходу сезона обыграли «Спартак» (2:0), разгромили московские «Крылья Советов» (4:1), поставили «крест» на чемпионстве московских «динамовцев» (1:0), уверенно переиграли столичное «Торпедо» (2:0), поделили очки с киевским «Динамо» и теми же московскими спартаковцами и динамовцами. В итоге куйбышевцы играли всё смелее и агрессивнее. Обороняясь всей командой и регулярно взламывая оборону соперников жалящими непредсказуемыми контратаками. В итоге они сенсационно занимают высокое для себя 7 место, Дмитрий Синяков с 9 мячами становится лучшим бомбардиром команды, а 22-летний Дьяков отмечается четырьмя впечатляющими голами. Вместе с ним о себе громко заявляют 21-летний защитник Константин Крыжевский (ставший затем легендой московского «Динамо» и сборной СССР) и 20-летний Виктор Карпов.

Так вот, последний гол за «Крылья» Иван вколотил в ворота ВВС. На 36-ой минуте матча он, как напишет в «Волжской коммуне» Александр Тавельский, поразил всех бурным прорывом. «Дьяков, преследуемый защитниками, проходит с мячом всё поле от своей штрафной площади и чётко посылает мяч в дальний от вратаря угол ворот». Игра закончилась со счётом 2:2. Команда ВВС заняла последнее место.

Через два часа после этой игры Ивана Дьякова и Константина Крыжевского срочно вызывают в Москву. В столичном аэропорту их сажают в личный автомобиль Василия Сталина и отвозят на дачу командующего Военно-Воздушными силами Московского военного округа. Сталин-младший приглашает футболистов за ломящийся от блюд и напитков стол, наливает им по бокалу боржоми и говорит: «Хотите играть в лучшей команде СССР? Знаю, что хотите». Предвосхищая вопрос о последнем месте команды ВВС, Василий Иосифович заметил: «Моя команда останется в Первой группе (высшем дивизионе), вопрос уже решён. Кстати, вам уже выделена жилплощадь в столице». Бесстрашные футболисты с бледными лицами возразить сыну «вождя народов» не посмели…

За  ВВС в сезоне 1948 года Дьяков отличился дважды. 2 мая на куйбышевском стадионе «Локомотив» под оглушительный свист переполненных трибун он обыграл своих вчерашних партнёров Ширяева и Ржевцева и мощным ударом поразил «девятку» ворот своей родной команды. «Соколы Василия Сталина» тот матч всё же проиграли 2:3 после двух точных дальних ударов Виктора Карпова и гола Дмитрия Синякова.

Ещё один мяч за «лётчиков» вновь стал выдающимся. Иван Дьяков за три минуты до финального свистка со своей половины поля, как слаломист, «долетел» до линии штрафной и расстрелял ворота Анатолия Зубрицкого. ВВС обыграл киевское «Динамо» со счётом 2:0, и счастливый сын советского диктатора устроил для своих футболистов большой дачный банкет. После праздничного пиршества Василий Сталин предложил поиграть в бильярд с условием, что проигравший залезает на пять минут под стол. Обыграть Сталина-младшего посмел только Константин Крыжевский.

Чемпионат 1948 года в высшей группе советского футбола команда ВВС завершила всего лишь на 9 месте (куйбышевские «Крылья» заняли 11 место). По окончании сезона Дьякова по личной договорённости между Василием Сталиным и первым секретарём компартии Латвии Яном Калнберзинем (так решались трансферные вопросы в тоталитарном государстве) командируют в Ригу. Иван Григорьевич Дьяков становится лидером вышедшей в Первую группу рижской «Даугавы».

В 1949 году рижане занимают 17 место, в одном из решающих матчей за право остаться в элите «Даугава» обыгрывает минское «Динамо» со счётом 3:2. Дьяков ударом метров с 35-ти сравнял счёт, а потом, протащив мяч через всё поле и отдал голевую передачу Максу Левитанусу.

Сезон 1950 года стал лучшим в истории рижской команды. «Даугава» заняла 12 место в Первой группе, а Иван Дьяков наколотил сразу семь мячей. В том числе, сделал дубль в игре с московским «Спартаком» (2:0) и, обыграв полкоманды соперников, забил победный мяч в ворота сталинского ВВС...

После едва ли не самого яркого своего сезона Дьяков неожиданно направляется сначала в горьковское «Торпедо», потом в ашхабадский «Спартак» и, наконец, таллиннский «Калев».

Последний мяч в чемпионате СССР Иван Дьяков забил в ворота сталинградского «Динамо» 29 июля 1952 года.

Ещё два года он поиграл на любительском уровне (за дорогомиловский «Химик»), затем окончил Московский институт физической культуры имени Сталина, стал судьёй республиканской категории, работал спортивным инструктором на  Дорогомиловском химическом заводе. И двадцать лет судил матчи чемпионата СССР в классе «Б» и Второй лиге.

В 2004 году он приехал в Самару на чествование «Крыльев Советов» - бронзовых призёров чемпионата России. В 2007 году на 65-летии «Крыльев» он требовал от руководства клуба и футболистов «не позорить славное имя и героическую историю команды, созданной для побед в 1942 году».

Дьяков тренировал юношеские команды завода «Пластик» в Дорогомилово до 80-летнего возраста. Его не стало 18 ноября 2012 года. Через девять дней после 88-го дня рождения…

Иван Григорьевич Дьяков - советский футболист, правый нападающий. Тренер, футбольный арбитр, судья республиканской категории. В августе-октябре 1941 года в рядах народного ополчения сооружал оборонные укрепления под Можайском. Награждён медалью «За оборону Москвы». В октябре 1941 года вместе с государственным заводом № 24 имени Фрунзе эвакуировался в Куйбышев. В 1942 году начал выступать за куйбышевские «Крылья Советов». В 1945 году вошёл в заявку из 15 футболистов «Крыльев» для участия в первом для куйбышевской команды чемпионате СССР (группа II). Участник дебютного для куйбышевцев матча в чемпионате СССР 3 июня 1945 года с горьковским «Торпедо» (1:1). С 1942-го по 1947 год сыграл за «Крылья Советов» около 100 матчей и забил больше 20 мячей (в чемпионатах СССР - 32 матча и 4 мяча). В 1948 году по личному приглашению Василия Сталина вместе с защитником Константином Крыжевским перешёл в футбольный клуб ВВС (Москва). Впоследствии выступал за рижскую «Даугаву», горьковское «Торпедо», ашхабадский «Спартак» и «Калев» (Таллин). Всего в чемпионатах СССР сыграл 94 матча и забил 15 мячей. В 12 международных матчах отличился четыре раза. Ещё  четыре матча провёл в розыгрыше Кубка СССР.

Он не стал великим и даже большим футболистом, но его решающие голы и коронные проходы через всё поле без оглядки на бьющих по ногам и цепляющих за майку и руки соперников потрясали болельщиков, спортивных функционеров и разнообразное начальство. Он до конца жизни гордился голом в ворота «тигра» советского футбола Алексея Хомича. Голом, лишившим столичное «Динамо», команду Лаврентия Берии, чемпионства в 1947 году. Он прожил долгую, трудную и счастливую жизнь. И до конца жизни болел за куйбышевские, а потом самарские «Крылья»…

 

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола